10.09.2021 ВС разбирался, можно ли обязательства по займу одного из бывших супругов признать их общим долгом АГ НОВОСТИ

Суд указал, что юридически значимым обстоятельством в такой ситуации является выяснение вопроса, связанного с условиями получения и возврата денег по договору займа

Верховный Суд в Определении по делу № 18-КГ21-56-К4 от 17 августа разобрался, возможно ли в рамках гражданско-правовых отношений привлечь бывшую жену в качестве созаемщика по долгу экс-супруга.

С 24 июня 2011 г. Сергей Фоменко и Евгения Рагулина состояли в браке. 13 ноября 2011 г. Фоменко взял в долг у родителей жены 650 тыс. руб. и предоставил расписку. Срок возврата был определен моментом востребования. 20 января 2012 г. супруги приобрели в общую долевую собственность (по 1/2 доли каждому) жилой дом и земельный участок. Цена объектов недвижимости была определена в размере 1,1 млн руб., из которых 400 тыс. руб. были уплачены продавцу за счет личных средств покупателей, а 700 тыс. руб. – за счет ипотеки.

26 ноября 2016 г. супруги развелись. 30 июня 2017 г. мать бывшей жены Сергея Фоменко – Валентина Рагулина – направила ему требование о возврате долга, а также процентов за пользование займом в размере почти 330 тыс. руб.

Так как Сергей Фоменко деньги не вернул, Валентина Рагулина обратилась в Павловский районный суд Краснодарского края. Она попросила взыскать всю сумму долга, проценты, определенные по состоянию на 31 января 2018 г. в размере около 350 тыс. руб.; проценты за пользование займом с февраля 2018 г. до момента фактического исполнения обязательства; проценты за нарушение срока возврата займа, определенные по состоянию на 31 января 2018 г. в размере более 41 тыс. руб.; проценты за пользование чужими денежными средствами с 1 февраля 2018 г. до момента фактического исполнения обязательства по возврату задолженности.

В свою очередь Сергей Фоменко обратился в суд со встречным иском к Евгении и Валентине Рагулиным, указав, что долг возник по инициативе обоих бывших супругов. Он отметил, что деньги были расходованы на нужды семьи, что подтверждается предварительным договором купли-продажи земельного участка с домом от 14 ноября 2011 г. Мужчина просил применить к сложившимся правоотношениям положения Семейного кодекса и признать долг общим долгом бывших супругов, произвести раздел этого долга в равных долях между ним и Евгенией Рагулиной, признать расписку о займе недействительной в части того, что заемщиком является один Сергей Фоменко, а также применить в отношении расчетов по процентам, пеням и штрафам ст. 333 ГК – с учетом его материального положения и необоснованно завышенных, по его мнению, расчетов Валентины Рагулиной.

Исковые требования Валентины Рагулиной суд удовлетворил частично. Он взыскал с Сергея Фоменко в счет возмещения основного долга по расписке 325 тыс. руб.; проценты по договору займа в размере около 175 тыс. руб.; проценты за пользование займом с 1 февраля 2018 г. до дня фактического исполнения обязательства; проценты за нарушение срока возврата займа в размере 20 тыс. руб. и проценты за пользование чужими деньгами с 1 февраля 2018 г. до момента фактического исполнения обязательства. При этом суд признал расписку недействительной в части возложения долга исключительно на Сергея Фоменко, признав его общим долгом бывших супругов в равных долях. Заявление Фоменко о применении ст. 333 ГК суд оставил без удовлетворения. Апелляция и кассация оставили судебный акт без изменения.

Валентина Рагулина подала кассационную жалобу в Верховный Суд. ВС, изучив материалы, обратил внимание, что суд посчитал значимым для дела обстоятельством то, на какие цели ответчиком у истца были взяты в долг деньги и на что они впоследствии были израсходованы. Поскольку, по мнению суда, эти деньги были израсходованы на семейные нужды Сергея Фоменко и его супруги, то по логике обычных семейных отношений между родителями и детьми деньги по договору займа истец передала ответчику, действуя прежде всего в интересах своей родной дочери. Между тем, заметил ВС, возникшие правоотношения между Валентиной Рагулиной и Сергеем Фоменко являются гражданско-правовыми и нормами семейного права не регулируются.

Из материалов дела следует, что иск Валентины Рагулиной мотивирован ссылкой на ст. 809, 810, 395 ГК. Она просила взыскать с ответчика сумму долга, процентов по ему, а также проценты за нарушение срока возврата займа ввиду исполнения Сергеем Фоменко своих гражданско-правовых обязательств ненадлежащим образом. Верховный Суд сослался на п. 1 ст. 807, п. 2 ст. 808 и п. 1 ст. 810 ГК и отметил, что с учетом приведенных норм права юридически значимым обстоятельством являлось выяснение судом вопроса, связанного с условиями получения и возврата денег по договору займа, заключенному между заимодавцами – родителями бывшей супруги – и заемщиком – Сергеем Фоменко.

ВС указал, что из содержания подписанной Сергеем Фоменко расписки от 13 ноября 2011 г. следует, что именно он взял в долг деньги, обязавшись вернуть их по первому требованию заимодавца. Каких-либо ссылок на то, что деньги были взяты на общие нужды супругов, как и указания на то, что Евгения Рагулина приняла на себя обязательство по их возврату, в расписке не имеется.

Верховный Суд заметил, что положения п. 1 ст. 39 Семейного кодекса о том, что при разделе общего имущества супругов учитываются общие долги и права требования по обязательствам, возникшим в интересах семьи, не свидетельствуют о наличии правовых оснований для взыскания с другого супруга в пользу заимодавца невыплаченной задолженности по такому договору, равно как и об уменьшении размера ответственности заемщика перед заимодавцем на сумму супружеского долга.

«Возникшие в период брака обязательства по заемным договорам, исполнение которых после прекращения брака лежит на одном из бывших супругов, могут быть компенсированы супругу путем передачи ему в собственность соответствующей части имущества сверх полагающейся по закону доли в совместно нажитом имуществе. При отсутствии такого имущества супруг-заемщик вправе требовать от второго супруга компенсации соответствующей доли фактически произведенных им выплат по договору», – указал ВС.

Иное, посчитал Суд, противоречило бы положениям п. 3 ст. 39 Семейного кодекса и повлекло наступление для другого супруга заведомо неблагоприятных последствий в части срока исполнения денежного обязательства перед заимодавцем, равно как повлекло бы и неблагоприятные последствия для заимодавца, рассчитывающего на исполнение обязательства по возврату полученной суммы займа в срок и в порядке, которые предусмотрены договором займа (п. 1 ст. 810 ГК).

Признавая наполовину недействительной расписку, то есть, по сути, принимая решение о признании частично недействительным договора займа, суд в нарушение требований ст. 198 ГК не указал в решении правовые нормы, которым противоречит указанная сделка и на основании которых она, по мнению суда, может быть признана недействительной. При этом решение суда об освобождении ответчика от возврата половины суммы долга и процентов по нему фактически означает перевод части долга на другое лицо без согласия кредитора, что прямо противоречит п. 2 ст. 391 ГК, отметил ВС.

Кроме того, суд не указал в решении, недействительна ли спорная расписка с даты ее подписания (как ничтожная) или с даты ее признания таковой судом (как оспоримая). В связи с этим доводы Валентины Рагулиной о пропуске срока исковой давности по требованию Сергея Фоменко о признании недействительным оспариваемого им договора займа, о применении которого ею было заявлено при рассмотрении дела, суды оставили без исследования и правовой оценки, хотя от выяснения этого обстоятельства зависело правильное разрешение возникшего спора, подчеркнул Верховный Суд. Он отменил решения апелляции и кассации и направил дело на новое апелляционное рассмотрение в Краснодарский краевой суд.

Адвокат, управляющий партнер АБ г. Москвы «Лебедева-Романова и Партнеры» Елена Лебедева-Романова указала, что Сергею Фоменко, защищая свои права, не нужно было идти по пути признания гражданско-правового договора займа недействительным, тем более что оснований для такого требования не было представлено. Для защиты своего права как супруга-заемщика он мог привлечь в качестве соответчика по первоначальному иску свою бывшую супругу, обосновав позицию соответствующими доказательствами. Либо Сергей Фоменко должен был обратиться к своей бывшей супруге с самостоятельным иском о взыскании имущества или денежных средств в качестве компенсации по заемному договору, заключенному в период брака в интересах семьи.

Определение ВС никоим образом не противоречит императивным нормам гражданского и семейного права об исполнении принятых на себя обязательств и о возвращении заемных денежных средств (п. 1 ст. 807 ГК) и о законном режиме совместной собственности супругов (п. 1 ст. 33 СК), отметила адвокат. «Верховный Суд указал, что при разрешении данного гражданского спора нижестоящими судами были применены не те нормы материального права, которые должны применяться», – отметила Елена Лебедева-Романова.

Адвокат АП Ленинградской области Станислав Изосимов посчитал, что ВС устранил очевидную ошибку нижестоящих судов. «Она заключалась в полном отсутствии понимания разницы между отношениями кредитор – должник, назовем их “внешние”, и отношениями между супругами касательно общего долга, назовем их “внутренние”. Суды оказались не в состоянии понять, что супруг в гражданском обороте выступает как самостоятельный субъект права. Если он заключает договор займа и получает по нему в долг деньги, то именно он становится для кредитора обязанным лицом. Даже если заимодавец знает, что предоставляет деньги на общие нужды супругов, то от этого супруг заемщика не становится созаемщиком, если он таковым не поименован в договоре, о чем и говорится в определении ВС РФ», – указал адвокат.

Отношения же супругов по поводу общего долга не касаются «внешнего» обязательства. Если супруг-заемщик выплачивает кредитору общий долг, то он может его распределить в рамках раздела имущества супругов либо взыскать с бывшего супруга компенсацию в размере половины уплаченных денежных средств. «Вывод нижестоящих судов о частичной недействительности договора займа и вовсе абсурден. Как видно из определения ВС, они не смогли привести нормы права, на основании которых договор был признан недействительным», – резюмировал Станислав Изосимов.

Адвокат адвокатской группы «СанктаЛекс» Ольга Истомина также посчитала, что Верховный Суд правомерно оценил правовую природу договора займа между двумя физическими лицами, указав, что он регулируется исключительно гражданским законодательством, не смешивая гражданские и семейные споры.

«В расписке отсутствовала ссылка на обязательства супруги и упоминание о совместной ответственности. То обстоятельство, что деньги были взяты в долг на приобретение имущества в совместную долевую собственность супругов (что не следует из расписки), имело бы существенное значение при разделе супругами совместно нажитого имущества. И, как справедливо указал ВС РФ, это не лишает супруга-заемщика права обратиться к экс-супруге с иском о передаче ему части имущества или компенсации части денежных средств после исполнения решения суда», – отметила Ольга Истомина.

Она добавила, что при рассмотрении споров о разделе имущества между супругами в период или после расторжения брака судами учитываются и подробно выясняются цели займов и кредитов одного из супругов и обстоятельства их использования, и только в случае установления, что заемные средства были потрачены именно на приобретение совместного имущества или на иные совместные семейные нужды, суды соразмерно делят задолженность между супругами.

Марина Нагорная