11.03.2021 Начислили по ошибке и оформили кредит: сколько клиент должен банку Право.ру

По ошибке банк начислил на карту клиентке не пятьсот тысяч, а в два раза больше. Эти деньги она успела снять. Банк быстро узнал о сбое и «вернул лишнее»: увел счет в минус. Через год он решил, что это овердрафт, и взыскал еще и немалые проценты (почти 200 000). Но ВС напомнил, что в таких ситуациях надо изучать кредитный договор. Если в условиях нет пункта, что карта с овердрафтом, то такую услугу навязать нельзя.

В июне 2016 года Ирина Еремина* получила в Сбербанке дебетовую карту Visa Classic и пополнила ее на 465 000 руб. У банка произошел сбой программы, и сумма пришла дважды. Когда Еремина получила второе sms от банка о начислении, решила воспользоваться ситуацией и снять деньги. Она успела вывести 928 000 руб., 463 000 из которых «лишние».

Банк узнал о сбое и отменил второе начисление суммы. Карта Ереминой ушла «в минус», недостаток кредитная организация оформила как непогашенный овердрафт (краткосрочный кредит). По тарифам Сбербанка плата за него составляет 40% годовых.

И только летом 2017-го Сбербанк направил клиентке письменное требование о погашении задолженности. Банк рассчитал, что Еремина должна вернуть ему не только 463 000 руб., начисленных по ошибке, но и почти 195 000 руб. процентов, которые набежали за год. То есть в общей сложности 658 000 руб. Еремина с такими подсчетами не согласилась, она была готова вернуть только то, что ей перевели по ошибке, но не проценты. Банк обратился в суд, так как добровольно деньги Еремина перечислять не стала.

Вернуть долг и проценты

Спор рассмотрел Зюзинский районный суд Москвы. Истец настаивал, что Еремина подписала заявление о получении карты, а в нем есть информация о согласии с условиями выпуска и обслуживания карт. Один из его пунктов гласит, что если сумма операции превышает остаток по не зависящим от банка причинам (например, разница курсов), то клиенту предоставляют кредит на недостающую сумму. Представитель ответчика настаивал, что его доверитель не давала согласия на услугу «овердрафт». Она оформляла обычную дебетовую карту, кредитный договор с банком не заключала, не знала и об условиях кредитования – 40% годовых. Но райсуд согласился с истцом: он решил, что возможность неразрешенного овердрафта все-таки была предусмотрена соглашением между клиентом и банком.

Действия банка не были самовольными, он исполнял условия договора, решил райсуд.

Суд удовлетворил иск Сбербанка и взыскал с Ереминой 658 000 руб. (дело № 2-5750/2018). Такого же мнения оказались апелляция и кассация. После этого Еремина пожаловалась в Верховный суд

Дело № 5-КГ20-134-К2 рассмотрела тройка судей под председательством Сергея Асташова. На заседании, которое прошло в январе 2021 года, Асташов сначала зачитал пункт, на который ссылался банк в нижестоящих инстанциях: если сумма операции превышает остаток по не зависящим от банка причинам, то клиенту предоставляют кредит. А затем поинтересовался у представителя Сбербанка, что именно в истории о двойном перечислении не зависело от банка. Юрист Кирилл Буслов признал, что начисление излишней суммы – это ошибка банка, но овердрафт возник в результате действий Ереминой. Сняв деньги, она якобы выразила согласие заключить кредитный договор (см. ВС оценивал хитрость клиента в деле о случайном зачислении денег).

Выслушав стороны, ВС отменил все акты, а свои мотивы изложил в решении, опубликованном позднее.

На кредит нужно согласиться

В мотивировочной части ВС напомнил, что согласно ст. 820 ГК («Форма кредитного договора»), такой договор должен быть составлен в письменной форме, в противном случае он признается ничтожным. Верховный суд обратился к «Условиям дебетовой карты» Сбербанка. Согласно п. 1.1, если клиент подписывает «Индивидуальные условия выпуска и обслуживания карты с овердрафтом», то договор включает в себя и условие о предоставлении клиенту кредита в форме «овердрафт». В материалах дела есть такие индивидуальные условия, но в них нет паспортных данных Ереминой и, главное, подписи клиентки. А в заявлении на получение обычной дебетовой карты (которое ответчица подписала) нет ничего о том, что она хочет карту с овердрафтом. ВС отметил, что Еремина не выразила согласие на кредитование счета и каким-то другим способом.

Тройка учла и аргумент ответчика о том, что об условиях кредитования она не знала. ВС указал, что согласно п. 1 ст. 10 закона о защите прав потребителей («Информация о товарах (работах, услугах)»), исполнитель обязан предоставить потребителю всю информацию об услуге. По мнению ВС, именно банк должен доказать, что до Ереминой донесли сведения о процентах по овердрафту и что она действительно заключала кредитный договор. Нижестоящие инстанции это не учли, поэтому ВС отменил акт апелляции и кассации, а дело направил на новое рассмотрение в Московский городской суд.

Эксперты: когда овердрафт возможен

Александра Стирманова, адвокатS&K Вертикаль , считает, что нижестоящие инстанции проигнорировали главный вопрос: применяются ли здесь нормы права о кредите? Поскольку если условий об овердрафте нет в договоре, банк не может применять положения о кредите. Еще один вопрос в том, совершила ли Еремина действия, которые можно расценить как заключение кредитного договора. Эксперт уверена, что если клиентка распорядилась деньгами, то это не означает, что она согласилась на кредит.

Споры о двойном начислении от банка не единичны. Но суды зачастую не готовы разбираться во всех обстоятельствах дела и ошибочно признают кредитом перечисленные банком деньги.

Александра Стирманова, адвокатS&K Вертикаль

Верховный суд  не впервые поправляет нижестоящие инстанции (дело № 44-КГ18-27). «Но, несмотря на разъяснения ВС, они зачастую принимают незаконные решения», – говорит Стирманова. У Александра Пчелина, юриста практики «Разрешение споров» ЮК Лемчик, Крупский и Партнеры , более позитивный настрой: он считает, что позиция ВС по делу Ереминой найдет отражение в дальнейшей судебной практике. Эксперт заключил, что при новом рассмотрении дела, скорее всего, кредитная организация сможет взыскать деньги как неосновательное обогащение, а проценты на них значительно меньше (порядка 10–11% в 2016-2017 годах – «Право.ru»).

* имена и фамилия изменены редакцией