08.06.2022 Правовые позиции по гражданским делам из Обзора ВС № 1 за 2022 год АГ НОВОСТИ

Наиболее значимым эксперты посчитали разъяснение о том, с какого момента исчислять срок подачи заявления о возмещении судебных расходов, если рассмотрение дела по существу заканчивается принятием судебного постановления кассацией

Как сообщала ранее «АГ», 1 июня Президиум Верховного Суда утвердил первый за 2022 г. Обзор судебной практики ВС. Судебная коллегия по гражданским делам представила 10 правовых позиций, четыре из которых – по процессуальным вопросам.

Споры, связанные с защитой права собственности и других вещных прав

В п. 1 обзора ВС указал, что отсутствие регистрации наследника по месту жительства или по месту пребывания в принадлежащем наследодателю жилом помещении на день открытия наследства при наличии иных доказательств фактического принятия наследства не может служить основанием для принятия судом решения об отказе в установлении факта принятия наследства (Определение № 5-КГ21-90-К2).

Адвокат АП Республики Башкортостан Николай Куркин отметил, что данное разъяснение является достаточно актуальным, поскольку нередко суды отказывают в удовлетворении подобных заявлений лишь по той причине, что заявитель не был «прописан» на момент открытия наследства по месту проживания наследодателя.

Споры о разделе общего имущества супругов

Согласно п. 2 документа течение срока исковой давности по требованиям о разделе общего имущества супругов, брак которых расторгнут, начинается с момента, когда бывший супруг узнал или должен был узнать о нарушении своего права на общее имущество, но не ранее времени расторжения брака (Определение № 78-КГ21-45-К3).

Адвокат Томской объединенной коллегии адвокатов Елена Семикина полагает, что такая позиция является одной из наиболее значимых в обзоре, так как ВС РФ сделал важное дополнение, которого нет в п. 19 Постановления Пленума ВС РФ от 5 ноября 1998 г. № 15, о том, что срок исковой давности не может начать течь ранее времени расторжения брака.

По мнению Елены Семикиной, ошибки судов вполне объяснимы и понятны, так как в судах огромное количество споров о разделе имущества; сам по себе субъективный момент начала течения срока исковой давности (когда супруг узнал о нарушении права) достаточно сложен для установления и доказывания; из-за специфики исчисления срока исковой давности по такого рода спорам состояние неопределенности для оборота растягивается на десятилетия, что также ведет к сложности раздела имущества супругов.

В п. 3 разъяснено, что заработная плата, полученная одним из супругов во время брака, но перечисленная ему работодателем в период после прекращения брака, относится к общему имуществу супругов (Определение № 5-КГ21-101-К2).

Адвокат АП Московской области Татьяна Саяпина отметила, что, согласно ст. 34, 36 СК РФ, зарплаты, пенсии, гонорары по гражданско-правовым договорам, пособия, а также купленные на них вещи, ценные бумаги и любое имущество, нажитое в браке, признаются общим имуществом супругов, независимо от того, на чье имя куплено. «Однако, к сожалению, нередко можно столкнуться с проблемами “нахлебничества” или мошенничества со стороны второго супруга, который нередко вступает в брак с целью раздела “готового” имущества, заработанного за годы трудовой деятельности другим супругом, или, что еще хуже, осуществляет обман такого супруга с целью последующего завладения его имуществом, точнее в период брака уже называемым “совместно нажитым”», – рассказала эксперт.

Татьяна Саяпина указала, что в итоге бывают случаи, что второй «работоспособный» супруг, который все время зарабатывал в период брака, может остаться просто ни с чем, исходя из незаконного и несправедливого поведения такого «супруга-мошенника». Поэтому такие нормы порождают злоупотребления на практике, с которыми крайне сложно бороться законными методами. «Причем такие злоупотребления сопровождаются даже физическим или психическим насилием в отношении “работоспособного” супруга в случае, если он не желает идти навстречу “супругу-мошеннику”», – полагает адвокат.

Она подчеркнула, что возникает вопрос о необходимости дополнительной защиты всеми предусмотренными законом способами прав второго «работоспособного» супруга. Однако в этой части он менее защищен, поскольку действует довольно широкий режим совместно нажитого имущества супругов, и единственная надежда в данном случае – это брачный договор. При этом Татьяна Саяпина отметила, что и брачный договор также можно полностью или частично оспорить, в зависимости от ситуации, специфики применяемых норм, условий его заключения и профессионализма адвокатов супругов (при их наличии).

«На мой взгляд, данная ситуация нуждается в дополнительной регламентации. Ведь в законе перечень таких “особых” ситуаций не указывается, а пока докажешь факт злоупотребления, проходит масса времени. Решение такой проблемы позволило бы минимизировать подобного рода злоупотребления», – отметила она.

Споры о взыскании страхового возмещения

В соответствии с п. 4 лицо, имеющее право на страховое возмещение по договору ОСАГО в случае смерти потерпевшего, обратившееся за страховым возмещением после того, как оно уже выплачено другим лицам, вправе требовать от этих лиц возврата причитающейся ему страховой выплаты. ВС подчеркнул, что на страховщика, правомерно выплатившего страховое возмещение ранее обратившимся лицам, не может быть возложена обязанность по выплате дополнительного возмещения сверх установленного законом размера (Определение № 81-КГ21-11-К8).

Татьяна Саяпина считает, что необходимо конкретизировать особенности получения страховой выплаты лицом, имеющим право на страховое возмещение по договору ОСАГО в случае смерти потерпевшего, которое обратилось за страховым возмещением после того, как оно уже выплачено другим лицам. Также важно было бы дополнительно конкретизировать возможность судебного или внесудебного порядка получения страховой выплаты в подобных ситуациях, добавила эксперт.

Пенсионные и социальные отношения

В п. 5 обзора отмечено, что периоды военной службы в составе Вооруженных Сил СССР засчитываются в трудовой стаж гражданина РФ для назначения ему страховой пенсии по старости независимо от того, на территории какой из бывших союзных республик дислоцировалась воинская часть, в которой он проходил действительную военную службу (Определение № 91-КГ21-5-К3).

Юрист Елена Чуднова отметила, что это важное разъяснение применения пенсионного законодательства во времени. Из приведенных ВС обстоятельств дела усматривается неправильное толкование нижестоящими судами положений, предусмотренных Договором от 14 июля 2011 г. о сотрудничестве в области пенсионного обеспечения между РФ и Эстонией, а также явное игнорирование требований Закона о страховых пенсиях, обеспечивающего конституционное право граждан РФ на социальное обеспечение, указала эксперт.

«Очень грустно, что элементарное незнание истории РФ судьями трех инстанций не позволило им правильно оценивать и фактические обстоятельства дела. Отрадно, что Верховный Суд РФ не только исправил такую очевидную ошибку нижестоящих судов, но и разместил в обзоре данное дело как прецедент, что позволит нашим пенсионерам быть защищенными, а в случае таких вот недоразумений – быстро разрешать подобные споры», – прокомментировала Елена Чуднова.

Как следует из п. 6 обзора, право на получение мер социальной поддержки в виде компенсации расходов на оплату жилого помещения и коммунальных услуг не может быть поставлено в зависимость от наличия у гражданина задолженности по этим платежам, образовавшейся по уважительной причине в связи со сменой управляющей компании и изменением реквизитов для осуществления данных платежей (Определение № 14-КГ21-13-К1).

Процессуальные вопросы

В п. 7 Верховный Суд указал, что, исходя из правового регулирования организации и деятельности федеральных учреждений медико-социальной экспертизы и положений ч. 3 ст. 95 ГПК РФ, проведение такими учреждениями судебной медико-социальной экспертизы гражданина для определения его потребностей в мерах социальной защиты является расходным обязательством РФ и осуществляется данными учреждениями бесплатно (Определение № 36-КГ21-3-К2).

Елена Чуднова отметила, что в рассматриваемом деле не только органами по социальной защите граждан, но и всеми нижестоящими судами была допущена вопиющая ошибка, в результате которой гражданин, являющийся инвалидом, фактически обязан был нести необоснованные расходы при судебной защите своих прав. Такой гражданин был вынужден пройти три судебные инстанции, что также является для него максимально обременительным, учитывая его состояние здоровья и низкие доходы.

«Явный перегиб судов в сторону процессуального права, без учета специальных норм материального права, которые они должны были применить к сложившимся правоотношениям, недопустим. Наше государство является социально ориентированным, и в первую очередь суды должны оценивать такие правоотношения с точки зрения специальных законов, имеющих приоритет для осуществления гражданами принадлежащих им конституционных прав, и особенно это касается судебной защиты граждан-инвалидов», – заметила Елена Чуднова. По ее мнению, данное дело может стать юридическим маяком для всех правоприменителей, и в первую очередь для органов и учреждений, принимающих первичные решения по обращению граждан за мерами социальной поддержки в виде установления инвалидности.

Исходя из п. 8 обзора, споры о принадлежности имущества, в отношении которого судебным приставом-исполнителем наложен запрет на распоряжение им, подлежат рассмотрению в порядке искового производства (Определение № 18-КГ21-130-К4).

В п. 9 поясняется, что с учетом полномочий по пересмотру вступивших в силу судебных постановлений кассационный суд общей юрисдикции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции (Определение № 18-КГПР21-126-К4).

Адвокат АП Челябинской области, партнер Адвокатского бюро «КРП» Виктор Глушаков указал, что на количество разъяснений о пределах рассмотрения дела в суде кассационной инстанции приходится раза в три-четыре больше примеров, когда кассация делает ровно наоборот: «Классический пример, когда кассационная инстанция закрывает “пробелы” в мотивировках судов первой и апелляционной инстанций по обстоятельствам, которые должны были ими исследоваться. Не думаю, что этот пункт будет работать. Разве что в ситуациях, когда это будет удобно для суда».

Согласно

ный Суд ставит точку в бесконечных спорах о порядке исчисления такого срока. Я совершенно согласна в данном случае с позицией ВС, поскольку предусмотренное законом право лица на обжалование судебного акта вплоть до высшей судебной инстанции должно обеспечивать и право на возмещение судебных расходов соразмерно затраченному на эти инстанции времени. Важно не ограничиваться судебным актом, которым решение суда первой инстанции вступает в законную силу, поскольку при дальнейшем обжаловании граждане в любом случае вынуждены неоднократно обращаться в суд за взысканием судебных расходов, что представляется неоправданным и для граждан, и для судей», – полагает Елена Чуднова.

Николай Куркин подчеркнул, что зачастую на практике возникают споры о том, после принятия какого судебного акта необходимо начинать отсчитывать пресекательный трехмесячный срок на подачу заявления о взыскании судебных расходов. В данном случае ВС пояснил, что таким судебным актом может быть даже определение судебной коллегии Верховного Суда РФ об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения ее по существу, что очень важно, поскольку подавляющее количество участников судебных процессов использует данный процессуальный механизм для отстаивания своих прав, пояснил эксперт.

Елена Чуднова отметила, что в целом рассматриваемый обзор является полезным, поскольку в нем Верховный Суд РФ как разбирает свежие ошибки нижестоящих судов, так и напоминает о необходимости не допускать ошибки по аналогии с ранее публиковавшимися разъяснениями.

Елена Семикина полагает, что, выбирая гражданские дела для обзора, ВС РФ руководствовался прежде всего актуальностью проблемы и частотой ошибок, допускаемых нижестоящими судами. Кроме того, в каждом из перечисленных в обзоре дел Суд сформулировал доктринальные положения, применимые к большому количеству споров, пояснила эксперт.

«Данный обзор замечательно конкретизирует действующие нормы, разъясняет неясные или двусмысленные моменты, но на практике есть перечень и отдельных, даже можно сказать “устоявшихся”, проблем и пробелов законодательства, которые важно было бы дополнительно разрешить», – считает Татьяна Саяпина.

Анжела Арстанова

п. 10 для исчисления предусмотренного ст. 103.1 ГПК РФ трехмесячного срока на подачу заявления о судебных расходах к последним судебным актам, принятием которых закончилось рассмотрение дела, относится также определение судьи Верховного Суда об отказе в передаче кассационной жалобы для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции (Определение № 6-КГ21-3-К2).

Елена Чуднова считает знаковым данное разъяснение, так как, согласно сложившейся судебной практике, суды исчисляют срок подачи заявления о возмещении судебных издержек со дня принятия судом апелляционного определения, поскольку решение суда первой инстанции вступает в законную силу именно со дня оглашения апелляционного определения.

«Верхов