09.04.2021 ВС поставил точку в споре о сроке «бессрочного» залога Право.ру

Банк выдал кредит под залог участков, которые предоставила дружественная заемщику компания. Кредит вернули лишь частично, поэтому банк потребовал обратить взыскание на участки. Но суды встали на сторону залогодателя и сослались на пропуск срока, который по правилам составляет один год с момента исполнения по основному обязательству. Председателя экономколлегии заинтересовал довод о том, что требование о досрочном погашении никак не влияет на срок залога, и судьи, которые рассмотрели спор, по-видимому, с этим согласились.

Сроки залога

В сентябре 2016 года компания «Атлас» (раньше носила название «Подиум Маркет», развивала одноименную сеть магазинов брендовой одежды – прим. «Право.ru») договорилась с Абсолют Банком о крупном кредите на 2 млрд руб. под залог от делового партнера «Атласа», АО «Рублевка» – несколько земельных участков в Подмосковье в районе Рублево-Успенского шоссе.

«Атлас» сначала расплачивался по кредиту, но в итоге обанкротился. Абсолют Банк предъявил требование о досрочном погашении кредита в июле 2017 года – еще до того, как появилось решение о несостоятельности «Атласа». Позднее банк включился в реестр с требованием на 969 млн руб. А затем в 2019 году решил забрать у АО «Рублевка» заложенные земельные участки в счет непогашенной части кредита (дело № А41-46643/2019). «Рублевка» заявила встречный иск, в котором попросила признать отсутствующим залог на земельные участки.

Арбитражный суд Московской области удовлетворил первоначальный иск, а во встречном отказал. Апелляция поступила наоборот. 10-й ААС решил, что банк опоздал с требованием об обращении взыскания на заложенное имущество. В договоре отсутствовал срок действия обеспечения, а в таких случаях договор залога прекращается, если кредитор не предъявит к залогодателю иск в течение одного года с момента наступления срока исполнения основного обязательства, в том числе с учетом досрочного востребования.

Делая этот вывод, апелляция сослалась на постановление Пленума ВАС № 42 о поручительстве, которое в силу нормы ГК действует и на случаи предоставления залога третьим лицом.

С этим решением согласился и Арбитражный суд Московского округа, и судья ВС Олег Шилохвост. Вмешалась председатель экономколлегии Ирина Подносова, которая все же передала жалобу Абсолют Банка на рассмотрение. Заявитель настаивает, что в договоре была указана дата окончательного погашения кредита – 16 августа 2019 года. И даже если он предъявил требование о досрочном погашении, то это не влияет на срок залога, который, по мнению банка, длился до 16 августа 2020 года.

Специальная норма ГК

Представлять интересы банка-заявителя в Верховном суде пришли сразу четыре юриста. Они заявили, что банк обратился в суд в пределах срока действия залога. «Банк имел право обратиться в суд до 16 августа 2020 года. Это константа, с этим не спорит никто», – заявил представитель.

Юрист банка подчеркнул, что до 1 июля 2015 года годичный срок для требования на залоговое имущество действительно нужно было считать с момента досрочного предъявления требования. Но затем в Гражданском кодексе появилась специальная норма – абз. 2 п. 6 ст. 367 ГК. «Она говорит о том, что досрочное требование по основному обязательству не влияет на срок действия залогового обязательства», – заявил представитель.

Он объяснил, почему правильно будет применить именно эту норму. Из ее буквального содержания не следует, что эта норма применяется исключительно для случаев, когда был согласован срок в договоре залога. А еще в конце прошлого года ВС утвердил новое постановление Пленума по делам о поручительстве, где в одном из пунктов установил: досрочное требование по основному обязательству не изменяет срок действия залога, и его нужно считать так, как будто досрочного требования не было.

Юристы банка даже подготовили большой плакат со схемой, объясняющей изменения в ГК относительно сроков действия залога, но суд не захотел на нее смотреть.

Зато Иван Разумов поинтересовался у представителей банка, почему проценты по просрочке обязательства банк начисляет ежемесячно, а срок исполнения обязательств считает от 16 августа. Юристы объяснили это тем, что на просроченные проценты начислялась неустойка, а вся задолженность должна была быть возвращена 16 августа – это прописано в договоре. «Они в любом случае подлежат уплате не позднее оплаты основного долга», – объяснили юристы.

Срока не было

Наталья Колерова (S&K Вертикаль ), которая представляет интересы АО «Рублевка», заявила, что в этом деле основополагающее значение имело одно обстоятельство. «Срок залога не был согласован. Он просто отсутствует», – заявила она. Поэтому ссылка оппонентов на абз. 2 п. 6 ст. 367 ГК несостоятельна – эта норма, по мнению Колеровой, посвящена ситуациям, когда стороны выразили четкую волю на то, чтобы их обязательства действовали в определенный срок. Этого не было в соглашении между «Рублевкой» и Абсолют Банком – в нем стороны просто написали: «До полного исполнения обязательств по основному договору».

«Мы оказываемся в существенно худшем положении, потому что мы вынуждены ждать наступления срока окончания залога, тогда как срок был рассчитан на то, что все это время обязательство будет исполняться и нагрузка будет уменьшаться по мере оплаты», – заявила юрист.

Колерова подчеркнула, что при рассмотрении этого дела нужно было учитывать положения постановления Пленума ВАС № 42, а не прошлогоднего постановления Пленума ВС. Ведь эти разъяснения вышли уже после рассмотрения дела в трех инстанциях, а банк как профессиональный участник оборота должен был учесть разъяснения ВАС еще при заключении договора залога.

Заслушав мнения сторон, тройка судей под председательством Елены Зарубиной довольно много времени провела в совещательной комнате, чтобы затем согласиться с позицией Абсолют Банка и «засилить» решение первой инстанции. Таким образом, ВС признал, что срок действия залога нужно считать без учета досрочного востребования, от даты, прописанной в договоре как последний день для возврата долга.