11.02.2021 КС не усмотрел нарушений в возможности отказать в принятии к рассмотрению жалобы на бездействие прокурора АГ НОВОСТИ

Суд отметил, что неполучение заявителем уведомления о решении, принятом по его жалобе прокурором, а равно отказ прокурора в удовлетворении жалобы не порождают последствий, выходящих за пределы собственно уголовно-процессуальных отношений

Конституционный Суд опубликовал Определение № 9-О от 28 января 2021 г., в котором указал, что отказ в принятии жалобы в порядке ст. 125 УПК на бездействие прокурора в виде отсутствия незамедлительного уведомления о решении, принятом по жалобе, не является неконституционным.

Дмиапшин подал жалобу об оспаривании бездействия должностных лиц органов прокуратуры в порядке ст. 125 УПК. Суд ее удовлетворил, однако апелляция решение отменила и прекратила производство по жалобе ввиду отсутствия предмета по правилам данной судебной процедуры.

После этого Дмитрий Лапшин обратился в Конституционный Суд. Он посчитал, что ч. 1 и 5 ст. 125 «Судебный порядок рассмотрения жалоб» УПК противоречат Конституции в той мере, в какой позволяют суду отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина на бездействие прокурора, выразившееся в невыполнении требования ч. 3 ст. 124 «Порядок рассмотрения жалобы прокурором, руководителем следственного органа» того же Кодекса, согласно которой заявитель должен быть незамедлительно уведомлен о решении, принятом по жалобе, и дальнейшем порядке его обжалования.

Изучив материалы дела, Конституционный Суд отметил, что с учетом стадийного построения уголовного процесса право его участников на судебную защиту на досудебных стадиях может обеспечиваться путем проверки судом жалоб на действия и решения органов предварительного расследования после передачи уголовного дела в суд. Однако если действия и решения этих органов порождают последствия, выходящие за рамки собственно уголовно-процессуальных отношений, существенно ограничивая тем самым конституционные права и свободы личности, а отложение проверки законности и обоснованности таких действий и решений до стадии судебного разбирательства может причинить ущерб, восполнение которого в дальнейшем окажется неосуществимым, то заинтересованным лицам должна быть обеспечена возможность незамедлительного обращения в суд с соответствующей жалобой. При этом в суд могут быть обжалованы действия и решения органов предварительного расследования, если они нарушают конституционные права и свободы, которые не могут быть восстановлены в полном объеме при рассмотрении судом уголовного дела, и если проверка их законности и обоснованности не связана с предрешением вопросов, затрагивающих существо уголовного дела.

КС отметил, что реализации данной правовой позиции служит ст. 125 УПК, которая гарантирует возможность обжалования в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, постановлений органа дознания, дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иных действий (бездействия) и решений дознавателя, начальника подразделения дознания, начальника органа дознания, органа дознания, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию (ч. 1); по результатам рассмотрения жалобы судья выносит постановление либо о признании действия (бездействия) или решения соответствующего должностного лица незаконным или необоснованным и о его обязанности устранить допущенное нарушение, либо об оставлении жалобы без удовлетворения (ч. 5).

КС сослался на Определение № 1047-О от 23 апреля 2020 г. и указал, что неполучение заявителем уведомления о решении, принятом по его жалобе прокурором, а равно отказ прокурора в удовлетворении жалобы не порождают последствий, выходящих за пределы собственно уголовно-процессуальных отношений, а также не могут признаваться затрудняющими доступ граждан к правосудию. К тому же, как разъяснил Пленум ВС в п. 3 Постановления от 10 февраля 2009 г. № 1 «О практике рассмотрения судами жалоб в порядке статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации», если лицо не согласно с постановлением прокурора или руководителя следственного органа, вынесенным в соответствии со ст. 124 УПК, то предметом судебного обжалования выступает не сам по себе отказ прокурора или руководителя следственного органа в удовлетворении обращения лица, а непосредственно те действия (бездействие) и решения органов дознания, их должностных лиц или следователя, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию.

Таким образом, заключил КС, оспариваемые положения – притом что прокурор не освобождается от выполнения предусмотренной ч. 3 ст. 124 УПК обязанности уведомить заявителя о принятом по его жалобе решении – не могут расцениваться как нарушающие права Дмитрия Лапшина в обозначенном им аспекте, а потому данная жалоба как не отвечающая критерию допустимости обращений в Конституционный Суд не может быть принята к рассмотрению.

В комментарии «АГ» адвокат АП Республики Башкортостан Николай Герасимов с сожалением отметил, что позиция КС, с которой он не согласен, соответствует сложившейся правоприменительной практике и разъяснениям Верховного Суда.

Эксперт пояснил, что суды, которых в большинстве случаев поддерживают в этом вышестоящие инстанции, стараются максимально сузить круг вопросов, подлежащих проверке в порядке так называемого судебного контроля (ст. 125 УПК), ограничившись некоторыми фундаментальными нарушениями либо прямо поименованными в указанной статье процессуальными решениями. По его мнению, данный поход является в корне неверным и фактически нарушающим право на судебную защиту, так как ст. 125 УПК не предусматривает какого-либо закрытого перечня решений и действий (бездействий), которые могут быть в этом порядке обжалованы.

Адвокат отметил, что в рассмотренном КС РФ случае предметом жалобы гражданина послужил факт неисполнения прокуратурой своей обязанности по направлению ему уведомления о принятом по его жалобе решении. Данная обязанность прямо предусмотрена УПК РФ, ее неисполнение, посчитал он, безусловно влечет для гражданина негативные последствия, граничащие с ограничением доступа к правосудию.

«Так, например, не получив указанное уведомление и копию принятого решения, гражданин не может определиться с теми действиями, которые он в последующем мог бы предпринять для защиты своих прав и законных интересов. Получение же копии данного решения, например в порядке ознакомления с материалами проверки, требует дополнительного немалого времени и ресурсов», – заметил Николай Герасимов.

Кроме того, указал он, такое положение фактически напрямую нарушает конституционное право гражданина на ознакомление с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, которое предусмотрено ч. 2 ст. 24 Конституции. «Однако данное обстоятельство, к сожалению, каким-либо образом на позиции КС РФ не отразилось. Насколько можно судить из определения КС, оно даже не было принято во внимание и проанализировано», – подчеркнул адвокат.

В целом, отметил Николай Герасимов, судебный контроль в порядке ст. 125 УПК, изначально представлявший собой с некоторыми условностями более-менее действенный способ обжалования решений и действий (бездействий) должностных лиц органов дознания, следствия и прокуратуры, с течением времени стал фактически исключительно формальным и не предоставляющим гражданам и юридическим лицам реальную защиту.

Младший юрист АБ «Забейда и партнеры» Полина Немчинова указала, что разница между порядками обжалования, предусмотренными ст. 124 и 125 УПК, состоит не только и не столько в органах, рассматривающих жалобу, но в характере нарушения, допущенного соответствующим должностным лицом. «КС РФ справедливо отмечает, что в порядке ст. 125 УПК обжалуются именно те нарушения, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию», – подчеркнула она.

Полина Немчинова заметила, что подобный подход существует не только в России. Например, в Швейцарии досудебное производство предусматривает четкие точки открытия следствия и предъявления обвинения. На этих ключевых точках существует возможность обжалования соответственно только отказа в возбуждении уголовного дела и только прекращения уголовного дела. Идея совершенно аналогичная: отказ в возбуждении дела и прекращение дела блокируют доступ лица к правосудию, противоположные решения предполагают продолжение процесса и возможность рассмотрения всех вопросов и нарушений в судебном порядке.

«Во-первых, вряд ли можно сказать, что неуведомление прокурором лица о принятом решении блокирует доступ этого лица к правосудию. Во-вторых, иерархичная структура органов прокуратуры позволяет обжаловать те или иные решения, действия (бездействие) прокурорам разного уровня. В-третьих, нарушение, ставшее предметом первоначальной жалобы, может быть рассмотрено и судом в порядке ст. 125 УПК (если не затрагивает существо обвинения)», – указала юрист.

По ее мнению, КС справедливо отметил, что бездействие прокурора, выразившееся в неуведомлении заинтересованного лица о принятом решении, не может расцениваться как нарушающее права заявителя в аспекте ст. 18 и ч. 1 ст. 46 Конституции, а также обжаловаться в порядке ст. 125 УПК как способное причинить ущерб конституционным правам и свободам заявителя либо затруднить его доступ к правосудию. «К тому же, и об этом также говорит Суд, выраженный в настоящем определении подход к обозначенной заявителем проблеме нисколько не освобождает прокурора от обязанности, закрепленной за ним в ч. 3 ст. 124 (незамедлительно уведомить заявителя о принятом решении)», – подчеркнула Полина Немчинова. По ее мнению, наиболее логичным решением для заявителя в данной ситуации было бы обжалование бездействие прокурора вышестоящему руководству последнего.

Марина Нагорная