08.07.2021 ВС пояснил порядок возврата обеспечительного платежа по договору аренды при смене собственника АГ НОВОСТИ

Суд счел, что продажа арендодателем недвижимости другому лицу не может ухудшать положение бывшего арендатора и лишать его права на возврат обеспечительного платежа при прекращении ранее заключенного договора аренды

Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 306-ЭС21-4034 по делу № А65-27473/2019 о возврате обеспечительного платежа по договору аренды при смене собственника недвижимого имущества.

В июне 2016 г. предприниматель Юрий Дорофеев сдал в аренду сроком на 10 лет нежилое помещение для размещения точки общепита обществу «Ложка Вилка». По условиям договора арендатор уплатил ИП обеспечительный платеж за два месяца аренды в размере 454 тыс. руб.

В сентябре 2017 г. предприниматель продал нежилое помещение вместе с 2/100 земельной доли под ним ООО «Здоровье», которое зарегистрировало право собственности в ЕГРН.

Спустя некоторое время новый собственник заключил с обществом «Ложка Вилка» соглашение о расторжении договора аренды, в котором упоминалась обязанность нового арендодателя выплатить арендатору 2,4 млн руб. в качестве отступного. В соглашении стороны также отметили, что уплата отступного прекращает все договорные обязательства, кроме тех, что вытекают из ненадлежащего исполнения договора ИП Юрием Дорофеевым и по возврату им обеспечительного платежа. В нем также подтверждался факт того, что предприниматель не передавал обеспечительный платеж обществу «Здоровье». Тем самым стороны договорились о том, что арендатор должен сам предъявлять ИП претензии по возврату обеспечительного платежа.

Поскольку Юрий Дорофеев не возвратил обеспечительный платеж, общество «Ложка Вилка» обратилось в суд с иском к ИП (дело № А65-42798/2017). Суды отказали в удовлетворении требований о взыскании обеспечительного платежа со ссылкой на то, что договор купли-продажи от 21 сентября 2017 г. не содержит условий о том, что принятый предпринимателем обеспечительный платеж сохраняется у него или входит в состав стоимости объекта недвижимости. Суды также отметили, что условие соглашения по расторжению договора аренды о предъявлении претензий по возврату обеспечительного платежа непосредственно к ИП не влечет для него каких-либо обязанностей, поскольку последний не является стороной этого соглашения (ст. 308 Гражданского кодекса).

Далее общество «Ложка Вилка» обратилось в суд с заявлением о пересмотре судебного решения по вновь открывшимся обстоятельствам, указав в качестве такового решение суда об отказе в удовлетворении иска о взыскании с общества «Здоровье» обеспечительного платежа ввиду отсутствия документов, свидетельствующих о передаче новому арендодателю обеспечительного платежа.

Три судебные инстанции отказались удовлетворять требование со ссылкой на то, что п. 5 спорного соглашения ответчик подтвердил непередачу ему обеспечительного платежа первоначальным арендодателем. При этом апелляция, ссылаясь на п. 3.4.5 договора аренды, указала на безвозвратность обеспечительного платежа. В свою очередь, окружной суд добавил, что претензии по возврату должны предъявляться не к ответчику, а к ИП.

Общество «Ложка Вилка» обратилось с кассационной жалобой в Верховный Суд, Судебная коллегия по экономическим спорам которого поддержала его доводы. Так, ВС напомнил, что покупатель объекта недвижимости, обремененного правом аренды третьего лица, в силу закона приобретает весь без исключений объем прав и обязанностей арендодателя по договору аренды, а прежний собственник выбывает из арендных правоотношений.

«Пунктом 3.4.7 договора аренды согласовано, что обеспечительный платеж является безвозвратным и обеспечивает обязательство арендатора по внесению арендной платы и/или по уплате неустоек и штрафов и/или по возмещению убытков и/или по уплате любых платежей, связанных с фактом подписания, заключения, исполнения и расторжения договора аренды. Между тем п. 4 соглашения от 23 июня 2016 г. общество “Здоровье” как новый арендодатель, принявший на себя все права и обязанности по договору аренды, согласовало, что уплата отступного прекращает все обязательства по договору аренды, кроме обязательства прежнего арендодателя по возврату обеспечительного платежа», – отмечено в определении Суда.

Как пояснил ВС, при наличии такого условия судам следовало оценить п. 5 соглашения, в котором общества «Ложка Вилка» и «Здоровье» фактически согласовали уступку требования новым собственником к предпринимателю Дорофееву, возникающего из договора купли-продажи, в связи с наличием прав третьих лиц на предмет договора. При этом в деле № А65-42798/2017 суды указали на отсутствие у общества «Здоровье» требования к ИП. Таким образом, суды должны были решить, освобождает ли, исходя из обстоятельств дела, нового собственника от требования о возврате ООО «Ложка Вилка» обеспечительного платежа совершенная им уступка требования к предпринимателю Юрию Дорофееву обществу «Ложка Вилка» с учетом того, что в рамках дела по иску последнего к ИП суды уже это требование признали несуществующим.

«Суды не учли, что в любом случае смена одной стороны в договоре, осуществленная без согласия другой стороны, по общему правилу не может значительно ухудшать положение последней, – указал ВС. – В данном случае переход прав и обязанностей арендодателя ввиду заключения договора купли-продажи земельного участка между ООО “Здоровье” и предпринимателем Юрием Дорофеевым не может ухудшать положение ООО “Ложка Вилка” и лишать его права на возврат обеспечительного платежа». Таким образом, Суд отменил решения нижестоящих инстанций и вернул дело на новое рассмотрение.

Младший юрист Land Law Firm Екатерина Розум отметила, что судебная практика по спорам о взыскании обеспечительного платежа при смене арендатора изменялась с течением лет, а потому и сегодня достаточно разнообразна. «Ранее суды исходили из того, были ли денежные средства в размере обеспечительного платежа получены новым собственником недвижимости (арендодателем) от прежнего или самого арендатора: если нет – говорить о неосновательном обогащении первого не представлялось возможным. Следовательно, денежные средства подлежали взысканию с прежнего собственника, в пользу которого первоначально и был внесен обеспечительный платеж (Определение ВАС РФ № ВАС-2273/11 от 11 марта 2011 г. по делу № А40-8153/10-60-28, Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 25 июля 2014 г. по делу № А45-5243/2014)», – пояснила она.

По словам эксперта, в последние же годы правоприменительная практика складывается обратным образом. «Суды исходят из того, что обеспечительный платеж переходит к новому арендодателю вместе с правом собственности на вещь; соответственно, переходит и обязанность по его возврату в случае прекращения арендных отношений. В прошлом году Верховный Суд высказал мнение о том, что отсутствие передачи обеспечительного платежа новому собственнику не снимает с него обязанности по возврату арендатору данных денежных средств после прекращения договора аренды (Определение ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 305-ЭС20-14025). Соответственно, в русле данной позиции, учитывая, что прежний собственник имущества выбывает из правоотношений по аренде, складывается судебная практика последнего года (решения Арбитражного суда Удмуртской Республики от 15 февраля 2021 г. по делу № А71-2877/2020, г. Москвы от 24 июня 2021 г. по делу № А40–213061/2020, г. Москвы от 22 июня 2021 г. по делу № А40-246149/2020). Суды созвучно утверждают, что положение арендатора не должно ухудшиться или иным образом меняться в связи с изменением арендодателя, но требование о возврате обеспечительного платежа арендатор будет предъявлять уже новому арендодателю», – подчеркнула юрист.

Екатерина Розум добавила, что определением Верховный Суд усилил существующую позицию о необходимости предъявления требований о взыскании обеспечительного платежа к новому собственнику. «Вместе с тем на данном этапе в судебной практике встречаются решения, устанавливающие необходимость передачи обеспечительного платежа, уплаченного прежнему арендодателю, новому арендодателю. В данном случае суды исходят из того, что поскольку переходят все права и обязанности предыдущего арендодателя, то и сохраняет свою силу условие об обеспечительном платеже (решение Арбитражного суда Самарской области от 8 сентября 2020 г. по делу № А55-9945/2020). Таким образом, судебная практика в вопросе взыскания обеспечительного платежа при смене арендатора не пришла к единому мнению, однако на пути к этому. На мой взгляд, рассматриваемое определение ВС РФ позволит стабилизировать правоприменительную практику и окончательно внести ясность в данный вопрос», – подытожила она.

Партнер практики по разрешению споров Bryan Cave Leighton Paisner Иван Веселов отметил, что Верховный Суд, с одной стороны, разрубил «гордиев узел» и указал на принцип недопустимости ухудшения положения должника при смене кредитора, а с другой стороны, в добавок к этому, довольно тонко и не столь однозначно истолковал соглашение сторон.

«Позицию Верховного Суда о недопустимости ухудшения положения арендатора из-за смены арендодателя, пожалуй, следует оценить позитивно. Действительно, при разрешении двух исков арендатора к новому и старому арендодателю сложилась несправедливая ситуация, когда оказалось, что обеспечительный платеж возвращать никто не должен. Выяснение нижестоящими судами в качестве основного обстоятельства – передавал ли прежний арендодатель новому обеспечительный платеж – выглядит достаточно приземленным. Здесь ВС РФ обоснованно показал, что обеспечительный депозит должен был быть включен в цену в рамках обязательства купли-продажи, а также его возврат все также остается обязательством в рамках договора аренды», – отметил эксперт.

Иван Веселов добавил, что более спорной является квалификация условий соглашения о прекращении аренды как уступки новым арендодателем арендатору права требования по договору купли-продажи к прежнему арендодателю. «Во-первых, маловероятно, что такое толкование следовало из буквального смысла условия. Если нет, то тогда что послужило основанием для столь телеологического толкования, если буквальное значение ясно? Во-вторых, из описания дела не следует, что прежний арендодатель не исполнил перед новым какое-либо обязательство по договору купли-продажи. Таким образом, встает вопрос – какое было передано право требования, если договор был полностью исполнен сторонами (здесь претензии опять должны быть направлены к новому арендодателю как к цеденту, уступившему несуществующее требование). Несмотря на возникающие вопросы, можно поприветствовать отход от формалистской позиции с целью помочь пострадавшей стороне договора. Также было бы интереснее, если бы в ВС РФ попало дело по требованию арендатора к прежнему арендодателю: как бы в этом случае Коллегия развила идею с уступкой права требования?» – заметил он.

Зинаида Павлова