10.04.20. КС: региональный административный штраф для организации может быть назначен в размере меньше минимального. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

КС: региональный административный штраф для организации может быть назначен в размере меньше минимального

Суд признал неконституционными нормы КоАП, которые при буквальном толковании позволяли снижать размер административного штрафа для организации только в том случае, если ответственность за вменяемое правонарушение предусмотрена КоАП
Один из экспертов «АГ» полагает, что такой вывод необходимо распространить и на штрафы, назначаемые гражданам. Другая считает, что законодатель при дополнении КоАП нормами, которые КС признал неконституционными, просто упустил из виду, что административная ответственность установлена не только этим кодексом, но и региональными законами. По мнению третьего, оспоренные нормы изначально «перегрузили» большим количеством противоречивых условий, что и повлекло за собой правовую неопределенность и перекосы в правоприменительной практике.

7 апреля Конституционный Суд признал не соответствующими Конституции ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ, которые не позволяют назначить организации административный штраф в размере меньше минимального штрафа за соответствующее правонарушение в том случае, если ответственность предусмотрена региональным законодательством, а не КоАП РФ (Постановление № 15-П/2020).

В октябре 2017 г. АО «РСК» было признано виновным в размещении транспортных средств на занятой зелеными насаждениями территории по ст. 8.25 Кодекса г. Москвы об административных правонарушениях. Ему, как юридическому лицу, было назначено наказание в виде административного штрафа в размере 300 тыс. руб.

Пытаясь обжаловать постановление, общество дошло до Верховного Суда, однако все инстанции пришли к выводу, что назначенное наказание является справедливым и соразмерным. «РСК» настаивало на наличии оснований для снижения в соответствии с ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ размера назначенного ему административного штрафа. Однако заместитель председателя Московского городского суда в своем постановлении указал, что такая возможность предусмотрена при совершении административных правонарушений, ответственность за которые установлена КоАП РФ.

Общество обратилось в Конституционный Суд. Оно заявило, что ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ не соответствуют Основному Закону, поскольку не позволяют назначать юридическому лицу административное наказание в виде штрафа в размере менее минимального размера, установленного законом субъекта РФ об административных правонарушениях за совершение конкретного деяния (жалоба имеется у «АГ»).

КС отметил, что согласно ч. 3.2 ст. 4.1 КоАП РФ при наличии исключительных обстоятельств, связанных с характером правонарушения и его последствиями, а также имущественным и финансовым положением привлекаемого к административной ответственности юридического лица, последнему может быть назначен административный штраф в размере менее минимального штрафа, предусмотренного соответствующей нормой раздела II данного кодекса, в том случае, если минимальный размер такого штрафа составляет не менее 100 тыс. руб. При этом в соответствии с ч. 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ размер штрафа не может быть меньше половины минимального размера административного штрафа, предусмотренного для юридических лиц соответствующей статьей или частью статьи раздела II данного кодекса.

То есть, пояснил Суд, оспариваемые нормы допускают возможность не более чем двукратного снижения минимального размера административного штрафа, составляющего для юридических лиц не менее 100 тыс. руб., благодаря чему предоставляют органам и должностным лицам административной юрисдикции действенное средство для справедливого и пропорционального содеянному реагирования на совершенное противоправное деяние. Данные нормы обеспечивают индивидуализацию административного наказания и фактически улучшают правовое положение юридического лица, привлекаемого к административной ответственности, добавил КС. При этом такие правила распространяются как на относительно определенные штрафы с установленным минимальным и максимальным их размером, так и на абсолютно определенные штрафы.

Конституционный Суд напомнил, что ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ были введены в кодекс с целью приведения его положений в соответствие с правовой позицией КС РФ, в частности, выраженной им в постановлениях № 1-П/2013, 4-П/2013, 4-П/2014, 10-П/2014. Согласно этим актам невозможность назначения административного штрафа ниже низшего предела соответствующей санкции в случае, если он имеет значительный размер, не позволяет наиболее полно учесть характер правонарушения, имущественное положение правонарушителя, а также иные имеющие существенное значение для индивидуализации ответственности обстоятельства и тем самым обеспечить назначение справедливого и соразмерного административного наказания.

При этом, заметил КС, буквальное толкование оспариваемых норм допускает назначение юридическому лицу наказания в виде административного штрафа в размере менее минимального размера административного штрафа только в случае, если он предусмотрен разделом II КоАП РФ. Такое толкование не позволяет применить ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении юридическим лицам административного штрафа в соответствии с законами субъектов РФ, расходится со смыслом ст. 1.4 и 3.1 КоАП РФ и влечет не имеющую объективного и разумного оправдания дифференциацию прав и обязанностей лиц, относящихся к одной и той же категории субъектов административной ответственности за административные правонарушения, подчеркнул Суд.

По его мнению, данная дифференциация в нарушение конституционных принципов равенства и справедливости создает предпосылки для дискриминационного правоприменения. При этом, добавил КС, возможность назначения административного штрафа с использованием оспариваемых норм не предопределяет обязанность следования соответствующего органа или должностного лица доводам лица, привлекаемого к административной ответственности, о наличии в его деле оснований для указанного снижения размера штрафа.

С учетом сказанного Суд пришел к выводу, что ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ не соответствуют Конституции в той мере, в какой они не позволяют назначить юридическому лицу административный штраф в размере менее минимального размера штрафа, установленного законом субъекта РФ за совершение конкретного административного правонарушения. Помимо этого КС указал на необходимость внести соответствующие изменения в КоАП РФ и пересмотреть правоприменительные решения, вынесенные в отношении акционерного общества «РСК».

Руководитель группы административно-правовой защиты бизнеса «Пепеляев Групп» Наталия Травкина отметила, что размер относительно определенного штрафа в каждом конкретном случае определяет суд или должностное лицо, назначающее наказание, по своему усмотрению. Зачастую суммы штрафов в разных делах отличаются, несмотря на отсутствие каких-либо существенных различий в обстоятельствах этих дел, добавила эксперт.

«Можно ли другим юридическим лицам использовать данную правовую позицию в своих делах, по которым уже приняты постановления о назначении наказаний? Полагаю, что да, но только в случаях, если такие постановления еще не исполнены», – сославшись на ч. 2 ст. 1.7 КоАП РФ, указала Наталия Травкина.

Юрист напомнила, что ч. 2.2 и 2.3 ст. 4.1 КоАП РФ, появившиеся в кодексе одновременно с частями 3.2. 3.3 той же статьи, предусматривают сходные условия для снижения штрафов, назначаемых гражданам и должностным лицам. При этом административные органы и суды обычно крайне формально подходят к применению положений КоАП РФ и толкуют их буквально, заметила Наталия Травкина.

«Формально ч. 2.2 и 2.3 ст. 4.1 КоАП РФ не признаны не соответствующими Конституции, однако, на мой взгляд, необходимо распространять позицию КС и на штрафы, назначаемые гражданам и должностным лицам», – подчеркнула эксперт. Подход Суда универсален и заключается в том, что дифференциация прав и обязанностей лиц, относящихся к одной и той же категории субъектов административной ответственности за административные правонарушения (но предусмотренной КоАП РФ, с одной стороны, и законами субъектов РФ, с другой), не имеет объективного и разумного оправдания и порождает предпосылки для дискриминационного правоприменения в нарушение конституционных принципов равенства и справедливости, пояснила она.

Управляющий партнер юридической компании «Проценко и Партнеры», адвокат Татьяна Проценко отметила, что в силу федеративности государственного устройства России законодательство об административных правонарушениях состоит из КоАП РФ и законов субъектов РФ, которыми также может устанавливаться ответственность за совершение тех или иных правонарушений. «Однако общие положения и принципы законодательства об административных правонарушениях, перечень видов административных наказаний и правила их применения, а также порядок производства по делам об административных правонарушениях установлены КоАП РФ», – напомнила она.

Адвокат полагает, что существовавшая ранее невозможность применения ч. 3.2 и 3.3 ст. 4.1 КоАП РФ при назначении наказания за совершение правонарушения, предусмотренного законом субъекта РФ, была не только несправедлива, но и неконституционна изначально, что и подтвердил КС РФ.

«Скорее всего, при введении ч. 3.2 и 3.3 в ст. 4.1 КоАП была просто допущена ошибка в юридической технике составления документа – упустили из виду, что административная ответственность установлена не только разделом II КоАП РФ, но и законами субъектов Федерации, – предположила Татьяна Проценко. – Конституционный Суд РФ эту ошибку исправил».

Руководитель отдела административной практики юридической компании «Миграционный юрист» Андрей Фоменко полагает, что признанные неконституционными нормы изначально «перегрузили» большим количеством противоречивых условий: «Штраф должен быть не менее 100 тысяч, уменьшить можно не более чем в два раза, не все категории административных правонарушений и так далее. Это и создает правовую неопределенность и перекосы в правоприменительной практике».

По мнению эксперта, КС РФ считает, что правоприменителям необходимо предоставить большую свободу при назначении административных штрафов. «Например, в ст. 64 УК РФ закреплено право судов назначать по уголовным делам наказание ниже низшего предела и не применять дополнительный вид наказания, установленный конкретной статьей УК», – указал Андрей Фоменко.

Такая же свобода правоприменения должна быть у судов и по административным делам, полагает юрист. «По статистике, около 20% организаций привлекаются к административной ответственности в течении года. В свете жуткой экономической ситуации дифференциация административной ответственности и более мягкий подход к назначению административного наказания будут крайне актуальны для всех юридических лиц», – заключил эксперт.