11.03.2021 О привлечении руководителей МУП к уголовной ответственности при получении ими выплат стимулирующего характера без так называемого согласования с работодателем АГ

Материал выпуска № 5 (334) 1-15 марта 2021 года.

Сложившаяся судебная практика допускает привлечение руководителей муниципальных унитарных предприятий (далее – МУП) к уголовной ответственности в случаях начисления ими самим себе наряду с другими членами коллектива выплат стимулирующего характера без так называемого согласования с работодателем. В условиях нормативной неурегулированности процедуры согласования руководители не могут осознавать общественную опасность и противоправность действий при получении названных выплат, полагая, что закрепление за ними такого права в договоре и регулярная финансовая отчетность – это и есть согласование.

Трудовой кодекс РФ относит руководителей к категории лиц, регулирование труда которых имеет особенности. Глава 43 и отдельные статьи ТК РФ, регулирующие специфику труда руководителя (в том числе ст. 145 ТК РФ), не содержат ответов на ряд спорных вопросов. Согласно ст. 252 ТК РФ особенности регулирования труда, влекущие за собой снижение уровня гарантий работникам, ограничение их прав, повышение ответственности, могут устанавливаться исключительно названным Кодексом либо в случаях и порядке, им предусмотренных. В соответствии со ст. 145 ТК РФ «Условия оплаты труда руководителей, их заместителей, главных бухгалтеров и заключивших трудовой договор членов коллегиальных исполнительных органов организаций» условия оплаты труда руководителей устанавливаются по соглашению сторон трудового договора. В силу сложившейся правоприменительной практики у руководителей МУП могут возникнуть проблемы в виде привлечения к уголовной ответственности по ч. 3 ст. 160 УК РФ в случаях начисления ими самим себе наряду с другими членами коллектива выплат стимулирующего характера (в том числе не зависящих от показателей работы поощрительных выплат к праздничным датам) без так называемого согласования с работодателем. Именно несогласование с работодателем является подводным камнем для руководителей. Однако ни трудовое законодательство (в частности, положения ст. 277 ТК РФ «Материальная ответственность руководителя организации»), ни иные акты, содержащие нормы трудового права (например, ст. 25 «Ответственность руководителя унитарного предприятия» Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»), ни трудовой договор не устанавливают порядок согласования предусмотренных трудовым договором выплат стимулирующего характера, как и не предусматривают обязательность такой процедуры.

В условиях нормативной неурегулированности процедуры согласования руководители не могут осознавать общественную опасность и противоправность действий при получении выплат стимулирующего характера, полагая, что закрепление за ними такого права в договоре и регулярная финансовая отчетность – это и есть согласование. Фактически речь идет о необходимости дополнительного согласования, т.е. помимо условий, закрепленных в трудовом договоре. Таким образом наступает повышенная уголовная ответственность, не сбалансированная правовыми гарантиями с учетом особенностей правового статуса лиц данной категории (в частности, специальными нормами трудового законодательства в части установления порядка начисления выплат стимулирующего характера с учетом особенностей условий труда руководителей МУП).

В сочетании с неопределенностью нормативного регулирования это создает для руководителя риск привлечения к уголовной ответственности за неисполнение неопределенных обязанностей, а для работодателя – почву для злоупотреблений.

Судебная практика

Правоприменительная практика по делам такого рода противоречива, что само по себе свидетельствует о наличии проблемы, требующей внимания государства. По таким делам имеются как оправдательные приговоры, так и обвинительные, которым в каждом случае предшествует унизительная процедура уголовного преследования.

Обвинительные приговоры. Так, руководитель аптеки осуждена за неисполнение неопределенных обязанностей в неопределенной процедуре. Д. Т. около 30 лет возглавляла аптеку с момента ее основания, характеризовалась исключительно положительно, дважды награждалась знаком «Отличник здравоохранения». Уволена по ч. 2 ст. 278 ТК РФ, а спустя 10 месяцев (что совпало с ее обращением в суд с иском о взыскании задолженности по заработной плате) подверглась уголовному преследованию и была осуждена по ч. 3 ст. 160 УК РФ за присвоение с использованием служебного положения денежных средств. Эти средства выражались в виде трех премий по 1500 руб. каждая (2013–2015), начисленных ею самой себе наряду с членами коллектива ко дню 8 марта; двух премий ко дню медицинского работника – 23 000 руб. и 2000 руб. (2013–2014); премии в 23000 руб. по итогам финансово-хозяйственной деятельности (2013); материальной помощи в размере 10 000 руб., начисленной к юбилею, чему предшествовало награждение благодарственным письмом администрации города (работодателя): «за многолетний добросовестный труд, личный вклад в развитие провизорской службы города в связи с 55-летием со дня рождения» с внесением записи в трудовую книжку. Итоговое решение по делу – апелляционное определение Забайкальского краевого суда от 6 апреля 2018 г.: «Считать… осужденной за хищение денежных средств, начисленных и выплаченных в качестве премий и материальной помощи в сумме… рублей. Смягчить наказание… по ч. 3 ст. 160 УК РФ до 2 лет лишения свободы… условно», подтверждено постановлением от 4 октября 2018 г. судьи ВС РФ О.Н. Ведерниковой № 72-УКС18–472. Похищенным имуществом признаны средства, полученные руководителем в виде указанных стимулирующих выплат. В основании обвинения – отсутствие «согласования с работодателем», несмотря на то что право на получение перечисленных выплат закреплено трудовым договором с работодателем и локальными актами. Важно, что само право руководителя на получение выплат наряду с членами коллектива к праздничным и юбилейным датам не оспаривалось, поскольку определялось не производственными показателями, а сложившимися в организации традициями. Действия руководителя по выплате членам коллектива в тот же период, теми же приказами такого же рода поощрительных выплат к праздничным датам из тех же источников (фондов) не признавались незаконными. Выплаты производились из средств фондов накопления и потребления, созданных предприятием на эти цели за счет чистой прибыли в соответствии с п. 2 ст. 16 Федерального закона «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях» и уставом предприятия, что отражалось в проверяемых работодателем ежеквартальных отчетах и ежегодных актах с данными о заработной плате руководителя. Суды, сославшись на отсутствие «согласования с работодателем», расценили действия руководителя по получению выплат стимулирующего характера из средств фондов накопления и потребления, созданных предприятием на эти цели за счет чистой прибыли, как преступные с целью реализации корыстного умысла, направленного на присвоение чужого имущества. Исходя из того, что стимулирующие выплаты являются частью заработной платы, оплаты за труд (ч. 1 ст. 129 ТК РФ), никакие нормы не предусматривают запрета руководителю получать наряду с другими работниками выплаты стимулирующего характера (в том числе не зависящие от показателей работы поощрительные выплаты к праздничным датам) и процедуру согласования с работодателем права на получение соответствующих выплат. Из положений ч. 3 ст. 160 УК РФ также не следует, что подобное поведение запрещено. Также в качестве примера можно привести обвинительный приговор Звениговского районного суда Республики Марий Эл от 25 декабря 2014 г. по делу № 1–107/14 в отношении бывшего директора МУП… признанного виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 160 УК РФ. С применением ч. 3 ст. 47 УК РФ назначено наказание в виде 3 лет лишения свободы. Из приговора: «Подсудимый, являясь …руководителем МУП… лично издал и подписал приказы, согласно которым он премировал себя лично. На основании вышеуказанных приказов… получил денежные средства в качестве ежемесячных премий… а также премию в связи с профессиональным праздником – Днем работника ЖКХ… которые присвоил…».

Апелляционным определением Свердловского областного суда от 22 июня 2016 г. оставлен в силе обвинительный приговор Алапаевского городского суда Свердловской области от 27 апреля 2016 г. по делу № 22–5192/2016: в отношении директора МУП, начислявшего себе премии без согласования с работодателем. Из апелляционного определения: «…характер действий П., связанных с незаконным начислением и получением премий, дает основание однозначно утверждать, что хищение денежных средств явилось результатом умышленных, целенаправленных действий осужденного, который, используя служебное положение, издавал приказы о начислении себе и выплате премий, не имея на то полномочий».

Оправдательные приговоры. Апелляционным определением Тульского областного суда от 8 сентября 2014 г. оставлен в силе оправдательный приговор Одоевского районного суда Тульской области от 4 июня 2014 г. по делу № 22–1663/14: руководитель МУП оправдан в совершении четырех преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ. Из текста апелляционного постановления по одному из эпизодов: «У. Р.В. лично издал приказ… и дал указание о включении себя в список лиц, подлежащих премированию в соответствии с приказом… о выплате премии работникам, после чего ему были выплачены денежные суммы в размере 1000 и 500 руб., которые… получил лично, о чем расписался…».

Апелляционным определением Ростовского областного суда от 25 февраля 2014 г. отменен обвинительный приговор Усть-Донецкого районного суда Ростовской области от 19 декабря 2013 г. по делу № 22–902/2014 в отношении директора МУП по обвинению в совершении семи преступлений, предусмотренных ч. 3 ст. 160 УК РФ. Из апелляционного постановления: «…директор МУП Д.А.П. в период с… издал 5 приказов о премировании и 2 приказа о выплате материальной помощи, в которые наряду с другими работниками предприятия, без согласования с администрацией…включил себя. На основании указанных приказов Д.А.П. получил денежные средства на сумму 16300 руб.». Оправдательный приговор от 28 октября 2015 г. Зеленчукского районного суда Карачаево-Черкесской Республики по делу № 1–106/2015: оправдан директор МБРОУ ЗДШИ «Лира» …по обвинению в совершении преступлений по ч. 1 ст. 286, ч. 3 ст. 160 УК РФ. Из приговора: «Версия следствия по предъявленным обвинениям подсудимой…заключается лишь в отсутствии…(согласий) учредителя…на всевозможные премии, надбавки, выплаты, которые… незаконно установила себе в частности:… издала приказ №л/с от… «О поощрении работников в связи с празднованием Международного женского дня 8 марта и за добросовестное выполнение служебных обязанностей» в размере 1150 руб., причинив бюджету учредителя…ущерб за март 2013 в размере 1150 руб. …издала приказ… «О поощрении работников в честь празднования Дня учителя, за многолетний плодотворный труд, за достижение высоких показателей в работе» в размере 1150 руб., причинив бюджету учредителя…ущерб в размере 14867,44 руб. за октябрь 2013, 14386,37 руб. за ноябрь 2013, 10847,15 руб. за декабрь 2013».

При различиях в обстоятельствах представленные уголовные дела имеют схожую первопричину, запустившую механизм уголовного преследования, – отсутствие «согласования» работодателя на получение выплат стимулирующего характера. Руководители, исходя из того, что право на получение таких выплат определялось трудовыми договорами, а размер и основание выплат отражались в финансовых отчетах, предоставляемых работодателю, обоснованно считали данный вопрос согласованным и не осознавали, что их действия могут квалифицироваться по ч. 3 ст. 160 УК РФ.

Суть проблемы

Налицо проблема, состоящая в том, что повышенная уголовная ответственность руководителей не сбалансирована гарантиями, фактически они лишены даже общих гарантий, закрепленных ТК РФ для всех категорий работников, а положения ч. 3 ст. 160 УК РФ применяются без учета особенностей труда руководителей, трудовых правоотношений, общих положений ТК РФ. Противоречия законодательного регулирования позволяют квалифицировать как присвоение (ч. 3 ст. 160 УК РФ) действия руководителя по получению обусловленной трудовым договором части заработной платы в виде стимулирующих выплат, начисленных из средств фондов накопления и потребления, созданных предприятием согласно уставу для этих целей за счет чистой прибыли.

Понятие безвозмездности как сущностного признака хищения в форме присвоения нередко толкуется без учета специфики трудовых правоотношений. Под безвозмездностью понимается изъятие имущества без платы, в то время как стимулирующие выплаты являются частью заработной платы, представляют собой результат труда руководителя. Согласно ст. 129 ТК РФ заработная плата (оплата труда работника) – вознаграждение за труд в зависимости от квалификации работника, сложности, количества, качества и условий выполняемой работы, а также компенсационные … и стимулирующие выплаты (доплаты и надбавки стимулирующего характера, премии и иные поощрительные выплаты). Правоприменительная практика, рассматривающая действия руководителя, направленные на получение обусловленной договором части заработной платы в виде поощрительных выплат, как безвозмездное изъятие чужого имущества, не согласуется с положениями ст. 37 Конституции РФ (общие принципы права запрещают расширительное толкование уголовно-правовых норм), противоречит правоприменительным позициям КС РФ «…любое правонарушение и санкции за его совершение должны быть четко определены в законе, причем таким образом, чтобы исходя непосредственно из текста соответствующей нормы – в случае необходимости с помощью толкования, данного ей судами, – каждый мог предвидеть правовые последствия своих действий (бездействия)» (постановления от 27 мая 2008 г. № 8-П; от 13 июля 2010 г. № 15-П; от 10 февраля 2017 г. № 2-П); «… уголовная ответственность может считаться законно установленной лишь при условии, что она соразмерна характеру и степени общественной опасности криминализируемого противоправного деяния, а его составообразующие признаки, наличие которых в совершенном деянии, будучи основанием уголовной ответственности, позволяет отграничивать его от иных противоправных, а тем более законных деяний, точно и недвусмысленно определены в уголовном законе, непротиворечиво вписывающемся в общую систему правового регулирования» (постановление от 10 февраля 2017 г. № 2-П).

Последствия для руководителей

Повышенная юридическая ответственность руководителей МУП, не сбалансированная правовыми гарантиями с учетом особенностей правового статуса лиц данной категории, неопределенность норм, взаимная несогласованность между общими и специальными нормами (регулирующими особенности труда руководителя) ТК РФ, между нормами УК РФ и ТК РФ вызывают следующие негативные последствия для руководителей МУП:

  • позволяют квалифицировать как присвоение (ч. 3 ст. 160 УК РФ) действия руководителя по получению обусловленной трудовым договором части заработной платы в виде стимулирующих выплат, являющихся результатом затрат собственного труда и надлежащего исполнения обязанностей, начисленных из средств фондов накопления и потребления, созданных коммерческим предприятием согласно уставу для этих целей за счет чистой прибыли;
  • не позволяют руководителю осознавать общественную опасность и противоправность действий при получении обусловленных договором выплат стимулирующего характера без дополнительного согласования с работодателем; предвидеть последствия таких действий и наступление ответственности за их совершение, осознавать, что они могут расцениваться как присвоение чужого имущества, разграничивать разрешенные и запрещенные действия; дифференцировать юридическую ответственность в зависимости от существенных обстоятельств, влияющих на выбор между уголовной ответственностью и материальной;
  • допускают привлечение руководителя к уголовной ответственности, несмотря на нормативную неурегулированность как самой процедуры согласования, так и ее обязательности, привлекать к уголовной ответственности за неисполнение неопределенных обязанностей в неопределенной процедуре за деяние, которое не только официально не запрещено, но представляет собой реализацию права на получение обусловленной трудовым договором части заработной платы;
  • приводят к нарушению баланса прав руководителя и публичного интереса; граждане подвергаются уголовному преследованию за действия, не обладающие опасностью для личности, общества или государства;
  • возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения ведет к произволу, нарушению принципов равенства, позволяет ограничивать распространение действия общих правил ТК РФ на руководителя; произвольно устанавливать дополнительные правила и обязанности, неисполнение которых повышает ответственность (вплоть до уголовной), влечет снижение уровня гарантий, закрепленных общими нормами ТК РФ;
  • допускают толкование сомнений, вызванных недостатками правового регулирования, в пользу работодателя (сильной стороны), что возлагает на руководителя бремя подтверждения исполнения неустановленных обязанностей, поскольку опровержение вины в совершении преступления возможно лишь при условии подтверждения факта «дополнительного согласования»;
  • допускают возложение на руководителя (зависимую сторону, специального субъекта уголовных правоотношений) повышенной ответственности, которая не сбалансирована правовыми гарантиями в случае злоупотреблений со стороны работодателя, в то же время допускают освобождение работодателя (сильную сторону) от несения обязанностей и ответственности по своевременному контролю за начислением обусловленных договором поощрительных выплат, от регламентации в договоре порядка согласования и исполнения связанных с ним обязанностей;
  • не только лишают руководителя установленных ст. 130 ТК РФ основных гарантий, обеспечивающих реализацию права на вознаграждение за труд, в систему которых входит ответственность работодателей за нарушение требований, установленных трудовым законодательством и иными нормативными правовыми актами, содержащими нормы трудового права, коллективными договорами, договорами, но и трансформируют ответственность работодателя за неисполнение обязанностей по своевременному контролю и начислению руководителю обусловленных трудовым договором выплат в уголовную ответственность руководителя, который реализовал конституционное право;
  • создают состояние правовой неопределенности для руководителя и почву для злоупотреблений для работодателя, который в течение 10-летнего срока давности привлечения к уголовной ответственности может использовать ситуацию с «несогласованием» в целях запуска механизма уголовного преследования, при отсутствии с его стороны претензий и действий по привлечению руководителя к материальной ответственности с целью возмещения ущерба в течение годичного срока (ст. 392 ТК РФ).
  • Леонидченко Валентина