12.01.2022 О правовом режиме общего недвижимого имущества супругов в рамках банкротства АГ

Материал выпуска № 1 (354) 1-15 января 2022 года.

Недвижимость является самой дорогой составляющей любого имущественного комплекса. При банкротстве гражданина осуществляется реализация его имущества, причем не только личного, но и находящегося в общей собственности супругов. Неудивительно, что правовой режим общего недвижимого имущества супругов в случае банкротства одного из них представляет особый интерес. Опираясь на судебную практику, автор рассматривает ситуации, когда возможно исключение объектов недвижимого имущества из состава общего имущества супругов, а также напоминает о законных способах изменения общего режима собственности как в судебном, так и во внесудебном порядке.

Для начала необходимо понять, в каком случае недвижимое имущество будет относиться к совместной собственности. Статья 34 СК РФ устанавливает презумпцию того, что на имущество, приобретенное в период брака, распространяется режим совместной собственности. В то же время эту презумпцию можно опровергнуть. При разрешении вопроса об отнесении имущества к общей собственности необходимо помнить о следующем.

Во-первых, один из супругов вправе обратиться в суд общей юрисдикции с иском о разделе общего имущества до его продажи в рамках процедуры банкротства и доказать, что недвижимое имущество было приобретено за счет его личных денежных средств, хотя и во время брака.

Во-вторых, недвижимое имущество, приобретенное одним из супругов в браке по безвозмездным гражданско-правовым сделкам (например, в порядке наследования, дарения, приватизации), также не является общим имуществом супругов. Особый интерес представляет приобретение одним из супругов недвижимого имущества по безвозмездной сделке приватизации. По общему правилу приватизированное имущество будет являться личной собственностью супруга. Указанное подтверждается и сложившейся судебной практикой (см., например, апелляционное определение Московского городского суда от 10 октября 2018 г. по делу № 33–44291/2018, определения Первого кассационного суда общей юрисдикции от 20 мая 2021 г. № 88–11307/202, Второго кассационного суда общей юрисдикции от 17 декабря 2019 г. по делу № 88–1452/2019).

Следует помнить, однако, что если другой супруг был зарегистрирован в спорном жилом помещении, производил вложения, значительно увеличивающие стоимость недвижимого имущества, то суд может признать указанное имущество совместной собственностью супругов. При этом стоит также помнить о том, что не относится к безвозмездным сделкам передача на основании актов государственных органов, органов местного самоуправления. Таким образом, бесплатная передача земельного участка одному из супругов во время брака на основании акта органа местного самоуправления не может являться основанием его отнесения к личной собственности этого супруга (См. п. 8 «Обзора судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2018)», утв. Президиумом Верховного Суда РФ 4 июля 2018 г.).

В-третьих, один лишь факт регистрации прав на недвижимое имущество на имя одного из супругов не имеет правового значения, поскольку определяющим моментом отнесения имущества к общей собственности является именно его приобретение или создание в период брака за счет общего имущества. Так, в постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 1 октября 2019 г. № Ф09–986/18 по делу № А07–9176/2016 суд указал, что право общей собственности супругов на недвижимое имущество возникает независимо от того, за кем из супругов зарегистрировано право. Норм о зависимости порядка реализации общего имущества супругов в деле о банкротстве одного из них от наличия (отсутствия) у должника титула собственника Федеральный закон от 26 октября 2002 г. № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (далее – Закон о банкротстве) не содержит. (Аналогичные выводы содержит также постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 5 апреля 2019 г. № Ф03–1160/2019 по делу № А51–21029/2016). Следует помнить о том, что суд при рассмотрении вопроса о разделе совместно нажитого имущества супругов будет оценивать все фактические обстоятельства, имеющие значение для дела.

В-четвертых, на основании ст. 42 СК РФ супруги вправе заключить брачный договор и изменить установленный законом режим совместной собственности, установив режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Однако наличие брачного договора не всегда позволяет избежать включения в конкурсную массу недвижимого имущества (его части) супруга, который не является банкротом, в связи с тем, что при недобросовестном поведении должника такой брачный договор можно будет легко оспорить в суде. Кроме того, суды оценивают справедливость и обоснованность деления имущества брачным договором. В частности, особое внимание суды обращают на момент заключения брачного договора. Важно, чтобы супруги во время заключения брачного договора являлись платежеспособными субъектами (например, см. постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 19 марта 2020 г. № Ф03–881/2020 по делу № А51– 12465/2018). Понимания у судов не вызывают также действия по передаче личного имущества супруга-банкрота брачным договором (например, см. определение Верховного Суда РФ от 26 февраля 2021 г. № 306-ЭС20–24477(2) по делу № А65–26506/2019).

В практике могут возникнуть вопросы относительно возможности распространения режима общей собственности на отдельные виды недвижимого имущества.

Объекты незавершенного строительства

Так, если говорить об объектах незавершенного строительства, то режим совместной собственности супругов распространяется на такие объекты. К такому выводу приходит Верховный Суд РФ, который напомнил о п. 30 постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума ВАС России от 29 апреля 2010 г. № 10/22 «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», которым разъяснено, что: объекты незавершенного строительства отнесены законом к недвижимому имуществу (ст. 130 ГК РФ); на объект незавершенного строительства может быть признано право собственности по решению суда.

Исходя из приведенных выше положений закона и их разъяснений, Верховный Суд РФ делает вывод о том, что объект незавершенного строительства относится к недвижимому имуществу, в отношении которого возможно возникновение, изменение и прекращение прав и обязанностей, в том числе признание права собственности. Следовательно, объект незавершенного строительства относится к совместно нажитому имуществу супругов, подлежащему разделу с учетом требований ст. 38, 39 СК РФ (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 24 июня 2014 г. № 18-КГ14–51).

Самовольные постройки

Напротив, самовольную постройку нельзя включать в общее имущество супругов. Как указал в одном из своих определений Верховный Суд РФ, в силу положений ст. 129 ГК РФ свободно отчуждаться или переходить от одного лица к другому объекты гражданских прав могут лишь в случае их оборотоспособности. Объектом общего имущества супругов может являться лишь имущество, находящееся в свободном обороте. «Исходя из того, что возведенное Г. нежилое строение является самовольной постройкой, оно не может быть объектом гражданских правоотношений и в данном случае не могло быть включено в состав совместно нажитого имущества, подлежащего разделу между супругами, поскольку признание права собственности в отношении самовольно возведенного строения возможно лишь при соблюдении требований, предусмотренных статьей 222 Гражданского кодекса Российской Федерации» (определение Верховного Суда РФ от 11 августа 2020 г. № 18-КГ20–34-К4).

Пункт 18 Постановления № 51: жизнь после отмены

Важно также отметить, ранее действующий п. 18 постановления Пленума ВАС России от 30 июня 2011 г. № 51 «О рассмотрении дел о банкротстве индивидуальных предпринимателей» (утратил силу в связи с принятием постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 48) содержал следующее правило: «если в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество и сделок с ним отражено, что зарегистрированное на имя должника недвижимое имущество находится в его собственности, конкурсный управляющий вправе исходить из того, что имущество принадлежит должнику, и включить его в конкурсную массу. В этом случае другой супруг, не согласный с действиями конкурсного управляющего, вправе в общем порядке обратиться в суд с иском о разделе общего имущества супругов и выделе имущества, причитающегося на долю данного супруга, либо потребовать признания права общей собственности на указанное имущество».

При этом суды отмечали, что вышеуказанные разъяснения, несмотря на то что они даны применительно к процедуре банкротства в отношении предпринимателей, в полной мере применимы в делах о банкротстве граждан (см. постановление Восьмого арбитражного апелляционного суда от 29 июня 2017 г. № 08АП5692/2017 по делу № А75– 8193/2015). Несмотря на отмену указанного положения, все еще можно встретить судебную практику, в которой суды приходят к схожим выводам (см., например, постановление Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 29 января 2020 г. № 13АП33684/2019 по делу № А21–1935/2019–6).

Вопросы реализации имущества

Если говорить непосредственно про реализацию имущества в деле о банкротстве гражданина, то согласно п. 7 ст. 213.26 Закона о банкротстве имущество гражданина, принадлежащее ему на праве общей собственности с супругом (бывшим супругом), подлежит реализации в деле о банкротстве гражданина по общим правилам, предусмотренным этой статьей. В таких случаях супруг (бывший супруг) вправе участвовать в деле о банкротстве гражданина при решении вопросов, связанных с реализацией общего имущества.

Кроме того, в соответствии с п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 25 декабря 2018 г. № 48 «О некоторых вопросах, связанных с особенностями формирования и распределения конкурсной массы в делах о банкротстве граждан» супруг (бывший супруг), полагающий, что реализация общего имущества в деле о банкротстве не учитывает заслуживающие внимания правомерные интересы этого супруга, вправе обратиться в суд с требованием о разделе общего имущества супругов до его продажи в процедуре банкротства (п. 3 ст. 38 СК РФ). Данное требование подлежит рассмотрению судом общей юрисдикции с соблюдением правил подсудности. Подлежащее разделу общее имущество супругов не может быть реализовано в рамках процедур банкротства до разрешения указанного спора судом общей юрисдикции.

Таким образом, суд должен приостановить производство по делу о реализации имущества до разрешения вопроса о разделе имущества супругов (например, см. постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 24 апреля 2019 г. № Ф04–6593/2016 по делу № А45–20510/2015).

При этом порядок реализации общего имущества гражданина-должника и его супруга (бывшего супруга) в деле о банкротстве гражданина не зависит от вида общей собственности. Раздел общего имущества с определением долей (без выделения самостоятельных объектов, подлежащих передаче каждому из супругов) влияет лишь на то, в какой пропорции будет разделена выручка от продажи в деле о банкротстве имущества и какая часть из этой выручки будет причитаться супругу должника (см., например, постановления Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 8 октября 2020 г. № Ф02–4056/2020 по делу № А19–6562/2019, Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 17 марта 2021 г. № 18АП14781/2020 по делу № А07–37661/2018).

Исходя из этого, в связи с невозможностью выдела долей недвижимого имущества в натуре, в конкурсную массу включается часть средств от реализации такого имущества супругов (бывших супругов), соответствующая доле должника в таком имуществе, остальная часть этих средств выплачивается супругу (бывшему супругу).

Кроме того, в соответствии со ст. 213.26 Закона о банкротстве в деле о банкротстве гражданина недвижимое имущество вне зависимости от его стоимости подлежит реализации на открытых торгах.

При этом в случае, когда процедуры несостоятельности введены в отношении обоих супругов, их общее имущество подлежит реализации в деле о банкротстве того супруга, который в публичном реестре указан в качестве собственника либо во владении которого находится имущество, права на которое не фиксируются в публичных реестрах. Средства от реализации общего имущества супругов распределяются между их конкурсными массами пропорционально долям в общем имуществе, за исключением случаев, когда супруги предусмотрели брачным договором иной режим имущества или был осуществлен раздел имущества в судебном порядке. Таким образом, по общему правилу при банкротстве обоих супругов правовое значение будет иметь запись в ЕГРН о том, кто является собственником недвижимого имущества.

Злоупотребление одного вредит обоим

Стоит также отметить, что в настоящее время в связи с принятием постановления Конституционного Суда РФ от 26 апреля 2021 г. № 15-П «По делу о проверке конституционности положений абзаца второго части первой статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации и пункта 3 статьи 213.25 Федерального закона “О несостоятельности (банкротстве)” в связи с жалобой гражданина И.И. Ревкова» вопрос взыскания на жилье должников стал еще более актуальным.

Конституционный Суд РФ постановил, что суды вправе отказать гражданам-должникам в защите прав, образующих исполнительский иммунитет согласно абзацу второму части первой ст. 446 ГПК РФ в его взаимосвязи с п. 3 ст. 213.25 Закона о банкротстве, «если по делу установлено, что само приобретение жилого помещения, формально защищенного таким иммунитетом, состоялось со злоупотреблениями, наличие которых позволяет применить к должнику предусмотренные законом последствия злоупотребления. Среди обстоятельств, которые могли бы иметь значение в соответствующей оценке поведения должника, предшествующего взысканию долга, суды, помимо прочего, вправе учесть и сопоставить, с одной стороны, время присуждения долга этому гражданину, в т.ч. момент вступления в силу соответствующего судебного постановления, время возбуждения исполнительного производства, а также извещения должника об этих процессуальных событиях и, с другой стороны, время и условия, в т.ч. суммы (цену) соответствующих сделок и других операций (действий), если должник вследствие их совершения отчуждал деньги, имущественные права, иное свое имущество, с тем чтобы приобрести (создать) объект, защищенный исполнительским иммунитетом».

Таким образом, злоупотребление правом, допущенное должником, фактически лишает исполнительского иммунитета и его супруга.

Напротив, взыскание на жилье недопустимо, если суд установит, что жилье является единственным для должника и его супруга, а также при отсутствии злоупотребления правом (например, см. определение Верховного Суда РФ от 28 сентября 2021 г. № 306-ЭС21–13816 по делу № А06–5231/2019).

Интересной также представляется ситуация, в которой недвижимое имущество, в частности квартира, приобреталась в том числе за счет материнского капитала. Так, в постановлении Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 июля 2021 г. № 15АП3211/2021, 15АП5293/2021, 15АП5296/2021 по делу № А32–11884/2020 содержится следующий вывод: «доводы заявителей о приобретении спорного жилого помещения за счет средств материнского капитала в данном случае не имеют правового значения, поскольку указанные обстоятельства не влияют на возможность реализации недвижимости в деле о банкротстве должника, а право бывшей супруги должника и несовершеннолетних детей на долю имущества должника не является препятствием для реализации имущества должника в процедуре банкротства с публичных торгов».

Таким образом, при рассмотрении дел о банкротстве супругов в первую очередь необходимо определить, имеются ли исключения из презумпции отнесения имущества супругов к общему, учитывая при этом характерные черты недвижимого имущества (в частности, необходимость регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним), а также особенности его реализации. Кроме того, стоит помнить, что супруги вправе изменить общий режим собственности как в судебном порядке, путем подачи иска в суд общей юрисдикции о разделе общего имущества, так и во внесудебном, с помощью заключения брачного договора.