11.05.20. Цель – развитие реабилитационных процедур. О законопроекте, реформирующем Закон о банкротстве.. АГ.

О законопроекте, реформирующем Закон о банкротстве
Николаев Алексей

К.ю.н., арбитражный управляющий, партнер «ЮрТехКонсалт»
Материал выпуска № 9 (314) 1-15 мая 2020 года.

Автор комментария к статье Елены Якушевой «Мораторий на банкротство: благо или зло» (см.: «АГ». 2020. № 9 (314)) подчеркивает, что реабилитационные процедуры в российском банкротном праве развиты очень плохо, поэтому мораторий на банкротство нужен, но без комплексной программы поддержки пострадавших отраслей экономики он просто отодвигает «шквал» банкротств. Также он акцентирует внимание на предложениях разработанного Минэкономразвития РФ законопроекта, реформирующего Закон о банкротстве, – введении новой процедуры банкротства, применяемой в отношении юридических лиц, – реструктуризации долгов и изменении системы выбора арбитражных управляющих.

Мораторий на банкротство в том или ином виде вводится во многих странах. Глобальная объективная причина экономических проблем компаний не позволяет использовать для возбуждения дела о банкротстве стандартные критерии в части наличия просрочек платежей.

В России мораторий вводится для компаний из наиболее пострадавших отраслей, а также на системообразующие организации. Такое решение не является бесспорным, поскольку пандемия COVID-19 нанесла урон практически всем.

Например, при введении моратория в Германии использовался другой критерий – неплатежеспособность должна быть вызвана пандемией, что предполагается, если должник не был неплатежеспособным по состоянию на 31 декабря 2019 г. Кроме того, мораторий в Германии не применяется, если нет перспектив восстановить платежеспособность.

Еще одним важным отличием немецкого закона является приостановление правил о субординации займов участников, если заявления о банкротстве будут поданы до 30 сентября 2023 г. В России правила о субординации продолжают действовать, поэтому желание спасать бизнес за счет дополнительных вливаний у предпринимателей вряд ли добавится.

Реабилитационные процедуры в российском банкротном праве развиты очень плохо, банкротство в подавляющем большинстве случаев завершается исключением компании из ЕГРЮЛ, поэтому мораторий на банкротство нужен. Однако мораторий без комплексной программы поддержки пострадавших отраслей экономики просто отодвигает «шквал» банкротств.

В период действия карантина многие предприниматели фактически остановили свою деятельность, при этом вынуждены продолжать выплачивать заработную плату вместе со страховыми взносами. Кроме того, простая отсрочка уплаты налогов и взносов вместо освобождения от них со временем приведет к тому, что в условиях снизившейся покупательской способности нужно будет платить как текущие налоги, так и отсроченные ранее.

Сейчас срок моратория составляет 6 месяцев, но ст. 9.1. Закона о банкротстве позволяет его продлить в случае необходимости, и такое продление нельзя исключать, поскольку недостаточно дождаться окончания карантина и самоизоляции, компании должны восстановить свои силы, чтобы не допускать просрочек исполнения обязательств. Тем более что со временем нагрузка на предпринимателей только увеличится.

Мораторий на банкротство, по сути, еще не начал действовать, так как в этот механизм были внесены изменения: помимо плюсов для должников (невозможность возбуждения дел о банкротстве, приостановление исполнительного производства, недопущение обращения взыскания на заложенное имущество и пр.), ст. 9.1 Закона о банкротстве предусматривает ограничения в части выплаты дивидендов, доходов по долям (паям), распределения прибыли между учредителями или участниками, выкупа либо приобретения размещенных акций или выплаты действительной стоимости доли. Среди компаний из пострадавших отраслей есть достаточно крупные, которые готовы выплачивать дивиденды даже в текущих условиях, поэтому были приняты поправки, вступившие в силу 24 апреля 2020 г. Поправки позволяют отказаться от моратория на банкротство, разместив на ЕФРСБ соответствующее заявление.

Скорее всего, механизмом отказа от применения моратория будут пользоваться не только компании, которые хотят выплатить дивиденды, но и компании, которые не увидят для себя перспектив продолжать деятельность в ожидании наступления срока уплаты отсроченных во время карантина платежей.

Помимо законопроекта об упрощенных процедурах банкротства граждан, следует отметить, что Министерством экономического развития РФ разработан объемный законопроект, реформирующий Закон о банкротстве. Одна из его целей – развитие реабилитационных процедур. Предлагается введение новой процедуры банкротства, применяемой в отношении юридических лиц, – реструктуризации долгов, направленной на восстановление платежеспособности компании, сохранение бизнеса. Процедуры наблюдения, внешнего управления, финансового оздоровления будут упразднены, реструктуризация долгов станет первой процедурой в большинстве дел, как сейчас это происходит при банкротстве граждан, в конце этой процедуры может быть утвержден план реструктуризации долгов или должник может быть признан банкротом с последующим открытием конкурсного производства.

Кроме того, законопроект предлагает неоднозначное реформирование системы выбора арбитражных управляющих.

Во-первых, должна быть введена рейтинговая система оценки деятельности управляющих. Например, оценка конкурсного управляющего будет зависеть от ряда факторов: процента погашения требований кредиторов, срока проведения процедуры, общей суммы требований кредиторов, стоимости проданного с торгов имущества, процента повышения цены продажи имущества на торгах.

Во-вторых, если сейчас арбитражный управляющий может быть предложен кредитором- заявителем по делу о банкротстве или собрание кредиторов может выбрать управляющего при переходе из одной процедуры в другую, то законопроект исключает любую возможность влияния кредиторов на определение кандидатуры управляющего. В случае принятия поправок управляющий будет определяться посредством рейтинговой системы, с участием саморегулируемых организаций и на основании элементов случайного выбора.

Обеспечение независимости арбитражных управляющих является благой целью, но этого можно достичь посредством исключения из процесса определения кандидатуры управляющего должником (что уже сделано в Законе о банкротстве) и аффилированных с должником кредиторов (что сейчас происходит на уровне судебной практики и могло быть закреплено в законе).

Законопроект предлагает слишком кардинальное решение – систему определения арбитражного управляющего, которая не позволяет кредиторам, чьими деньгами, по сути, распоряжается управляющий, повлиять на его выбор.