11.05.20. Банкротство в практике ВС РФ Краткий обзор дел за I-й квартал 2020 года. АГ.

Краткий обзор дел за I-й квартал 2020 года
Суворов Евгений

Адвокат, к.ю.н., доцент Московского государственного юридического университета имени О.Е. Кутафина
Материал выпуска № 9 (314) 1-15 мая 2020 года.

Автор настоящего обзора значимых дел о банкротстве прокомментировал правовые позиции Судебной коллегии ВС РФ, которые в целом могут быть интерпретированы следующим образом: 1) аффилированный с должником кредитор вправе инициировать открытие производства по делу о банкротстве такого должника при условии наличия у заявителя гражданско-правового требования, обладающего свойством принудительной исполнимости; 2) лицо, оспаривающее текущие операции, должно представить конкретные доказательства осведомленности текущего кредитора о нарушении очередности погашения текущих обязательств; 3) у арбитражного управляющего отсутствуют конкретные обязанности, подлежащие им исполнению, но есть так называемая фидуциарная обязанность, т.е. забота о массе в целом; 4) вред, причиненный массе, надлежит определять с использованием экономико-стоимостных, а не юридико-инвентаризационных критериев; 5) объединение в один лот на торгах не связанного друг с другом имущества может служить основанием для признания торгов недействительными; 6) отсутствие документов бухгалтерского учета, выявленное при непередаче таких документов арбитражному управляющему, не является самостоятельным основанием для субсидиарной ответственности; 7) к ответственности в виде взыскания убытков не может быть привлечен арбитражный управляющий, не оспоривший сделку должника, направленную на вывод активов, если такая сделка была совершена за пределами периода подозрительности.

Законодательство о банкротстве, равно как и практика его применения, вот уже значительный период времени находятся в режиме реформирования и уточнения.

Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ ежемесячно принимается около 10 определений по итогам рассмотрения кассационных жалоб.

В целом это составляет корпус правовых позиций ВС РФ, на которые можно ориентироваться участникам соответствующих процессов, несмотря на то что формально только позиции Президиума и Пленума ВС РФ являются обязательными для применения арбитражными судами. Связано это с тем, что позиции Президиума ВС РФ по конкретным делам в сфере банкротства отсутствуют, их заменяют тематические обзоры либо поддержка конкретного решения в Обзоре судебной практики ВС РФ за соответствующий период. В этой связи многие из проблем так остаются вне поля рассмотрения Президиума ВС РФ. Что касается разъяснений Пленума ВС РФ, то в большинстве своем они абстрактны и сами нуждаются в детальном уточнении фактической обстановки в рамках конкретного дела. Все это предопределяет значимость правовых позиций Судебных коллегий Верховного Суда РФ по итогам рассмотрения соответствующих кассационных жалоб.

В данной статье дается краткий обзор значимых дел, рассмотренных Судебной коллегией по экономическим спорам Верховного Суда РФ за I-й квартал 2020 г.

Определение ВС РФ от 19 марта 2020 г. № 308-ЭС19-20513 (1, 2, 4)

В деле о банкротстве Мир ВС РФ решал, вправе ли аффилированный (связанный) с должником кредитор инициировать открытие производства по делу о банкротстве такого должника. ВС РФ пришел к утвердительному ответу на этот вопрос при условии, что у заявителя имеется гражданско-правовое требование, обладающее свойством принудительной исполнимости.

Как указал Суд, для данного вывода не имеет значения то обстоятельство, что очередность удовлетворения требования такого кредитора подлежит понижению. ВС РФ также пришел к выводу, что в открытии производства (признании банкротом) связанному с должником кредитору не может быть отказано по мотиву допущенного злоупотребления правом, если при этом отсутствуют иные (независимые кредиторы), которым мог бы быть причинен вред.

Комментарий

Данное дело свидетельствует о диверсифицированном подходе к требованиям связанных с должником лиц применительно к их участию в распределении массы (через включение в реестр требований кредиторов), а также к открытию производства по мотиву неисполнения таких требований. Проблематика субординации требований была подробно проанализирована в ранее опубликованном Обзоре судебной практики разрешения споров, связанных с установлением в процедурах банкротства требований контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, утв. Президиумом ВС РФ 29 января 2020 г. По мнению ВС РФ, открытию производства не мешает то, что инициирующее требование подлежит субординации. Надо напомнить, что связанные лица ограничены в предложении кандидатуры временного управляющего.

Определение ВС РФ от 28 февраля 2020 г. № 302-ЭС16-8804 (4)

В деле о банкротстве Байкальских коммунальных систем ВС РФ решал, при каких обстоятельствах могут быть признаны недействительными сделки по удовлетворению текущих обязательств.

По мнению ВС РФ, текущие операции могут быть признаны недействительными при наличии совокупности обстоятельств: осведомленности кредитора о нарушении принятым им исполнением (суррогатом исполнения) очередности совершения текущих платежей (его осведомленности о погашении долга преимущественно перед уже ожидающими исполнения кредиторами приоритетной очередности удовлетворения, а для текущих требований, относящихся к одной очереди, – о нарушении календарной очередности); недостаточности конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным.

Как указал ВС РФ, об осведомленности текущего кредитора о нарушении очередности удовлетворения текущих обязательств еще не свидетельствует то обстоятельство, что ему было известно об объективном банкротстве должника. Кроме того, такую осведомленность еще не подтверждает то обстоятельство, что кредитор и должник осуществляют деятельность на одном и том же рынке.

Согласно выраженной ВС РФ позиции лицо, оспаривающее текущие операции, должно представить конкретные доказательства недобросовестности кредитора, в частности подтвердить, что кредитор имел доступ к реестру текущих обязательств или иным документам, которые содержали информацию об очередности проведения расчетов по текущим платежам.

Комментарий

Дело важно для защиты текущих кредиторов: сейчас нередко случается, что такому кредитору вместо осведомленности о нарушении очередности погашения текущих платежей противопоставляется осведомленность о банкротстве должника. Очевидно, что такая ошибочная практика должна быть исправлена.

Определение ВС РФ от 28 февраля 2020 г. № 308-ЭС16-10285 (4, 5, 6)

Согласно правовой позиции, выраженной в деле о банкротстве ЮгРосПродукт, поведение арбитражного управляющего, заключившего договор аренды имущества должника с заведомо неспособным исполнить свои обязательства арендатором с размером арендной платы, в два раза отклоняющейся в худшую для должника сторону от арендной платы, взимаемой новым арендатором с согласованного управляющим субарендатора, может быть признано недобросовестным и (или) неразумным.

По мнению ВС РФ, при сдаче имущества должника в аренду управляющий обязан привлечь наибольшее число потенциальных арендаторов и заключить договор с тем из них, кто сможет эксплуатировать такое имущество без ущерба для него, имеет необходимые лицензии и разрешения, а также трудовые и финансовые ресурсы. В свою очередь, вывод о неразумности и (или) недобросовестности управляющего не опровергает то обстоятельство, что сдача в аренду и субаренду соответствующего имущества, являющегося предметом залога, была согласована с залоговым кредитором.

Как указал ВС РФ, в ситуации, когда в ходе конкурсного производства возникает объективная необходимость передачи имущества должника в аренду, именно конкурсный управляющий как антикризисный менеджер, в силу имеющихся у него полномочий и компетенции, должен определить стратегию наиболее эффективного подыскания потенциальных арендаторов, оценив востребованность имущества на рынке, круг лиц, которых это имущество может заинтересовать, их финансовое состояние и их возможность обеспечить сохранную эксплуатацию. Арбитражный управляющий не вправе рассчитывать на то, что данные действия за него будут выполнены кредиторами, в том числе залоговыми (что не исключает возможность взаимодействия управляющего с данными кредиторами, например путем проведения консультаций). Управляющий обращается к залоговому кредитору за получением согласия на заключение договора аренды с конкретным лицом после проведения им процедуры отбора арендатора.

Комментарий

Данное дело является очередным подтверждением отсутствия у арбитражного управляющего конкретных обязанностей, подлежащих им исполнению, и наличия у него так называемой фидуциарной обязанности, т.е. заботы о массе в целом.

Определение ВС РФ от 6 февраля 2020 г. № 306-ЭС19-19734

ВС РФ в деле о банкротстве Директ эстейт пришел к выводу, в оспаривании сделок внесения имущества должника в уставный капитал хозяйственного общества не может быть отказано на том основании, что должником приобретена доля в таком уставном капитале, что свидетельствует о возмездности сделки, если судами не проверялась реальная стоимость такой доли или если внесение было взаимосвязано с последующей ликвидацией дочернего общества без получения должником сопоставимого имущества в порядке ликвидационной квоты.

В частности, ВС РФ сослался на то, что согласно позиции, изложенной в постановлении Президиума ВАС РФ от 11 марта 2014 г. № 14768/13, по общему правилу само по себе совершение сделки по внесению единственным учредителем имущества в уставный капитал не влечет причинения вреда имущественным интересам кредиторов учредителя. Тем не менее о наличии такого вреда могут свидетельствовать невозможность осуществления контроля над имуществом ввиду наличия особенностей корпоративной структуры и управления, наличие у дочернего общества долгов, в результате чего стоимость доли становится меньше чистой стоимости внесенного имущества, и т.п. Признак вреда также может проявляться и в ситуации, когда внесение имущества в уставный капитал являлось составной частью цепочки притворных сделок, итогом осуществления которых становились отчуждение дочерним обществом внесенного в капитал имущества и неполучение участником равноценного предоставления даже на уровне корпоративных прав.

По мнению ВС РФ, для целей определения неэквивалентности экономического эффекта по сравнению со стоимостью внесенного в уставный капитал имущества, если имеются подозрения во взаимосвязанности сделок внесения имущества в уставный капитал, ликвидации дочернего общества без реального получения должником какого-либо имущества в связи с наличием у него доли в уставном капитале дочернего общества, подлежит выяснению дальнейшая судьба полученной должником доли в уставном капитале. Основанием к отказу в удовлетворении заявления об оспаривании сделки может служить то обстоятельство, что должник до ликвидации дочернего общества продал соответствующую долю в уставном капитале дочернего общества.

Комментарий

ВС РФ продолжает придерживаться подхода к определению вреда, причиненного массе, с использованием экономико-стоимостных, а не юридико-инвентаризационных критериев. Кроме того, по факту, ВС РФ ориентирует на выявление дальнейшей судьбы приобретенного актива. Думается, что это возможно только при доказанности (неопровержении) умысла на связанность всех операций.

Определение ВС РФ от 3 февраля 2020 г. № 305-ЭС16-13381 (4)

В деле о банкротстве ЭнергоСервисПроект ВС РФ признал, что объединение в один лот на торгах не связанного друг с другом имущества (несмежные земельные участки в разных районах различных субъектов РФ, автомобили, дебиторская задолженность) может служить основанием для признания торгов недействительными, поскольку вероятность реализации разнородного имущества должника единым лотом ниже, чем в случае его разделения на несколько лотов, что приводит к необоснованному ограничению количества потенциальных участников торгов и негативно сказывается на цене продажи. Как указал ВС РФ, объединение разнородного имущества допустимо, если объединенное имущество составляет предприятие.

Так, при определенных обстоятельствах эффективное восстановление прав кредиторов на получение удовлетворения может быть обеспечено продажей разнородного имущества должника одним лотом. Однако объединение объектов продажи в один лот должно носить объективный характер. Оно допустимо, например, в ситуации, когда совокупность отчуждаемых активов отвечает признакам предприятия, к которому для целей несостоятельности п. 1 и 3 ст. 110 Закона о банкротстве относят имущественный комплекс, предназначенный для осуществления предпринимательской деятельности. Разрешая вопрос о том, является ли разнородное имущество предприятием в значении, придаваемом этому понятию законодательством о несостоятельности, следует исходить из того, имеет ли возможность покупатель, приобретший имущество, на его основе приступить к ведению бизнеса без излишних сложностей. Принципиальная невозможность организации предпринимательской деятельности на базе отчужденного имущества свидетельствует о недопустимости его продажи как предприятия по правилам ст. 110 Закона о банкротстве.

По мнению ВС РФ, обязанность доказать эффективность принятого решения лежит на лицах, выступающих в рамках обособленного спора за сохранение юридической силы торгов. При этом согласно выраженной в определении правовой позиции о неэффективности продажи имущества одним лотом может свидетельствовать то обстоятельство, что первые и повторные торги признаны несостоявшимися по причине отсутствия заявок.

Комментарий

Торги в банкротстве – одна из тех сфер, где ощущается недостаток правовых позиций для пресечения совершаемых злоупотреблений. «Умелое» формирование лотов, направленное на снижение интереса к приобретению у независимых участников торгов, конечно же, совершается против интересов массы, кредиторов и должника, а значит, должно приводить к их недействительности.

Определение ВС РФ от 30 января 2020 г. № 305-ЭС18-14622(4,5,6)

Согласно позиции, выраженной в деле о банкротстве Д.А. Каменского, для целей квалификации требование из субсидиарной ответственности, мотивированной доведением должника до банкротства и основанной на презумпции такого доведения при непередаче документов бухгалтерского учета, свидетельствующих об их отсутствии, считается возникшим в момент совершения действий, доведших должника до банкротства, а не в момент непередачи документов.

ВС РФ посчитал, что отсутствие документов бухгалтерского учета, выявленное при непередаче таких документов арбитражному управляющему, не является самостоятельным основанием для субсидиарной ответственности. Это лишь презумпция, облегчающая процесс доказывания состава правонарушения с целью выравнивания процессуальных возможностей сторон спора. При этом обстоятельства, составляющие презумпцию, не могут подменять обстоятельства самого правонарушения и момент наступления обстоятельств презумпции может не совпадать с моментом правонарушения. Смысл этой презумпции в том, что если лицо, контролирующее должника-банкрота, привело его в состояние невозможности полного погашения требований кредиторов, то во избежание собственной ответственности оно заинтересовано в сокрытии следов содеянного. Установить обстоятельства содеянного и виновность контролирующего лица возможно по документам должника-банкрота. В связи с этим, если контролирующее лицо, обязанное хранить документы должника-банкрота, скрывает их и не представляет арбитражному управляющему, то подразумевается, что его деяния привели к невозможности полного погашения требований кредиторов. При этом ВС РФ напомнил, что Закон о банкротстве предусматривает два юридических состава для привлечения к данному виду ответственности: невозможность полного погашения требований кредиторов (ст. 61.11 Закона о банкротстве), неподачу (несвоевременную подачу) заявления должника (ст. 61.12 Закона о банкротстве).

Комментарий

Правовую позицию следует поддержать. По сути, это дело свидетельствует о наличии распространенного заблуждения, согласно которому отсутствие документов бухгалтерского учета – основание для субсидиарной ответственности. Такое правило не действует уже с середины 2013 г., тем более в новой редакции Закона о банкротстве – гл. 3.2. Отсутствие данных документов лишь презюмирует доведение до банкротства, что может быть опровергнуто.

Определение ВС РФ от 29 января 2020 г. № 308-ЭС19-18779(1,2)

Наконец, в деле о банкротстве А.И. Крымова ВС РФ признал, что к ответственности в виде взыскания убытков не может быть привлечен арбитражный управляющий, не оспоривший сделку должника, направленную на вывод активов, если такая сделка была совершена за пределами периода подозрительности. В свою очередь, к ответственности в виде взыскания убытков может быть привлечен арбитражный управляющий, заявивший заведомо бесперспективные требования.

По мнению ВС РФ, отказ в освобождении обязательств, мотивированный допущенным гражданином недобросовестным поведением по отчуждению своего имущества, не является достаточным основанием для признания сделок отчуждения ничтожными. Кроме того, ВС РФ указал, что отчуждение своего имущества по заниженной цене в пользу заинтересованных лиц (родственников) в преддверии наступления срока возврата займов с целью причинения вреда кредиторам не выходит за пределы пороков сделок в ущерб имущественным правам кредиторов (п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве).

Комментарий

Выше уже говорилось о фидуциарной обязанности арбитражного управляющего, который самостоятельно определяет направления заботы об интересах массы. Позиция отдельных кредиторов, согласно которой управляющий обязан оспаривать практически любые сделки, не основана ни на законе, ни на доктринальных предпосылках.