11.12.2020 КС не стал оценивать конституционность норм УПК об аресте имущества АГ НОВОСТИ

Заявитель пытался убедить Суд, что ст. 115 УПК позволяет арестовать любое имущество привлекаемого к уголовной ответственности лица в отсутствие гражданского иска и без соблюдения минимального уровня гарантий достоинства личности
Один адвокат, хоть и признал, что есть много проблем с арестом имущества на предварительном расследовании, назвал довод заявителя надуманным. По словам другого, бывают ситуации, когда нет указанных в ч. 1 ст. 115 УПК оснований арестовывать имущество, но суд все-таки накладывает арест со ссылкой на то, что потерпевший может подать гражданский иск позднее.

Конституционный Суд не стал рассматривать жалобу гражданина, который утверждал, что при аресте имущества УПК предоставляет обвиняемым меньше гарантий, чем тем, кто уже осужден за совершение преступления (Определение № 2586-О).

Александр Ефремов обвинялся в пособничестве в хищении (ч. 5 ст. 33, ч. 4 ст. 160 УК). Районный суд на основании ст. 115 УПК разрешил наложить арест на его имущество –компенсацию за увольнение и сохраняемый среднемесячный заработок.

Мужчина оспорил конституционность ч. 1 и 4 ст. 115 УПК. По его мнению, эти нормы позволяют арестовать любое имущество привлекаемого к уголовной ответственности лица в отсутствие гражданского иска и без соблюдения минимального уровня гарантий достоинства личности, в соответствии с которым такому лицу нужно оставить средства на жизнь. Александр Ефремов также утверждал, что ч. 1 и 4 ст. 115 УПК уменьшают гарантии для обвиняемых при аресте их имущества на досудебной стадии уголовного процесса по сравнению с гарантиями при принудительном исполнении решений суда о взыскании причиненного преступлением ущерба с тех, кто уже признан виновным в совершении преступления.

Конституционный Суд прежде всего напомнил, что право частной собственности не является абсолютным и в силу ч. 3 ст. 55 Конституции может быть ограничено законом. Арест на имущество не налагается произвольно, подчеркнул КС: он должен обуславливаться предполагаемой причастностью конкретного лица к преступной деятельности, предполагаемым преступным характером происхождения конкретного имущества либо основываться на законе о материальной ответственности за действия подозреваемого или обвиняемого (постановления № 1-П/2011 и № 18-П/2019).

В то же время при принятии мер обеспечения гражданского иска в уголовном деле не могут не учитываться запреты для обращения взыскания на имущество должника и его доходы, добавил КС. По его мнению, обеспечивает защиту права собственности и п. 13 Постановления Пленума ВС от 1 июня 2017 г. № 19 «О практике рассмотрения судами ходатайств о производстве следственных действий, связанных с ограничением конституционных прав граждан (статья 165 УПК РФ)». В нем, в частности, говорится о том, что стоимость имущества, на которое налагается арест, не должна превышать максимального размера штрафа по соответствующей статье УК либо должна быть соразмерна причиненному преступлением ущербу.

Относительно возможности арестовать имущество при отсутствии гражданского иска КС отметил, что эта мера применяется для обеспечения исполнения приговора не только в части гражданского иска, но и в части взыскания штрафа, других имущественных взысканий и возможной конфискации.

В итоге Суд признал жалобу Александра Ефремова недопустимой и не стал ее рассматривать.

«АГ» попросила экспертов прокомментировать, насколько реальна проблема, обозначенная заявителем. Адвокат АК «Судебный адвокат» Валерий Саркисов подчеркнул, что связывание возможности ареста имущества лишь с фактом подачи гражданского иска неоправданно сокращает основания для ареста, предусмотренные УПК, и не позволяет обеспечить реализацию иных имущественных взысканий.

«По сути, заявитель предложил уравнять основания наложения ареста на имущество в гражданском и уголовном процессе, что недопустимо в связи с различным назначением соответствующих видов законодательства. На практике существует множество проблем, связанных с наложением ареста на имущество в рамках предварительного расследования: обязательное участие представителя собственника в судебном заседании, отсутствие законодательного определения соразмерности ареста и прочее. Но довод заявителя является надуманным, в связи с чем Конституционный Суд обоснованно отказал в принятии жалобы к рассмотрению», – считает адвокат.

Управляющий партнер АБ «FORTIS» Вячеслав Земчихин, напротив, отметил, что проблема заявителя не нова и повсеместна. «Формулировка ст. 115 УПК является размытой и неконкретной. Основной камень преткновения – гражданский иск, его наличие или отсутствие в материалах уголовного дела на момент наложения ареста на имущество. Сейчас в большинстве уголовных дел гражданский иск заявляется потерпевшими либо в конце предварительного расследования, либо на стадии судебного следствия, – рассказал адвокат. – То есть на начальной стадии расследования имеют место ситуации, когда санкция статьи не предусматривает наказание в виде штрафа, когда отсутствует имущество, которое можно было бы конфисковать, и нет гражданского иска. Тем не менее, пользуясь неконкретной формулировкой ст. 115 УПК, суды накладывают аресты на имущество, ссылаясь на то, что, например, такой иск может быть подан потерпевшим в будущем».

Более того, подчеркнул эксперт, нередко потерпевшие вообще не заявляют гражданский иск, а суд первой инстанции в приговоре не касается вопроса об арестованном имуществе, перекладывая его на плечи апелляционной инстанции. «Однозначно, Конституционному Суду следовало внести ясность в вопрос о том, что же делать судье при разрешении вопроса о наложении ареста на имущество в ситуации, описанной мной выше. Но он ушел от ответа, написав, что ст. 115 УПК РФ применяется не только для обеспечения гражданского иска. А что делать, когда нет ни иска, ни штрафа, ни конфискации, неясно. Суды, как это часто бывает, трактуют норму не в пользу подозреваемых и обвиняемых, хотя должно быть наоборот», – заключил Вячеслав Земчихин.

Екатерина Коробка