10.06.2022 Пересмотр ввиду особых обстоятельств АГ

Материал выпуска № 11 (364) 1-15 июня 2022 года.

14 декабря 2021 г. Пленум Верховного Суда РФ принял постановление № 43 «О применении судами норм главы 49 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по заключению прокурора» (далее – постановление № 43), а 16 декабря 2021 г. Конституционный Суд РФ принял постановление № 53-П по делу о проверке конституционности ст. 416, 417 УПК РФ в связи с жалобой гражданина Ф.Б. Исхакова (далее – постановление № 53-П).

Правовые позиции КС РФ придают ясности ряду дискуссионных положений гл. 49 УПК РФ. Доктрина отмечает пробелы в нормативном регулировании этого уголовно-процессуального института, что объясняется прежде всего экстраординарностью данной стадии, обусловливающей ее редкое использование на практике1. Анализируя судебные акты, авторы предлагают внести в УПК РФ нормы, расширяющие полномочия суда при пересмотре судебных актов ввиду особых обстоятельств.

Положительные моменты

Постановление № 43 содержит расширительное толкование оснований для возобновления уголовного дела, т.е. вновь открывшихся и новых обстоятельств, а также дополнительно разъясняет оценочное понятие «иные новые обстоятельства».

Так, ВС РФ отметил, что вновь открывшимися обстоятельствами являются установленная вступившим в законную силу приговором суда заведомая ложность показаний любого из участников уголовного судопроизводства и лиц, не являющихся таковыми, а не только субъектов, прямо указанных в п. 1 ч. 3 ст. 413 УПК РФ. Согласно разъяснениям ВС РФ в данную категорию включаются: специалист, давший заведомо ложное заключение; защитник, представивший в качестве доказательства заведомо подложный документ; лицо, принудившее свидетеля или потерпевшего к даче заведомо ложных показаний.

Также ВС РФ в качестве примера иных новых обстоятельств привел, в частности, обстоятельства, ранее не известные суду, свидетельствующие о непричастности осужденного к совершению преступления или о совершении им менее тяжкого преступления. Данное разъяснение имеет существенное значение для стороны защиты, так как открытый перечень данных обстоятельств, предусмотренный УПК РФ, предоставляет юридическую возможность пересмотра судебных решений in favorem («с поворотом к лучшему»).

В то же время, и после принятия постановления № 43, остался неразрешенным ряд спорных вопросов, связанных с реализацией процессуального механизма пересмотра судебных решений ввиду особых обстоятельств.

Полномочия прокурора

Заметим, что дискуссионным является вопрос о правомерности наделения прокурора правом на возбуждение производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

В юридическом сообществе распространенным и общепринятым является подход, согласно которому сущностью деятельности прокурора в рамках данной стадии уголовного судопроизводства является правозащита в связи с возможной отменой обвинительного приговора суда2. В то же время можно встретить мнение, что наделение прокурора функцией принятия решения по инициированию пересмотра судебных решений значительно ослабляет положение стороны защиты ввиду нарушения закрепленного в ст. 6 УПК РФ принципа состязательности уголовного судопроизводства.

Таким образом, в правоприменительной деятельности на данной стадии может возникнуть проблема дуализма роли прокурора. Ведь он выступает, с одной стороны, как должностное лицо, призванное осуществлять объективный общий надзор за соблюдением прав и свобод, с другой – как государственный обвинитель. Это противоречие в функциях прокурора мешает обеспечить должное рассмотрение материалов защиты. Для прокурора велик соблазн просто опустить их в бюрократический вакуум или, если и рассмотреть, то формально.

УПК РФ и постановление № 43 не содержат в себе ограничений по инициированию проверки либо расследования прокурором конкретного подразделения: путем буквального толкования данных нормативных положений можно сделать вывод о том, что такое право принадлежит любому прокурору.

В литературе этот законодательный пробел предлагается восполнять путем разделения полномочий прокурора в рамках данной стадии на полномочия: по возбуждению производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств (ст. 415 УПК РФ); по возобновлению такого производства (ст. 416 УПК РФ).

Следовательно, в первом случае реализация полномочий может осуществляться прокурорами районного звена, во втором – прокурорами в соответствии с уровневой компетенцией на обращения в судебные органы3

В то же время отсутствие законодательной регламентации позволяет сделать вывод, что сторона защиты вправе обратиться к любому прокурору, у которого автоматически возникает обязанность провести проверочные мероприятия на основании полученных от стороны защиты материалов.

В то же время необходимо учитывать положения приказа Генпрокуратуры России от 30 января 2013 г. № 45 «Об утверждении и введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в органах прокуратуры Российской Федерации» (далее – приказ). Пункт 3.2 приказа предусматривает, что обращения, решения по которым не принимали руководители нижестоящих прокуратур, направляются им для проверки доводов с установлением контроля либо без контроля, с одновременным уведомлением об этом заявителя. Согласно п. 3.4 приказа обращение, разрешение которого не входит в компетенцию данной прокуратуры, в течение семи дней со дня регистрации направляется соответствующему прокурору с одновременным уведомлением об этом заявителя.

В соответствии с ч. 2 ст. 415 УПК РФ поводами для возбуждения производства являются, в частности, сообщения граждан, к которым относится и волеизъявление стороны защиты, направляемое прокурору в виде процессуального документа.

Таким образом, прокурор вправе передать поступившие к нему материалы от стороны защиты соответствующему подразделению, что может значительно продлить срок рассмотрения обращения.

К сожалению, на практике нередко имеет место формальный характер рассмотрения прокурором большинства поступивших материалов, без проведения должной проверки или расследования. Попав в такую ситуацию, сторона защиты не без оснований зачастую приходит к выводу о нарушении своего права на справедливое судебное разбирательство.

Более того, данное нарушение прав заинтересованных лиц усугубляется отсутствием прямого указания в законе на конкретный срок, в течение которого прокурор должен завершить уже возбужденное производство по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

В постановлении № 53-П КС РФ в качестве способа решения данной проблемы называет лишь обжалование заинтересованными лицами бездействия прокурора и нарушение им разумных сроков производства в суд. Однако правовых механизмов, обязывающих прокурора направить в суд свое заключение, по-прежнему в законе не предусмотрено.

Таким образом, ввиду названных обстоятельств актуальным остается вопрос о спорности наделения прокуратуры исключительным правом на принятие решения о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Баланс публичных и частных интересов

КС РФ в постановлении № 53-П уделил значительное внимание вопросу соблюдения баланса между публичными интересами и конституционными гарантиями судебной защиты, отметив, что правовая экстраординарность пересмотра уголовного дела ввиду особых обстоятельств, его дополнительный характер обусловливают отсутствие у заинтересованных лиц, включая осужденных, самостоятельного права инициирования возобновления производства по уголовному делу.

КС РФ в ряде своих актов отмечал особенности данной стадии (см. постановление от 16 мая 2007 г. № 6-П, определения от 28 июня 2012 г. № 1248-О, от 25 сентября 2014 г. № 2215-О, от 23 декабря 2014 г. № 2844-О, от 23 июня 2016 г. № 1272-О, от 27 июня 2017 г. № 1401-О, от 28 сентября 2017 г. № 2232-О, от 23 ноября 2017 г. № 2752-О, от 27 сентября 2018 г. № 2117-О, от 25 октября 2018 г. № 2717-О, от 28 февраля 2019 г. № 527-О и др.).

КС РФ указывал, что возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств направлено не на восполнение недостатков предшествующей обвинительной и судебной деятельности, а на обеспечение возможности исследования фактических обстоятельств, которые:

  • уголовный закон признает имеющими значение для определения оснований и пределов уголовно-правовой охраны и
  • в силу объективных причин ранее не могли входить в предмет исследования по уголовному делу.

По мнению КС РФ, избыточным является и возбуждение производства по собственной инициативе суда, без предшествующего принятия решения о целесообразности такого пересмотра со стороны уполномоченного должностного лица, которым на сегодняшний день является прокурор.

Несмотря на то что прокуратура является органом, осуществляющим надзор за соблюдением Конституции РФ и исполнением законов, за соблюдением прав и свобод человека и гражданина, на практике может возникнуть ситуация, когда прокурор, отталкиваясь от своей функции государственного обвинителя, одновременно наделяется правом принятия решения по возбуждению пересмотра судебного решения по конкретному уголовному делу.

КС РФ в постановлении № 53-П фактически наделил суд правом инициирования возобновления производства уголовного дела в случае признания проведенной прокурором проверки или расследования ненадлежащими.

Так, КС РФ подчеркнул: «Признав проверку или расследование ненадлежащими, суд при достаточности имеющихся материалов не может быть лишен возможности <…> в исключение из общего порядка сам заключить, налицо ли искомые обстоятельства как основания для пересмотра уголовного дела и позволяют ли они принять о том решение, поскольку в конечном счете только суд вправе решать, имело ли место то или иное обстоятельство и необходимо ли новое рассмотрение дела (выделено авторами – Прим. ред.)».

Данное правомочие суда КС РФ ограничил «нестандартными ситуациями» – например, в случае многолетней отсрочки при завершении прокурором производства.

Также КС РФ отметил особую роль суда при установлении иных новых обстоятельств (п. 3 ч. 4 ст. 413 УПК РФ) ввиду их оценочного характера и, следовательно, отсутствия при их толковании формально установленных критериев.

Как представляется, данные уточнения КС РФ в части полномочий суда имеют существенное значение для обеспечения интересов заинтересованных лиц, так как в рамках гл. 49 УПК РФ содержится лишь общая норма, предусматривающая обязанность прокурора разъяснить заинтересованной стороне право судебного обжалования постановления о прекращении возбужденного производства.

На сегодняшний день особая роль суда в рамках рассматриваемого уголовно-процессуального института предусмотрена п. 3 ст. 418 УПК РФ, закрепляющей право суда на принятие решения об отклонении заключения прокурора. Данное правомочие суда имеет особое значение для стороны защиты при пересмотре судебных решений reformation in pejus («с поворотом к худшему»), в том числе в части соблюдения сроков, предусмотренных ч. 3 ст. 414 УПК РФ.

Выводы

Считаем целесообразным внесение в УПК РФ конкретных норм, расширяющих полномочия суда при пересмотре судебных актов ввиду особых обстоятельств. Это значительно улучшит положение стороны защиты при реализации существующего уголовно-процессуального механизма.

Полагаем, что полномочия суда в рамках пересмотра уголовного дела ввиду особых обстоятельств необходимо существенно расширить, они не должны ограничиваться исключительно контролем над законностью решений, принятых прокуратурой. Прежде всего, активная роль суда при инициировании возобновления производства по уголовному делу сможет обеспечить надлежащее соблюдение прав всех заинтересованных лиц, в том числе соблюдение принципа состязательности уголовного судопроизводства.

Однако в случае сохранения за прокурором данных полномочий процессуальной гарантией соблюдения прав заявителя может явиться установление на законодательном уровне конкретного срока проведения проверки прокурором, например, стандартные 30 суток. Данная правовая определенность существенно повысит эффективность рассмотрения обращений прокурорами и снизит количество поданных жалоб в порядке ст. 125 УПК РФ.

Учитывая правовую экстраординарность пересмотра уголовного дела ввиду особых обстоятельств, право возбуждения такого производства целесообразно оставить судам, а процессуальным участникам с обеих сторон предоставить равные права обращаться с таким заявлением непосредственно в суд, вынесший итоговое решение по делу.

Полагаем, что подобный порядок будет соответствовать принципу независимости суда и разделения функций обвинения и защиты, обеспечит гарантии соблюдения прав заинтересованных лиц, в том числе соблюдение принципа состязательности уголовного судопроизводства.


1 См.: Курс уголовного процесса / Под ред. д.ю.н., проф. Л. В. Головко. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2017. С. 1173.

2 См., например: Кононов П.А. Организация участия прокуроров в пересмотре вступивших в законную силу судебных решений по уголовным делам ввиду новых и вновь открывшихся обстоятельств // Известия Тульского государственного университета. Экономические и юридические науки. 2021. С. 79–86; Шаталов А. С. Правозащитный потенциал института возобновления производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Право. Журнал Высшей школы экономики. 2013. С. 29–41.

3 Крюков В. Ф. Прокурор и его назначение в пересмотре уголовных дел ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств // Законность. 2011. № 5. С. 12–15; Кононов П. А. Указ. соч. С. 83.