09.02.2022 ВС напомнил о расчете срока подачи исполнительного документа в случае его отзыва взыскателем АГ

Суд указал, что если исполнительный документ ранее уже предъявлялся к исполнению, но затем исполнительное производство по нему было окончено в связи с заявлением взыскателя, трехгодичный срок сокращается на период нахождения этого исполнительного листа на исполнении

18 января Верховный Суд вынес Определение по делу № 36-КГ21-6-К2, в котором рассмотрел вопрос о том, прерывается ли срок предъявления исполнительного листа к исполнению на период нахождения его у пристава, если затем он был отозван самим взыскателем.

Обстоятельства дела

30 сентября 2014 г. Смоленский районный суд удовлетворил исковые требования АО «Российский Сельскохозяйственный банк» к физическим и юридическим лицам о взыскании задолженности по кредитному договору и об обращении взыскания на предметы залога, в том числе на принадлежащие залогодателям земельные участки. 20 июля 2015 г. в ОСП по Смоленскому, Кардымовскому и Краснинскому районам УФССП России по Смоленской области банком на принудительное исполнение представлены исполнительные листы, выданные на основании решения суда, судебным приставом-исполнителем были возбуждены соответствующие исполнительные производства.

В связи с поступлением от взыскателя 21 мая и 10 августа заявлений о возвращении исполнительных документов без исполнения в отношении должников-залогодателей судебный пристав-исполнитель отозвал с реализации переданное на торги имущество и вынес постановления об окончании исполнительных производств. Исполнительные документы были возвращены взыскателю.

Период нахождения исполнительных документов на исполнении в отношении части должников составил 3 года 20 дней, в отношении других – 2 года 10 месяцев. Повторно исполнительные листы поступили в УФССП по Смоленской области в июле 2019 г., после чего судебным приставом-исполнителем были вновь возбуждены исполнительные производства. В январе и августе 2020 г. в связи с отзывом банком исполнительных листов в отношении должников залоговое имущество вновь было отозвано с реализации. Исполнительные производства были окончены на основании п. 1 ч. 1 ст. 46 Закона об исполнительном производстве, исполнительные листы были возвращены взыскателю. Повторный период нахождения исполнительных документов на исполнении составил в отношении должников от шести месяцев до одного года.

Позднее банк обратился в суд с заявлением об изменении способа и порядка исполнения решения Смоленского районного суда путем изменения начальной продажной цены залогового имущества и взыскания с должников судебных расходов на оплату отчета об оценке. В обоснование заявления банк указал, что решение суда в полной мере не исполнено, основная часть залогового имущества не реализована. Он отметил, что согласно отчету ООО «Бюро по оценке имущества» в настоящее время начальная продажная цена имущества, принадлежащего лицам, значительно превышает рыночную стоимость.

Суды разошлись в оценке обоснованности требований банка

Определением Смоленского районного суда от 30 октября 2020 г. заявление банка было удовлетворено. Начальная продажная цена залогового имущества установлена в заявленных взыскателем размерах. В пользу банка в счет возмещения судебных расходов взыскано 131 тыс. руб. Суд первой инстанции исходил из того, что несоразмерность начальной продажной стоимости земельных участков, переданных в залог, их реальной стоимости на момент рассмотрения заявления влияет на интересы взыскателя по исполнительному производству.

24 марта 2021 г. Смоленский областной суд отменил определение первой инстанции в части удовлетворения заявления банка об изменении порядка и способа исполнения решения суда в отношении установления начальной продажной цены земельных участков и в части взыскания с должников судебных расходов. В названной части принято новое определение, которым в удовлетворении заявления банка было отказано.

Суд апелляционной инстанции указал, что при рассмотрении заявления банка юридически значимыми обстоятельствами являются выяснение вопросов о наличии или утрате возможности принудительного исполнения требований выданных в отношении должников исполнительных документов, о порядке исчисления срока предъявления их к исполнению, о наличии обстоятельств, свидетельствующих о вынужденном характере отзыва исполнительных документов взыскателем.

Руководствуясь п. 1 и 2 ч. 1 ст. 330 ГПК РФ, разъяснениями, изложенными в Постановлении Пленума ВС РФ от 19 июня 2012 г. № 13, областной суд принял в качестве дополнительных доказательств документы исполнительных производств в отношении должников. Апелляционная инстанция установила, что подлежащие вычитанию из общего срока предъявления исполнительного документа к исполнению периоды нахождения исполнительных документов в отношении должников на исполнении, которое окончилось отзывом исполнительных документов взыскателем, по общей продолжительности превышают три года. Кроме того, банк не обращался с ходатайством о восстановлении пропущенного срока предъявления исполнительного документа к исполнению.

Апелляция указала, что на момент рассмотрения заявления взыскателя об изменении порядка и способа исполнения судебного решения возможность принудительного исполнения судебного акта отсутствовала. При этом Смоленский областной суд отметил, что обстоятельств, свидетельствующих о ненадлежащем исполнении обязанностей органами принудительного исполнения, а также о недобросовестности действий должников, вынужденном характере отзыва исполнительного документа, взыскателем не установлено.

Определением Второго кассационного суда общей юрисдикции от 7 июля 2021 г. апелляционное определение в части отмены определения первой инстанции было отменено, в указанной части материал направлен на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции. Кассация посчитала, что выводы апелляции основаны на неправильном толковании закона. Проанализировав положения Постановления КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П, Обзора судебной практики ВС РФ № 2 за 2020 г., суд пришел к выводу о том, что период нахождения исполнительного листа на исполнении удлиняет общий срок предъявления исполнительного листа на период принудительного исполнения. Учитывая изложенное, суд кассационной инстанции отменил апелляционное определение в указанной части, направив материал на новое рассмотрение в суд апелляционной инстанции.

При повторном рассмотрении 26 августа 2021 г. апелляционный суд отменил определение суда первой инстанции от 30 октября 2020 г. Вопрос был разрешен по существу: в удовлетворении заявления банка отказано, в остальной части решение оставлено без изменения.

Верховный Суд указал на ошибки нижестоящих судов

С кассационной жалобой в Верховный Суд обратилась одна из должников, она поставила вопрос об отмене определения Второго кассационного суда общей юрисдикции от 7 июля 2021 г. как незаконного. Рассмотрев дело, Судебная коллегия по гражданским делам ВС напомнила, что возможность изменения порядка и способа исполнения судебного решения в целях дальнейшего принудительного исполнения решения суда зависит от наличия или утраты возможности такого принудительного исполнения.

Коллегия отметила: ч. 1 ст. 22 Закона об исполнительном производстве предусмотрено, что исполнительные листы, выдаваемые на основании судебных актов, за исключением тех, что указаны в ч. 2, 4 и 7 названной статьи, могут быть предъявлены к исполнению в течение трех лет со дня вступления судебного акта в законную силу. Она пояснила, что срок предъявления исполнительного документа к исполнению прерывается предъявлением исполнительного документа к исполнению, а после перерыва течение срока предъявления исполнительного документа к исполнению возобновляется, а время, истекшее до прерывания срока, в новый срок не засчитывается.

Верховный Суд обратил внимание, что возвращение взыскателю исполнительного документа не является препятствием для повторного предъявления исполнительного документа к исполнению в пределах срока, установленного ст. 21 указанного закона. В соответствии с ч. 3.1 ст. 22 Закона об исполнительном производстве, введенной поправками от 28 мая 2017 г., в случае, если исполнение по ранее предъявленному исполнительному документу было окончено в связи с отзывом взыскателем самого документа либо в связи с совершением взыскателем действий, препятствующих его исполнению, период со дня предъявления данного исполнительного документа к исполнению до дня окончания по нему исполнения по одному из указанных оснований вычитается из соответствующего срока предъявления исполнительного документа к исполнению, установленного федеральным законом.

Согласно разъяснениям, изложенными в Обзоре судебной практики ВС РФ № 2 (2020), при предъявлении исполнительного документа к исполнению срок его предъявления прерывается. Однако в случае возвращения исполнительного документа взыскателю по его заявлению этот срок, исчисляемый заново с момента возвращения исполнительного документа, определяется за вычетом ранее имевшего место одного или нескольких периодов нахождения исполнительного документа на исполнении, который окончился отзывом исполнительного документа взыскателем, разъяснил ВС.

Суд установил, что в случае, если исполнительный документ ранее уже предъявлялся к исполнению, но затем исполнительное производство по нему было окончено в связи с заявлением взыскателя либо в связи с совершением им действий, препятствующих его исполнению, трехгодичный срок сокращается на период нахождения этого исполнительного листа на исполнении. Таким образом, Верховный Суд посчитал, что вывод суда кассационной инстанции о том, что период нахождения исполнительного листа на исполнении вычитается из общего срока его предъявления к исполнению и удлиняет его, сделан в нарушение приведенных норм материального закона.

Кроме того, Судебная коллегия по гражданским делам обратила внимание суда кассационной инстанции на необходимость восстановления производства по гражданскому делу, поскольку по сведениям Смоленского районного суда дело было уничтожено. ВС указал, что все судебные инстанции рассматривали материал по заявлению банка об изменении способа и порядка исполнения решения суда об обращении взыскания на заложенное имущество без исследования самого гражданского дела, анализа его обстоятельств и установления причин, обусловивших неисполнение указанного решения.

С учетом изложенного Верховный Суд отменил определение Второго кассационного суда общей юрисдикции и взаимосвязанное с ним апелляционное определение Смоленского областного суда, направив материал на новое рассмотрение в суд кассационной инстанции.

Эксперты прокомментировали позицию ВС

Старший юрист юридической группы «Плотников и партнеры» Михаил Новоселов отметил, что 28 мая 2017 г. вступили в силу поправки, которые дополнили Закон об исполнительном производстве ч. 3.1. ст. 22 о неприменении положений о перерыве сроков подачи исполнительного документа в случае отзыва взыскателем исполнительного документа. Эксперт подчеркнул, что такой порядок предусмотрен законодателем в целях исполнения Постановления КС РФ от 10 марта 2016 г. № 7-П для пресечения недобросовестной практики взыскателей практически бесконечного цикла отзыва исполнительных листов, предъявления его к исполнению и перерыва срока предъявления.

По словам Михаила Новоселова, суды до сих пор допускают ошибки в применении этой нормы, что и подтверждает рассматриваемое определение, в котором высшая судебная инстанция очередной раз артикулировала это правило. В то же время он указал, что в Определении № 305-ЭС21-15841 от 6 декабря 2021 г. Верховный Суд защитил право взыскателя в течение этого срока предъявлять и отзывать исполнительный лист неограниченное количество раз. «В случае если все-таки взыскатель по неосмотрительности пропустил срок предъявления исполнительного листа к исполнению, можно рекомендовать использовать механизм восстановления срока, предусмотренный ст. 23 Закона об исполнительном производстве и процессуальными кодексами», – заключил эксперт.

Адвокат МКА «Тимофеев, Фаренвальд и партнеры» Мария Милюкова полагает, что Верховный Суд, устраняя нарушения, допущенные судом кассационной инстанции относительно расчетов сроков предъявления к исполнению исполнительного документа, отозванного по заявлению взыскателя, подтвердил многолетнюю практику судов по аналогичным спорам. Эксперт указала, что согласно обозначенной позиции взыскатель вправе неоднократно предъявлять исполнительный лист после его возвращения. Она подчеркнула, что это нельзя рассматривать как злоупотребление правом. При этом такое право может осуществляться исключительно в пределах, установленных ч. 3.1 ст. 22 Закона об исполнительном производстве.

Эксперт обратила внимание, что само положение было введено в закон еще в 2017 г. и Обзор судебной практики ВС РФ № 2 (2020) скорректировал его, указав на необходимость проверки судом обстоятельств отзыва исполнительного документа, не носил ли отзыв вынужденный характер: «Наличие практики ВС по подобным спорам свидетельствует о том, что нижестоящие суды все еще допускают ошибки в исчислении сроков предъявления исполнительных документов к исполнению».

По ее мнению, в кассационной инстанции возможности проверки фактических обстоятельств дела ограничены, поэтому целесообразно рекомендовать взыскателям при возникновении аналогичных спорных ситуаций уже в первой инстанции представлять соответствующие доказательства. «Например, если должник направлял письма с предложением выплатить долг в добровольном порядке или приставы ненадлежащим образом исполняли свои обязанности. Поэтому отзыв исполнительных документов был вынужденным», – считает Мария Милюкова.

Адвокат АП г. Москвы Анжелика Тамбовская заметила, что суды не всегда учитывают новые изменения в законодательстве. По ее мнению, ВС вновь обратил их внимание на необходимость соблюдения условий баланса интересов взыскателя и должника, исключения возможности продлевать срок предъявления исполнительного документа на неопределенное время. Несоблюдение данных условий может привести к неограниченному по продолжительности принудительному исполнению содержащегося в исполнительном документе требования, к чрезмерно длительному пребыванию должника в состоянии неопределенности относительно своего правового положения, отметила эксперт.

«Неоднократно, в целях единообразия применения судами законодательства при рассмотрении отдельных вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства, Пленум ВС РФ излагал свою позицию в этой части, а потому полагаю, что данное определение ВС является очередной шпаргалкой для судов с целью правильного применения норм Закона об исполнительном производстве», – резюмировала Анжелика Тамбовская.

Анжела Арстанова