12.01.2021 ВС разобрался, в каких случаях участнику может быть выплачена действительная доля общества АГ НОВОСТИ

Суд отметил, что отсутствие ответа от общества на заявление о даче согласия на вступление в состав его участников не образует обязанности выплатить истцу действительную стоимость доли уставного капитала как участнику
В комментарии «АГ» один из экспертов указал, что ВС поставил точку в вопросе о приобретении статуса участка общества на основании решения суда о разделе совместно нажитого имущества, указав на недопустимость этого. Второй обратил внимание на то, что нижестоящие суды разрешали спор, не установив, получила ли истец статус участника общества и, если она получила такой статус, было ли подано заявление о выходе из числа участников общества.

Верховный Суд опубликовал Определение по делу № А22-6414/2017, в котором указал, что статус участника общества не появляется на основании вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции о разделе совместно нажитого имущества супругов.

Обстоятельства дела

24 мая 2013 г. единственный участник ООО «ВИКЛОН-ТМ» Виктор Лоншаков принял в состав участников Александру Сороколетову и Валерия Толкачева. Доля участия каждого составила по 1/3 доли, номинальной стоимостью по 10 тыс. руб. В последующем уставный капитал был увеличен, в связи с чем номинальные размеры долей увеличились до 30 тыс. руб. 9 марта 2016 г. Александра Сороколетова подала заявление, удостоверенное нотариально, о выходе из состава участников общества. Ее доля была распределена Станиславу Орешко.

В период с 15 февраля 2002 г. по 27 июня 2016 г. Валерий Толкачев состоял в зарегистрированном браке с Анной Толкачевой. 17 ноября 2016 г. Светлоярский районный суд Волгоградской области признал долю уставного капитала «ВИКЛОН-ТМ» совместно нажитым имуществом супругов и разделил между ними: за Анной Толкачевой было признано право на 1/6 доли уставного капитала общества.

16 мая 2017 г. Анна Толкачева направила заявление с просьбой созвать и провести внеочередное общее собрание участников общества по вопросу включения ее в состав участников либо о выплате ей действительной стоимости 1/6 доли уставного капитала общества, однако какой-либо ответ ей направлен не был. В связи с этим женщина обратилась с иском о взыскании более 5 млн руб. задолженности по выплате действительной стоимости доли уставного капитала общества в Арбитражный суд Астраханской области.

Поскольку решением общего собрания участников «ВИКЛОН-ТМ» был изменен адрес регистрации юридического лица, определением АС Астраханской области дело было передано по подсудности в Арбитражный суд Республики Калмыкия.

Первая и вторая инстанции требования истицы удовлетворили. Свои выводы они мотивировали наличием вступившего в законную силу решения Светлоярского районного суда Волгоградской области и отсутствием ответа общества на направленное истцом и полученное ответчиком заявления о даче согласия на вступление в состав участников данного общества. Именно наличие указанных обстоятельств позволило судам посчитать, что у общества возникла обязанность выплатить истцу действительную стоимость ее доли уставного капитала как участнику.

Суд округа, отменяя решения нижестоящих инстанций, сослался на Постановление Президиума ВАС от 10 июня 2008 г. № 5539/2008 и указал на то, что Анна Толкачева приобрела статус участника общества на основании вступившего в законную силу решения суда, однако у нее не возникло право требовать выплатить ей действительную стоимость доли, поскольку в материалах дела отсутствует нотариально удостоверенное заявление Анны Толкачевой о выходе из состава участников общества.

Верховный Суд выявил ошибки в позициях нижестоящих инстанций

Анна Толкачева подала кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Она отметила, что вследствие раздела совместного нажитого имущества приобрела только имущественное право на долю уставного капитала и у нее не возникло корпоративных прав, поскольку уставом общества «ВИКЛОН-ТМ» предусмотрено осуществление перехода доли к третьим лицам с согласия остальных участников общества, которое не получено, в связи с чем у истца возникло право требовать от общества выплаты действительной стоимости выделенной ей доли; запись о включении ее в состав участников общества была признана недействительной по решению регистрирующего органа.

В судебном заседании представитель заявительницы пояснил, что действия бывшего супруга истца и других участников свидетельствуют о нежелании принять ее в состав участников. Так, Валерий Толкачев 21 июня 2017 г. заявил о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости 1/3 доли уставного капитала; решением общего собрания от 27 июня 2017 г. его заявление было удовлетворено, в ЕГРЮЛ внесены соответствующие сведения. В последующем решением УФНС по Республике Калмыкия была признана недействительной запись о прекращении участия Толкачева. Согласно нотариально удостоверенным заявлениям Лоншаков, Орешко и Толкачев заявили о выходе из состава участников. Решением от 22 января 2018 г. регистрирующий орган приостановил государственную регистрацию внесения изменений в сведения о юридическом лице. В определении суда о принятии обеспечительных мер указано на недобросовестность их поведения, поскольку они одновременно заявили о выходе из состава участников общества.

Изучив материалы дела, Верховный Суд сослался на Определение КС от 3 июля 2014 г. № 1564-О, согласно которому внесение одним из супругов вклада в уставный капитал общества с ограниченной ответственностью и, следовательно, приобретение именно им статуса участника общества предполагают (по смыслу ст. 35 СК РФ), что другой супруг дал свое согласие на подобное распоряжение общим имуществом супругов, тем самым согласившись и с положениями устава организации, указывающими на необходимость получения согласия других участников общества на отчуждение участником общества своей доли (части доли) в уставном капитале общества третьим лицам, т.е. на включение его в «свой» круг участников общества.

ВС отметил, что в случае присуждения супругу (бывшему супругу) в порядке раздела совместно нажитого имущества доли в уставном капитале общества, отчуждение долей которого третьим лицам ограничено, такой супруг (бывший супруг) получает право обратиться к обществу с требованием о вхождении в состав участников общества. Право на получение действительной стоимости доли у супруга (бывшего супруга) возникает только в случае отказа других участников в переходе прав на долю или ее часть к такому лицу (п. 1 ст. 6 ГК РФ, п. 5 ст. 21 Закона об обществах).

Верховный Суд указал, что согласно п. 4.11 устава общества на переход доли уставного капитала требуется получение согласия остальных участников. В случае отказа участников от согласия на переход доли общество обязано выплатить действительную стоимость доли или части доли, определенную на основании данных бухгалтерской отчетности общества за последний отчетный период, предшествующий определенному событию.

Он также заметил, что судами первой и апелляционной инстанций не мотивированы приобретение Анной Толкачевой статуса участника общества «ВИКЛОН-ТМ», а также выводы о праве истца требовать выплаты действительной стоимости доли. «Ссылка суда округа на то, что А.В. Толкачева приобрела статус участника общества на основании вступившего в законную силу решения суда общей юрисдикции, является ошибочной», – подчеркнул ВС.

Таким образом, Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение.

Эксперты положительно оценили выводы ВС

В комментарии «АГ» адвокат АП Томской области Ольга Аржанникова отметила, что ситуации, когда после раздела совместно нажитого имущества и признания доли за одним из супругов, не являющимся участником общества, суды принимают различные, иногда совершенно противоположные решения, нередки. «Длительное время одной из распространенных проблем являлось то, что после признания в делах о разделе совместно нажитого имущества за вторым супругом права на долю в уставном капитале общества регистрирующий орган на основании заявления этого супруга регистрировал сведения о включении его в состав участников общества. Внесение данной записи запускало длительный судебный процесс признания данной записи недействительной либо регистрирующий орган по собственной инициативе признавал такую запись недействительной, что и произошло в указанной ситуации», – отметила адвокат.

Ольга Аржанникова указала, что в силу диспозитивности п. 2 ст. 21 Закона об ООО участники общества вправе предусмотреть в своем уставе положения, исключающие вхождение в состав учредителей каких-либо иных лиц без получения согласия участников общества. «Полагаю, это обоснованно, поскольку обратное могло бы привести к парализации деятельности общества в случае вхождения в его состав лиц с целями, противоречащими первоначальным целям создания общества (в том числе намерение участников общества иметь стабильный состав участников), а соответственно, – нарушению прав иных участников общества», – указала она.

Также адвокат заметила, что расторжение брака и раздел имущества между супругами часто сопровождаются возникновением и обострением личных неприязненных отношений, что, безусловно, негативным образом сказывается на возможности совместного принятия решения в управлении обществом.

Ольга Аржанникова указала, что ссылка нижестоящих судов на то, что истица в данном деле приобрела статус участника общества на основании решения суда о разделе совместно нажитого имущества, противоречит и п. 2 ст. 21 Закона об ООО и Определению Конституционного Суда № 1564-О. «Между тем вызывает вопрос, почему Верховным Судом были отменены решения судов первой и апелляционной инстанций о праве истца требовать выплаты действительной стоимости доли в связи с отсутствием ответа общества на направленное истцом и полученное ответчиком заявление о даче согласия на вступление в состав участников данного общества, которое фактически можно расценить как отказ», – подчеркнула она.

В любом случае, заметила адвокат, Верховный Суд поставил определенную точку в вопросе о приобретении статуса участка общества на основании решения суда о разделе совместно нажитого имущества, указав на недопустимость этого. «При этом вопрос о моменте возникновения права требовать выплаты действительной стоимости доли у бывшего супруга после раздела совместно нажитого имущества остался открытым», – резюмировала Ольга Аржанникова.

Старший партнер, руководитель группы практик юридической фирмы INTELLECT Роман Речкин отметил, что решение суда о разделе имущества путем трансформации совместной собственности супругов в долевую в уставном капитале общества дает Анне Толкачевой право заявить о принятии ее в состав участников общества. Получив такое заявление, общество должно внести соответствующие изменения в ЕГРЮЛ, а Анна Толкачева вправе подать заявление о выходе из числа участников общества, после чего у последнего возникает обязанность по выплате ей действительной стоимости доли. «Вместо этого истец зачем-то направила заявление о созыве внеочередного общего собрания участников общества по вопросу включения ее в состав участников, либо о выплате ей действительной стоимости доли. Было ли такое собрание проведено, неясно», – указал эксперт.

Он отметил, что п. 8 ст. 21 Закона об ООО дает право участникам в уставе организации предусмотреть необходимость получения согласия на переход доли в уставном капитале общества к наследникам и правопреемникам юридических лиц, являвшихся участниками общества. «Однако Анна Толкачева – не наследник и не правопреемник юридического лица – участника общества, доля в уставном капитале ООО принадлежала ей и ее супругу и до раздела имущества, просто вся доля (1/3 уставного капитала) находилась в совместной собственности супругов, а с момента раздела половина от этой доли (1/6) находится в ее единоличной собственности. То есть для того, чтобы, будучи собственником 1/6 доли в уставном капитале общества, стать его участником (получить еще и корпоративные права), ей нужно просто подать заявление об этом. Причем спрашивать согласие остальных участников на переход к ней доли она не обязана, поскольку ни наследником бывшего участника-гражданина, ни правопреемником бывшего участника-организации она не является», – отметил Роман Речкин.

Он обратил внимание на то, что нижестоящие суды разрешали спор, не установив, получила ли она статус участника общества (перешли ли к ней корпоративные права) и, если она получила такой статус, было ли ей подано заявление о выходе из числа участников общества (подпись на котором должна быть нотариально удостоверена). Кроме того, в актах упоминается, что еще до ее обращения в общество, но после вступления в силу решения суда о разделе имущества, ее бывший супруг подал заявление о выходе из состава участников общества и о выплате ему действительной стоимости всей 1/3 доли в уставном капитале общества. Если действительная стоимость доли была ему выплачена (а эти обстоятельства судами также не устанавливались), надлежащим ответчиком по взысканию действительной стоимости 1/6 доли в уставном капитале общества очевидно должен быть второй супруг, неосновательно получивший деньги за долю, которая на момент выхода из числа участников ему полностью не принадлежала.

«Учитывая все это, нельзя не согласиться с позицией Верховного Суда о том, что принятые по делу судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции», – заключил юрист.

Марина Нагорная