09.02.2021 Может ли поручитель считаться потребителем и рассчитывать на гарантии? АГ

Материал выпуска № 3 (332) 1-15 февраля 2021 года.

24 декабря 2020 г. ВС РФ утвердил Обзор судебной практики «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве». В настоящей статье содержится анализ данного документа с точки зрения возможности распространения на поручителя гарантий, предусмотренных законодательством РФ в сфере потребительского кредитования: Законом РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300–1 «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей), Федеральным законом от 21 декабря 2013 г. № 353-ФЗ «О потребительском кредите (займе)» (далее – Закон о потребительском кредите) и др. Судебная практика по данному вопросу складывается не единообразно.

Высшие суды не первый раз обобщают практику, складывающуюся по поводу договора поручительства. Первый документ был принят в 1998 г. Президиумом ВАС РФ в форме информационного письма1. В постановлении Пленума ВАС РФ от 12 июля 2012 г. № 42 (далее – Постановление № 42) были даны разъяснения о некоторых вопросах разрешения споров, связанных с поручительством. Доводы, высказанные в постановлении Пленума ВС РФ от 24 декабря 2020 г. № 45 «О некоторых вопросах разрешения споров о поручительстве» (далее – Постановление № 45), сложно назвать революционными. Его положения полностью повторяют закон либо позиции, приведенные в предыдущих тематических судебных обзорах.

Пожалуй, одним из самых ярких положений Постановления № 45 является указание на то, что к договору поручительства, заключенному гражданином (физическим лицом) в обеспечение исполнения обязательств потребителя по возврату потребительского кредита (займа), применяются положения Закона о потребительском кредите и на поручителя распространяются гарантии, предусмотренные указанным Законом для заемщика. В частности, условия договора поручительства, заключенного в обеспечение потребительского кредита (займа), об обязанности поручителя заключить другие договоры (например, договор страхования жизни и здоровья) либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату являются ничтожными (ч. 7 ст. 5 Закона о потребительском кредите).

Вопрос о том, можно ли на поручителя распространять потребительскую защиту, имеет давнюю историю. Важнейшим законом для потребителей, в том числе должников, продолжает оставаться Закон о защите прав потребителей, который вступил в силу намного раньше, чем Закон о потребительском кредите, поэтому юристы продолжают ломать копья в спорах о том, а правильно ли, что отношения, возникающие по поводу поручительства, обеспечивающего банковский кредит, регулируются Законом о защите прав потребителей.

Напомним, что ранее в судебной практике не было единого подхода к вопросу о возможности распространения на поручительство положений законодательства о защите прав потребителей.

Суды нередко исходили из зависимости правовой природы поручительства от характера кредитного обязательства. Если заемное обязательство имело предпринимательский характер, то и поручительство, даже если оно было заключено с физическим лицом, признавалось не имеющим потребительской природы.

Пример. В определении Судебной коллегии по гражданским делам ВС РФ от 17 марта 2015 г. № 81-КГ14–21 указано, что Закон о защите прав потребителей неприменим к поручительству физического лица, заключенному в обеспечение исполнения бизнес-кредита. Отношения между сторонами в этом случае регулируются положениями Гражданского кодекса РФ об обязательствах, вытекающих из договоров поручительства. В другом споре, который был рассмотрен Вторым кассационным судом общей юрисдикции, суд отметил: на момент предъявления иска характер спорных отношений, вытекающих из договоров поручительства по обязательствам юридического лица, с очевидностью свидетельствовал о том, что данные договоры направлены не на удовлетворение личных, семейных, домашних и иных нужд, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, а следовательно, на них не распространяются положения Закона о защите прав потребителей2.

Судебная практика, в рамках которой правоприменительные органы полагают, что Закон о защите прав потребителей не применяется к договорам поручительства, обеспечивающим бизнес-кредит, имеет более или менее устоявшуюся природу.

Что касается потребительского кредитования, то мы встречаем кейсы, когда суд отказывался признавать потребительскую природу поручительства, заключенного в обеспечение подобного займа.

Пример. В апелляционном определении Забайкальского краевого суда от 30 октября 2012 г. по делу № 33– 3501–2012 указано, что отношения между банком и поручителем не могут оцениваться как действия, направленные на получение поручителем услуги для удовлетворения личных, семейных, домашних и иных нужд гражданина, соответственно, к этим отношениям не могут применяться положения Закона о защите прав потребителей.

В юридической литературе была высказана обоснованная критика применения такого подхода российскими правоприменителями, поскольку в некоторых западных юрисдикциях механизмы защиты непрофессиональных поручителей, выработанные судебной практикой, близки к инструментарию, используемому потребительским законодательством: большое внимание уделяется информационным обязанностям контрагента, поручитель рассматривается как сторона с меньшими переговорными возможностями, есть необходимость защищать поручителя от собственной иррациональности3.

В 2017 г. Конституционный Суд РФ рассмотрел вопрос о принятии жалобы гражданина С. В. Пинягина к рассмотрению, который оспаривал, в частности, конституционность положений преамбулы Закона РФ «О защите прав потребителей» и ссылался на то, что правоприменительная практика позволяет лишать гражданина, выступающего поручителем по кредитному договору, возможности обращаться в суды с требованиями в рамках Закона РФ «О защите прав потребителей». К сожалению, определением КС РФ от 18 июля 2017 г. № 1704-О гражданину С. В. Пинягину было отказано в принятии жалобы. В данном решении не содержится позитивных правовых выводов по поставленному гражданином вопросу.

Пожалуй, единственная категория дел, в рамках которой суды готовы применять положения Закона о защите прав потребителей к договорам поручительства, обеспечивающим банковский потребительский кредит, – это споры между банками и Роспотребнадзором о соответствии условий обеспечительных договоров требованиям указанного Закона.

Пример. В своем решении, вынесенном в 2017 г., Арбитражный суд Северо-Западного округа отметил, что существо правоотношений, возникающих из договора поручительства, соотносится с понятием «потребитель», используемым в Законе о защите прав потребителей, поэтому условие типовой формы договора поручительства может быть проверено на соответствие данному Закону, тем более что банком не представлено доказательств того, что заключение договоров поручительства было связано с осуществлением поручителями предпринимательской деятельности4.

В другом деле, рассмотренном Одиннадцатым арбитражным апелляционным судом, Роспотребнадзор счел, что нарушает Закон о защите прав потребителей условие типовой формы договора поручительства, согласно которому судебные споры рассматриваются в судах, заранее определенных банком. Условие было сформулировано следующим образом: «все споры по договору, кроме имеющих императивную подсудность, решаются по подведомственности: в Арбитражном суде Республики Татарстан или, при участии граждан, в суде общей юрисдикции Приволжского района г. Казани, а по вопросам компетенции мировых судей (в том числе по вопросу выдачи судебного приказа) разрешаются мировым судьей судебного участка № 1 Приволжского района г. Казани». Административный орган в предписании указал на обязанность Банка привести в соответствие с действующим законодательством данное условие. Суд согласился с Роспотребнадзором, отметив следующее: положения п. 2 ст. 17 Закона о защите прав потребителей предоставляют потребителю возможность самостоятельно определить суд, в котором будет рассматриваться его требование к организации, исходя в первую очередь из критерия удобства участия самого потребителя в судебном разбирательстве. Как правило, дела с участием потребителей рассматриваются в суде по месту жительства потребителя. Таким образом, Банк включил в договор поручительства условия, которые лишают поручителя возможности обратиться за защитой нарушенного права в суд в соответствии с установленной законом подсудностью, что ущемляет его права как потребителя5.

Нельзя не отметить, что в судебной практике сложилась странная ситуация, когда в рамках потребительского кредитования правоприменитель готов защищать поручителя как потребителя в гражданских делах, возникающих по спорам между Роспотребнадзором и банками, но обычно отказывается применять Закон о защите прав потребителей по искам самих поручителей. Возможно, подобная ситуация объясняется сильным финансовым лобби, когда банкирам невыгодно рассматривать поручителей в качестве потребителей – слишком много гарантий необходимо предоставить последним.

Своеобразным соломоновым решением стало Постановление № 45, в котором предусмотрено, что к договору поручительства, заключенному гражданином (физическим лицом) в обеспечение исполнения обязательств потребителя по возврату потребительского кредита (займа), применяются положения Закона о потребительском кредите (п. 9). Безусловно, что Закон о потребительском кредите дает значительно меньше гарантий, чем Закон о защите прав потребителей. Так под вопросом остается право поручителя-физического лица подавать иски к банку без уплаты госпошлины, по месту своего жительства, ссылаться на презумпцию экономической слабости, а также требовать компенсации морального вреда по упрощенным правилам. Тогда какие же гарантии получает поручитель, если учитывать позицию ВС РФ, изложенную в Постановлении № 45?

Во-первых, как было указано выше, условия договора поручительства, заключенного в обеспечение потребительского кредита (займа), об обязанности поручителя заключить другие договоры (например, договор страхования жизни и здоровья) либо пользоваться услугами кредитора или третьих лиц за плату являются ничтожными (ч. 7 ст. 5 Закона о потребительском кредите). В судебной практике мы встречаем кейсы, когда суды признавали, что Законом о потребительском кредите не предусмотрена возможность списания в безакцептном порядке денежных средств с любых текущих и расчетных счетов поручителя, открытых в банке6. Следовательно, такое условие договора поручительства также может быть признано ничтожным.

Во-вторых, поручителю должно быть гарантировано право доступа к информации по потребительскому кредиту, в том числе на бесплатной основе.

Напомним, что раньше суды не всегда признавали право поручителя на получение информации.

Пример. В апелляционном определении Омского областного суда от 1 июля 2015 г. № 33–4285/2015 содержится вывод, согласно которому поручитель стороной кредитных правоотношений по договору не является, выступает лишь поручителем в обеспечение исполнения обязательств заемщика, поэтому он не вправе запрашивать документы, составляющие банковскую тайну (поручитель запрашивал копии кредитного договора, графика платежей, расширенной выписки по лицевому счету).

Полагаем, что с учетом вывода ВС РФ о распространении на поручителя гарантий Закона о потребительском кредите последнему должно быть обеспечено право на получение информации:

  • информация, указанная в ч. 4 ст. 5 Закона о потребительском кредите, доводится до сведения поручителя бесплатно. Копии документов, содержащих указанную информацию, должны быть предоставлены по его запросу бесплатно или за плату, не превышающую затрат на их изготовление;
  • по требованию поручителя банк бесплатно предоставляет ему общие условия договора потребительского кредита (займа);
  • после предоставления потребительского кредита (займа) поручитель вправе получать по запросу один раз в месяц бесплатно и любое количество раз за плату информацию, указанную в ч. 1 ст. 10 Закона о потребительском кредите, в том числе о размере текущей задолженности заемщика перед кредитором по договору потребительского кредита (займа);
  • информация о наличии просроченной задолженности по договору потребительского кредита (займа) направляется поручителю бесплатно.

В-третьих, рассмотрение заявления о заключении договора поручительства и оценка платежеспособности поручителя должны осуществляться банком бесплатно.

В-четвертых, теперь к поручителю надлежит применять положение о праве кредитора заключить третейское соглашение о разрешении спора по договору поручительства только после возникновения оснований для предъявления иска (ч. 4 ст. 13 Закона о потребительском кредите).

В-пятых, поручитель вправе предъявить самостоятельный иск о снижении неустойки как по кредиту, так и по договору поручительства на основании ст. 333 ГК РФ. О такой возможности сказано в п. 20 Обзора судебной практики Верховного Суда РФ № 3 (2020)7 и в п. 16 Постановления № 45.

В-шестых, поручитель может рассматриваться как потребитель финансовых услуг, а это означает, что он вправе обращаться к финансовому уполномоченному за защитой нарушенных имущественных прав в рамках Федерального закона от 4 июня 2018 г. № 123-ФЗ «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг». Однако ни судебной практики, ни разъяснений омбудсмена по данному вопросу пока нет.

Резюмируя изложенное выше, можно сделать вывод о том, что не распространяются потребительские гарантии на поручительство физического лица, которое заключено в обеспечение бизнес-кредита. Если основное обязательство относится к сфере потребительского кредитования, то на поручителя (физическое лицо) должны распространяться гарантии, предусмотренные Законом о потребительском кредите.

Под вопросом остаются гарантии, предусмотренные Законом о защите прав потребителей и Федеральным законом «Об уполномоченном по правам потребителей финансовых услуг». Если поручитель-физическое лицо инициирует самостоятельный иск к банку по правилам Закона о защите прав потребителей, то суды могут отказать в применении гарантий. Если он будет действовать через Роспотребнадзор, то правоприменитель с бóльшей долей вероятности согласиться рассматривать возможность применения положений Закона о защите прав потребителей к договору поручительства.


1 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 20 января 1998 г. № 28 «Обзор практики разрешения споров, связанных с применением арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о поручительстве» // СПС «КонсультантПлюс».

2 Определение Второго кассационного суда общей юрисдикции от 19 марта 2020 г. по делу № 88–5352/2020.

3 См.: Ламова М. В. Поручитель, требующий защиты как потребитель: европейский взгляд на проблему // Вестник ВАС РФ. 2014. № 7. С. 20–46.

4 Постановления Арбитражного суда Северо-Западного округа от 14 сентября 2017 г. № Ф07–6522/2017, № Ф07–7363/2017 по делу № А44–8486/2016.

5 Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 апреля 2018 г. № 11АП‑4383/2018 по делу № А65–38565/2017.

6 Постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 20 ноября 2020 г. № 13АП‑22268/2020 по делу № А56–135438/2019.

7 Утвержден Президиумом ВС РФ 25 ноября 2020 г. // СПС «КонсультантПлюс».