11.05.20. Мораторий на банкротство: благо или зло. Анализ изменений законодательства о банкротстве. АГ.

Анализ изменений законодательства о банкротстве
Якушева Елена
Якушева Елена

Адвокат, партнер АБ «Плешаков, Ушкалов и партнеры»
Материал выпуска № 9 (314) 1-15 мая 2020 года.

В настоящей статье автор, анализируя постановление Правительства РФ о введении моратория на возбуждение дел о банкротстве, приходит к выводу, что данная мера не приведет к существенной поддержке бизнеса и снижению числа банкротств компаний и индивидуальных предпринимателей после окончания моратория, а также имеет негативное последствие в виде возможности злоупотребления предоставленной преференцией, а предусмотренное в законопроекте об упрощенной процедуре банкротства граждан бесплатное проведение процедуры за счет фондов арбитражных управляющих – малопривлекательное решение для саморегулируемых организаций. Также еще одна «реабилитационная» процедура, введенная в Закон о банкротстве, по мнению автора, не позволит ни кредиторам, ни самим должникам получить быстрое и эффективное правосудие.

Читайте также комментарии к данному материалу руководителя группы по банкротству АБ «Качкин и Партнеры» Александры Улезко и к.ю.н., арбитражного управляющего, партнера «ЮрТехКонсалт» Алексея Николаева.

Банкротство отдельных должников

Постановлением Правительства РФ от 3 апреля 2020 г. № 428 «О введении моратория на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников» введен полугодовой мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлению кредиторов в отношении отдельных должников.

В соответствии с п. 5 указанного постановления данный документ вступает в силу со дня официального опубликования и действует в течение 6 месяцев.

На официальном интернет-портале правовой информации постановление было опубликовано 6 апреля 2020 г., соответственно действует до 6 октября 2020 г. включительно.

Особое значение в названии, как и в тексте постановления Правительства РФ № 428, имеет слово «отдельных». Помимо системообразующих и стратегических предприятий в этот список попали организации, наиболее пострадавшие в условиях ухудшения ситуации в связи с распространением новой коронавирусной инфекции.

Во исполнение данного документа Федеральная налоговая служба разработала соответствующий перечень кодов Общероссийского классификатора видов экономической деятельности и разместила на своем портале список организаций, на которых распространяется мораторий. К таким организациям относятся компании, осуществляющие деятельность в области авиаперевозок, развлечений, туризма, организации выставок и предоставления бытовых услуг населению, спортивные и санаторно-курортные организации, общепиты, гостиничный бизнес.

Несмотря на то что в данный список включено почти 1,3 млн компаний и индивидуальных предпринимателей, сфера деятельности крупного, среднего и малого бизнеса в разы шире тех, что попали под соответствующий мораторий.

Страдают такие сферы деятельности, как транспорт, аренда, строительство, образование, услуги небытового характера и многие другие отрасли.

В условиях объявленных Президентом РФ нерабочих дней предварительно до 30 апреля с сохранением заработной платы за счет работодателя, а также лишь перенесенных, но не отмененных налоговых обязательств данный мораторий не приведет к существенной поддержке бизнеса и снижению числа банкротств компаний и индивидуальных предпринимателей после окончания моратория.

Поэтому рекорд по числу банкротств еще впереди.

Следует отметить, что постановление Правительства № 428 не касается вопросов банкротства физических лиц.

Упрощенное банкротство для граждан

Законопроект об упрощенной процедуре банкротства граждан уже подготовлен, но еще не принят. Данный проект предполагает бесплатное проведение процедуры за счет фондов арбитражных управляющих.

В то же время полагаю, что, во-первых, подобные процедуры банкротства физических лиц будут ограничены определенной суммой долга, скорее всего незначительной (особенно для московского региона). А, во-вторых, финансирование процедуры за счет фондов арбитражных управляющих – малопривлекательная затея для саморегулируемых организаций. Поэтому в отсутствие соответствующих механизмов в законе арбитражные управляющие просто будут отказываться от ведения таких процедур.

Изменения и дополнения в Закон о банкротстве

С целью обеспечения принятия Правительством РФ соответствующего постановления 1 апреля 2020 г. был принят Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 98-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций».

Данный закон был опубликован и вступил в силу в день его принятия, т.е. 1 апреля 2020 г.

В соответствии с данным документом Закон о банкротстве был дополнен ст. 9.1 «Мораторий на возбуждение дел о банкротстве», в котором законодатель предусмотрел:

  • прежде всего право Правительства РФ в исключительных случаях (при чрезвычайных ситуациях природного и техногенного характера, существенном изменении курса рубля и подобных обстоятельствах) вводить и продлевать мораторий на возбуждение дел о банкротстве по заявлениям, подаваемым кредиторами;
  • судьбу заявлений кредиторов о признании должника банкротом, поданных в арбитражный суд в период действия моратория, а также до даты введения моратория, но не принятых судом к производству (такие заявления подлежат возврату заявителю судом);
  • судьбу уведомлений кредиторов о намерении обратиться с заявлением о признании должника банкротом, внесенных в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве (ЕФРСБ). В период действия моратория такие уведомления в принципе не подлежат размещению в ЕФРСБ. Уведомления, опубликованные до введения моратория, утрачивают силу со дня его введения. Соответственно после истечения действия моратория кредиторы будут обязаны снова опубликовать такое уведомление в ЕФРСБ и подождать 15 дней, прежде чем обратиться в суд с заявлением о банкротстве.

Здесь важно отметить следующее.

Согласно действующему Закону о банкротстве единственным кредитором, обладающим правом на предъявление в суд заявления о банкротстве должника без предварительного уведомления о таком намерении, является уполномоченный орган.

Таким образом, для того чтобы уравнять права уполномоченного органа и иных кредиторов должника на возбуждение процедуры банкротства и заявление кандидатуры арбитражного управляющего, законодатель совершенно справедливо предусмотрел положение о том, что после истечения срока действия моратория право на обращение в арбитражный суд возникает у уполномоченного органа не ранее чем через 15 календарных дней после истечения срока действия моратория;

– на срок действия моратория приостанавливается обязанность должника обратиться с заявлением о банкротстве; наступает ряд последствий, предусмотренных для введения процедуры наблюдения; не допускается обращение взыскания на заложенное имущество, в том числе во внесудебном порядке; приостанавливается исполнительное производство по имущественным взысканиям по требованиям, возникшим до введения моратория (при этом не снимаются аресты на имущество должника и иные ограничения в части распоряжения имуществом должника, наложенные в ходе исполнительного производства).

В данном законе также предусматривается, что периоды подозрительности сделок, указанные в ст. 61.2 и 61.3 Закона о банкротстве, исчисляются с даты введения моратория и включают в себя соответствующий период до введения моратория и период моратория. Данное правило будет распространяться на банкротства, возбужденные в течение трех месяцев после окончания моратория.

При этом признаются ничтожными сделки, совершенные в период действия моратория, по передаче имущества и принятию обязательств или обязанностей (кроме совершаемых в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником, если цена имущества, передаваемого по одной или нескольким взаимосвязанным сделкам, или размер принятых обязательств или обязанностей не превышает один процент стоимости активов должника, определяемой на основании бухгалтерской отчетности должника за последний отчетный период на дату введения моратория).

Анализ данных изменений, внесенных в Закон о банкротстве в условиях существующей пандемии, фактически свидетельствует о введении законодателем еще одной реабилитационной процедуры, применяемой до возбуждения процедуры банкротства и, по идее законодателя, позволяющей организации преодолеть временные финансовые затруднения в период моратория.

Однако так ли это на самом деле?

Обратим внимание на то, что большинство формулировок ст. 9.1 Закона о банкротстве слишком конкретные и не допускают расширительного толкования. Оставшаяся часть – наоборот, достаточно расплывчата. Многие моменты в принципе не нашли своего отражения в законе: как быть с субсидиарной ответственностью контролирующих должника лиц; включается ли период моратория в срок исковой давности для оспаривания ничтожных сделок в процедуре банкротства; как быть с должниками, формально подпадающими под мораторий, но имеющими признаки банкротства задолго до его введения и многие другие вопросы.

Кроме того, несмотря на анонсируемые Президентом и Правительством РФ меры поддержки бизнесу и сложную экономическую ситуацию в стране, законодатель не отменил субординирование займов, выданных учредителями/акционерами компаний, на период моратория.

Таким образом, законодатель оставил разрешение этих и многих других вопросов на усмотрение арбитражных судов, рассматривающих соответствующие споры.

Полагаю, что в условиях экономического кризиса такая мера – не самый лучший выход из ситуации. Ни кредиторы, ни сами должники не смогут получить быстрого и эффективного правосудия, потому что суды будут ждать опубликования позиции Верховного Суда РФ или как минимум суда округа.

***

Среди негативных последствий введенного моратория, которых, к сожалению, не избежать, следует отметить, прежде всего возможность злоупотребления предоставленной преференцией.

Допустим, организация находится в списке компаний, наиболее пострадавших от пандемии, и, соответственно, подпадает под мораторий. Но признаки банкротства у данной компании возникли уже давно, и бенефициары бизнеса ожидали возбуждения процедуры банкротства со стороны кредиторов. При такой ситуации у недобросовестных лиц появилась реальная и продолжительная по времени возможность подготовиться к банкротству: вывести активы (свои и бизнеса), перевести бизнес на другую компанию, создать или увеличить дружественную кредиторскую задолженность и т.п.

Более того, даже если учесть, что никаких злоупотреблений со стороны бизнеса нет и не предполагается, введение безусловного моратория в отношении ряда организаций, попавших в список, без исследования периода возникновения и оснований несостоятельности должника, которые, возможно, от пандемии никак не зависят, свидетельствует о защите интересов именно должников, но никак не кредиторов.