10.05.20. Вопреки воле заемщика. АГ.

Защита прав заемщика в случае навязанного или мошеннического кредита
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 9 (314) 1-15 мая 2020 года.

Окончание.
Начало в «АГ» № 8 (313)

В предыдущем материале1 мы анализировали случаи, когда заемщик желает получить кредит, но отсутствует воля профессионального кредитора на заключение договора. Как показывает практика, решение банка имеет первостепенное значение. В настоящей статье мы рассмотрим прецеденты, когда кредитной организацией был выдан кредит заемщику вопреки желанию последнего.

Читайте также комментарии к данному материалу управляющего партнера юридической компании «Позиция Права» Егора Редина и юриста Юридической компании «Глазунов и Семенов» Дарьи Решетило.

Несмотря на то что потребитель на законодательном уровне более защищен от банковского произвола, иногда даже бизнесменам удается доказать неправомерность действий финансистов, навязавших кредит посредством технического овердрафта.

Пример. Банк обратился в арбитражный суд с заявлением к ИФНС о признании незаконным решения по внесению в ЕГРЮЛ записи о прекращении деятельности юридического лица в связи с его ликвидацией и об обязании регистрирующего органа устранить нарушенные права заявителя путем совершения соответствующих регистрационных действий. Заявление мотивировано тем, что на балансе банка значится задолженность общества на сумму 80 000 руб. по техническому (неразрешенному) овердрафту, образовавшаяся вследствие превышения суммы выплат (расходных операций) над доступным остатком средств на расчетном счете; денежные средства в указанной сумме были перечислены со счета банка дважды; на момент утверждения промежуточного ликвидационного баланса общества его ликвидатору было известно о неисполненных перед банком обязательствах. Полагая, что ликвидация общества осуществлена с нарушением порядка ликвидации, установленного ГК РФ, а решение инспекции о государственной регистрации юридического лица в связи с его ликвидацией является недействительным, банк обратился в арбитражный суд. Суды пришли к выводам об отсутствии совокупности обстоятельств, необходимых для признания решения регистрирующего органа недействительным, поскольку порядок исключения общества из ЕГРЮЛ был соблюден; наличие задолженности у общества перед банком не было доказано2.

В некоторых случаях, даже при наличии условия о возможности кредитования счета бизнесмена в рамках технического овердрафта, последнему удается признать действия банка неправомерными.

Пример. Суд признал соглашение о кредитовании банковского счета (об овердрафте) незаключенным. Поскольку реальной выдачи овердрафтного кредита бизнесмену не произошло, соответствующие операции являлись лишь техническими записями в бухгалтерской системе банка-банкрота, совершенными в период неплатежеспособности и отсутствия достаточных денежных средств на корреспондентском счете для исполнения своих обязательств перед кредиторами.

Следовательно, указанные технические записи не повлекли реального перечисления денежных средств и погашения кредита3.

Ради справедливости следует отметить, что существует диаметральная судебная практика, когда даже в условиях неплатежеспособности банка суды не спешат освобождать бизнесмена от обязанности по погашению задолженности, образовавшейся якобы вследствие совершения технического овердрафта. Правоприменительные органы полагают, что бизнесмен обязан предъявить иск о признании недействительными действий банка по выдаче овердрафтного кредита. В противном случае клиент не вправе ссылаться на незаконность кредита4.

В некоторых случаях бизнесмен может быть привлечен банком к солидарной ответственности по финансовым обязательствам своих работников, которым был выдан кредит вследствие технического овердрафта.

Пример. Организация-работодатель заключила с банком договор, в котором дала согласие нести солидарную ответственность перед кредитной организацией за обязательства работников, вытекающие из пользования банковскими картами. Один из работников допустил перерасход лимита по карте.

В результате чего физическому лицу был выдан кредит в рамках технического овердрафта, который не был погашен потребителем. Банк списал сумму задолженности со счета работодателя, который безуспешно попытался оспорить действия финансистов в судебном порядке, но проиграл дело5.

Споры между банками и клиентами, которым был предоставлен неразрешенный овердрафт помимо их воли, нередко возникают тогда, когда к банковскому счету с нулевым остатком предъявляется исполнительный документ.

За неисполнение требований исполнительного документа к банку может быть применена ответственность6. Банкиры предпочитают не осложнять отношения с судебными приставами или взыскателями, исполняя требования исполнительного документа за счет кредитования банковского счета должника.

В рамках одного из процессов суд, отказывая в удовлетворении исковых требований клиента о признании незаконными действий банка по совершению неразрешенного овердрафта, исходил из того, что деньги были перечислены банком по исполнительному документу в пользу взыскателя. Вследствие несовпадения дат обработки и совершения операций по снятию истцом денежных средств с банковской карты деньги, полученные истцом, являются неосновательным обогащением и подлежат возврату7.

В другом деле с аналогичными обстоятельствами суд пришел к противоположному выводу, согласно которому не предусмотренный договором овердрафт по счету клиента возник не в результате использования им карты, а по причине не предусмотренных договором действий банка: перечисления денежных средств за истца при их отсутствии на счете. При этом данные действия ответчика были обусловлены его же технической ошибкой, в результате которой он в течение определенного периода не исполнял постановление судебного пристава-исполнителя. В этот период истец в соответствии с договором распоряжался (в пределах остатка на счете) своими денежными средствами, движение которых (также по причине технической ошибки ответчика) отражено не было.

Договором не предусмотрено исполнение банком за счет его денежных средств инкассовых поручений на списание денежных средств со счета истца для взыскания по исполнительным документам при отсутствии средств на счете. Соответственно договором не предусмотрено безакцептное списание со счета истца сумм в возмещение денежных средств, уплаченных за него банком. В случае недостаточности денежных средств на текущем счете физического лица списание по инкассовому поручению производится в пределах имеющихся на счете средств. Таким образом, банк не имеет права в безакцептном порядке списывать со счета истца в возмещение перечисленной за него суммы поступающие на счет потребителя денежные средства8.

Следует отметить, что долгое время вопросы технического овердрафта не были предметом рассмотрения высших судебных инстанций, и это стало причиной отсутствия единообразной судебной практики.

19 февраля 2019 г. Верховный Суд РФ высказался относительно оснований и условий совершения банком неразрешенного овердрафта9. Банк обратился в суд с иском к потребителю – держателю банковской карты о взыскании задолженности по кредитному договору. В обоснование требований банк указал на то, что в рамках исполнительных производств, возбужденных в отношении потребителя, судебным приставом-исполнителем вынесены постановления об обращении взыскания на денежные средства должника, находящиеся на его счетах в банке. На момент поступления постановления в кредитную организацию остаток денежных средств вкладчика составлял 0 руб., вместе с тем банк в этот день перечислил в счет погашения задолженности ответчика по исполнительному производству денежные средства, зачисленные на данный счет в форме неразрешенного овердрафта. В последующем банк направил клиенту требование о погашении образовавшейся задолженности, которое исполнено не было, в связи с чем банк обратился в суд. Решением суда первой инстанции в удовлетворении иска было отказано. Суд исходил из того, что во исполнение требований исполнительного документа или судебного пристава-исполнителя банк должен перечислять денежные средства должника, находящиеся на его счете, а не предоставлять для этого кредит по собственному усмотрению. При этом клиент не давал банку распоряжения на перечисление заемных средств в УФССП России, не совершал операций по снятию денежных средств со счета при их отсутствии и не был поставлен в известность о предоставлении ему кредита в форме овердрафта и необходимости уплаты по нему процентов.

Отменяя решение суда первой инстанции и удовлетворяя исковые требования, суд апелляционной инстанции пришел к выводу, что предоставление овердрафта является кредитованием счета держателя карты, следовательно, у потребителя возникла кредитная задолженность, подлежащая возврату.

Верховный Суд РФ не согласился с позицией апелляции, поскольку овердрафт по счету клиента не был предусмотрен. Верховный Суд РФ отметил, что, возлагая на банки обязанность в порядке исполнения судебных актов произвести списание принадлежащих должнику денежных средств, Закон № 229-ФЗ не предусматривает возможности кредитования банками счета должника по своему усмотрению.

Согласно ст. 820 ГК РФ кредитный договор должен быть заключен в письменной форме. Несоблюдение письменной формы влечет за собой недействительность кредитного договора. Такой договор считается ничтожным. Правовые особенности кредитного договора в форме овердрафта по банковскому счету определяются п. 1 ст. 850 ГК РФ. Таким образом, условие о предоставлении банком кредита при временном отсутствии средств на счете клиента (овердрафт) должно быть предусмотрено в договоре банковского счета. Из приведенных норм, а также из п. 1.12 и 2.7 Положения Банка России от 24 декабря 2004 г. № 266-П «Об эмиссии платежных карт и об операциях, совершаемых с их использованием» следует, что банк, осуществивший платежи со счета при отсутствии денежных средств, считается предоставившим клиенту кредит на соответствующую сумму (овердрафт) лишь в том случае, если возможность кредитования предусмотрена договором банковского счета.

Вместе с тем выданная потребителю банковская карта является дебетовой, договором по счету карты овердрафт не предусмотрен, а клиент не давал банку распоряжения на списание денежных средств со счета при их отсутствии, т. е. не совершал действий, которые можно было бы расценить как направленные на заключение кредитного договора. Верховный Суд РФ счел, что, применив к спорным правоотношениям положения норм права о кредите, не подлежащих применению при разрешении данного спора, суд апелляционной инстанции допустил существенное нарушение норм права, повлиявшее на исход дела.

Таким образом, можно сделать вывод, что неразрешенный овердрафт по дебетовой карте допускается только в следующих случаях:

  • условие о предоставлении кредита при временном отсутствии средств на счете (овердрафт) предусмотрено в договоре банковского счета;
  • клиент выразил согласие на предоставление кредита и дал банку соответствующее распоряжение.

После 19 февраля 2019 г. суды стали более гуманно разрешать споры, в рамках которых банк посредством технического овердрафта навязал кредит заемщику.

Пример. В последнее время участились случаи, когда Агентство по страхованию вкладов (далее – АСВ), действующее как конкурсный управляющий банка-банкрота предъявляет заемщикам-предпринимателям требования о погашении задолженности, возникшей якобы в связи с предоставлением кредита в рамках технического кредитования. При этом сам предприниматель ничего не знает о том, что ему был предоставлен кредит. К счастью, адвокаты выигрывают споры у АСВ, если ссылаются на определение ВС РФ от 19 февраля 2019 г. № 44-КГ18–27 и доказывают, что в договоре банковского счета отсутствовало условие о возможности совершения технического овердрафта10.

Еще одна уловка банкиров, которые пытаются отстоять правомерность кредита, выданного в рамках технического овердрафта, – это доводы о том, что такой овердрафт произошел вследствие ошибки в работе программного обеспечения.

Между тем в определении от 25 ноября 2014 г. № 5-КГ14– 124 Верховный Суд РФ сделал принципиальный вывод. Работа программного центра охватывается рамками предпринимательской деятельности банка, и сбой программного обеспечения не является следствием обстоятельств непреодолимой силы и не освобождает банк от ответственности перед клиентом за ненадлежащее предоставление услуги. Пункт договора, содержащий условие о том, что банк не несет ответственности вследствие сбоя в работе программного обеспечения, является ничтожным как противоречащий Закону о защите прав потребителей. Предоставление неразрешенного овердрафта вследствие сбоя в работе программного обеспечения следует квалифицировать как незаконные действия банка, выразившиеся в предоставлении услуги ненадлежащего качества.

Обобщая вышеизложенное, можно сделать вывод, что мы подробно проанализировали способы защиты прав заемщика, которому помимо его воли был выдан кредит в рамках технического овердрафта. В следующей статье изучим ситуации, когда кредит оформляется в результате недобросовестных (мошеннических) действий третьих лиц, якобы действующих от имени заемщика.


1 См.: Севастьянова Ю. Когда принудить банк нельзя // АГ. 2020. № 6 (311).

2 Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 21 июня 2019 г. № Ф04-2441/2019 по делу № А45-9791/2018.

3 Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 7 февраля 2019 г. № Ф06–29579/2018 по делу № А65–5816/2017.

4 Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 3 февраля 2020 г. № Ф06–57381/2019 по делу № А65–17317/2019.

5 Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 6 февраля 2017 г. № Ф07–13354/2016 по делу № А56–85618/2015.

6 В соответствии с п. 7 ч. 1 ст. 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395–1 «О банках и банковской деятельности» неоднократное в течение одного года виновное неисполнение содержащихся в исполнительных документах судов, арбитражных судов требований о взыскании денежных средств со счетов (с вкладов) клиентов кредитной организации при наличии денежных средств на счетах (во вкладах) указанных лиц является основанием для отзыва у банка лицензии.

Согласно ч. 3 ст. 17.14 КоАП РФ нарушение лицом, не являющимся должником, законодательства об исполнительном производстве, выразившееся в неисполнении требований исполнительного документа, в том числе полученного от взыскателя, – влечет наложение административного штрафа на юридических лиц – от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.

7 Апелляционное определение Челябинского областного суда от 8 июля 2014 г. по делу № 11–5934/2014.

8 Апелляционное определение Омского областного суда от 8 августа 2012 г. по делу № 33–4687/12.

9 Определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 19 февраля 2019 г. № 44-КГ18–27.

10 Постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 12 декабря 2019 г. № Ф06–55104/2019 по делу № А65–9776/2019.