12.02.20 . В Совете Федерации обсудили поправки в ГПК и АПК в части назначения и проведения судебной экспертизы. Источники — Сайт АП г.Москвы. Новости и АГ.

В Совете Федерации обсудили поправки в ГПК и АПК в части назначения и проведения судебной экспертизы

11 Февраля 2020

Законопроектом предлагается закрепить, что в случае отклонения стороной по делу предложенной ходатайствующим лицом кандидатуры эксперта или экспертной организации суд вправе назначить комиссионную экспертизу.

Участники круглого стола и эксперты «АГ» неоднозначно отнеслись к проекту закона. Так, двое из них указали, что положение о том, что «суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, в предложенных этим лицом формулировках», согласуется с принципом состязательности. Третий отметил, что зачастую лица, участвующие в деле, формулируют вопросы нелогично, и они могут носить правовой характер и выходить за пределы специальных знаний.

10 февраля в Совете Федерации прошел «круглый стол» по обсуждению проекта закона о внесении изменений в ГПК и АПК (в части порядка назначения и проведения судебных экспертиз), подготовленный первым заместителем председателя Комитета СФ по экономической политике Сергеем Калашниковым.

 

Законопроектом предлагается внести в процессуальные кодексы поправки, согласно которым в случае назначения экспертизы по ходатайству лица, участвующего в деле, вне зависимости от круга и содержания вопросов, определенных судом, суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные этим лицом. Если ходатайствующее лицо настаивает, вопросы должны быть поставлены в предложенных им формулировках. При этом суд должен разъяснить ему последствия постановки перед экспертом предлагаемых вопросов, в том числе в связи с возможным увеличением стоимости экспертизы.

 

Предусматривается, что суд не сможет отклонить предложенную ходатайствующим лицом кандидатуру эксперта или экспертную организацию. При наличии таких возражений со стороны другого участвующего в деле лица суд будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов кандидатуру, предложенного лицом, заявившим данные возражения, а также поставив перед экспертами вопросы, предложенные этим лицом.

 

Законопроектом предусматривается невозможность суда отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле.

 

«Суд вправе отказать в назначении дополнительной или повторной судебной экспертизы, если об этом ходатайствует лицо, по ходатайству которого ранее судом уже была назначена и проведена судебная экспертиза с тем же предметом исследования либо если такая экспертиза была проведена комиссионно с участием эксперта, предложенного этим лицом», – отмечается в проекте.

 

Указывается, что назначение дополнительной или повторной экспертизы в рамках гражданско-процессуальных отношений производится в порядке, предусмотренном ст. 79 ГПК, а в рамках арбитражно-процессуальных отношений – ст. 82 АПК.

 

При этом законопроектом предусматривается исключить из ч. 2 ст. 187 ГПК «Исследование заключения эксперта. Назначение дополнительной или повторной экспертизы» указание на то, что несогласие суда с заключением эксперта должно быть мотивировано в определении суда о назначении дополнительной или повторной экспертизы, проводимой в случаях и в порядке, которые предусмотрены ст. 87 настоящего Кодекса.

 

Один из участников круглого стола, президент Судебно-экспертной палаты РФ Денис Шульженко изложил «АГ» основные тезисы своего выступления. Он отметил, что законопроект не решает намеченной цели по распространению состязательности судебного процесса, а его принятие приведет к нарушению принципа разумности срока судопроизводства, закрепленного ст. 6.1 ГПК и ст. 6.1 АПК. «Кроме того, законопроект предполагает необоснованное увеличение судебных расходов и создает предпосылки к злоупотреблению лицами, участвующими в деле, предоставленными правами для затягивания срока рассмотрения дела», – посчитал Денис Шульженко.

 

По его мнению, действующие положения кодексов, а также сложившаяся судебная практика позволяют утверждать, что лица, участвующие в деле, обладают необходимыми правами для оспаривания заключений судебной экспертизы. Так, например, несогласная сторона вправе представить соответствующие доказательства: рецензию на заключение эксперта или суждения (пояснения, объяснения) соответствующих специалистов. При этом суд будет обязан дать оценку представленным доказательствам и при наличии оснований вынести определение о назначении повторной или дополнительной судебной экспертизы.

 

Денис Шульженко отметил, что, поскольку лиц, участвующих в деле, может быть много, законопроект, в случае его принятия, будет обязывать суд назначать судебные экспертизы неограниченное количество раз, что противоречит принципу разумности срока судопроизводства, а также влечет необоснованное увеличение судебных расходов.

 

Кроме того, он указал, что зачастую лица, участвующие в деле, формулируют вопросы для эксперта неграмотно, некорректно и нелогично, их вопросы могут носить правовой характер и выходить за пределы специальных знаний. По мнению Дениса Шульженко, ответы на такие вопросы, как и само заключение, подлежат признанию судом недопустимыми, что создаст очередные предпосылки для назначения повторной экспертизы.

 

Участвовавший в мероприятии член Совета АП г. Москвы Максим Устинюк отметил, что изменения назрели давно. По его мнению, поправки должны повысить ответственность судей за принимаемые решения. «Тенденция, наблюдаемая в последнее время в судебных процессах, такова, что суды все чаще признают необходимым проведение различного рода экспертиз. При этом, как правило, заключение эксперта принимаются судом как безусловное, а порой и единственное доказательство того или иного обстоятельства, подлежащего установлению в рамках судебного разбирательства, хотя по закону это совсем не так. В результате состязательность сторон на данном этапе становится практически невозможной. И предложенные к обсуждению поправки как раз направлены на укрепление прав сторон и состязательность процесса», – подчеркнул он.

 

Максим Устинюк назвал спорными предложенные изменения об обязанности судов назначать повторную или дополнительную экспертизу, если одна из сторон не принимала участия в назначении первоначальной экспертизы и не согласна с ее заключением. «Это нововведение требует тщательной проработки, так как его реализация в предложенном виде может привести к злоупотреблениям процессуальными правами и необоснованному затягиванию рассмотрения дела со стороны недобросовестных участников процесса. При этом участвующим в деле лицам необходимо предоставить больше, чем есть в настоящее время, возможностей для выбора экспертных учреждений и постановки вопросов экспертам», – посчитал он.

 

Директор Рязанского научно-исследовательского центра судебной экспертизы, Почетный юрист Рязанской области Павел Милюхин назвал полезным нововведение о том, что «суд должен поставить перед экспертом вопросы, предложенные лицом, ходатайствующим о назначении экспертизы, в предложенных этим лицом формулировках». По его мнению, это согласуется с принципом состязательности: каждая сторона должна иметь возможность выяснить весь круг вопросов у эксперта, узнать, какие наиболее существенны для разрешения дела. «Тем более что эксперт в силу своих специальных знаний имеет право в дальнейшем переформулировать вопросы, не изменяя, по сути, объема и места задания», – указал юрист.

 

Павел Милюхин назвал «прорывной нормой» запрет суда на отклонение кандидатуры эксперта или экспертной организации, заявляемой одной из сторон. Суд в том случае, если сторона возражает против кандидатуры эксперта, будет вправе назначить комиссионную экспертизу, включив в состав экспертов, которым поручается проведение экспертизы, эксперта, предложенного лицом, заявившим данные возражения.

 

Юрист отметил, что в настоящее время суды, как правило, поступают следующим образом: если стороны предлагают разных экспертов (экспертные организации), то, соблюдая принцип беспристрастности, назначают судебную экспертизу по своему усмотрению третьей организации. При этом, если данная организация выполнит ее некачественно, то у сторон будет возможность назначить повторную экспертизу, что затягивает судебный процесс и порождает недоверие к судье.

 

«Здесь же предлагается озадачить стороны более скрупулезным выбором экспертной организации и пониманием того, что за все надо платить. На первый взгляд, это также должно ускорить процесс, по крайней мере, стадию производства судебной экспертизы и улучшить ее качество, поскольку в комиссии эксперты вынуждены будут тщательнее проводить исследование, чувствуя плечо коллеги-конкурента, так как и в комиссионной экспертизе по правилам ГПК (п. 2 ст. 83) и АПК (п. 2 ст. 84) эксперты могут выражать свое мнение, отличное от мнения другого коллеги», – отметил Павел Милюхин.

 

В то же время он указал, что процесс организации комиссионной экспертизы, проводимой двумя различными организациями, имеет ряд особенностей: различный уровень квалификации экспертов, используемые методы и средства исследования, очередность производства судебной экспертизы, необходимость работы с материалами гражданского дела (в арбитражном процессе, как правило, эксперты знакомятся с ними в суде), подготовка совместного заключения, что само по себе значительно усложняет производство экспертизы и увеличивает ее сроки производства.

 

«Если же комиссионная экспертиза все-таки будет проведена некачественно, то, во-первых, стороны оплатят двойную ее стоимость, а во-вторых, по вышеуказанной причине лишатся возможности проведения дополнительной и повторной экспертизы, поскольку суд теперь легко это обоснует и примет решение уже по имеющейся судебной экспертизе, так и не установив истину», – посчитал Павел Милюхин. Он с сожалением отметил, что ввиду абсолютной бесконтрольности деятельности негосударственных экспертных организаций и квалификации негосударственных судебных экспертов такое на практике случается нередко. По его мнению, данное положение проекта требует детальной проработки именно с экспертными организациями, которые кроме судебно-экспертной деятельности занимаются методической и научной работой в области знаний «Судебная экспертиза».

 

Кроме того, Павел Милюхин посчитал, что положение о том, что «суд не вправе отказать в назначении дополнительной или повторной экспертизы, если об этом ходатайствует участвующее в деле лицо, несогласное с заключением экспертизы, ранее проведенной по ходатайству другого лица, участвующего в деле», «не состыкуется» с поправками о том, что сторона вправе возражать относительно кандидатуры эксперта или экспертной организации. «Получается, что если сторона добросовестно вела себя при назначении экспертизы, возражала против кандидатуры эксперта по каким-либо обстоятельствам, предложила кандидатуру и получила комиссионную экспертизу, но не получила требуемый результат, то она не вправе рассчитывать на дополнительную либо повторную экспертизу вообще. Если же она “тихо отсиделась”, то после проведения экспертизы кандидатурой противной стороны, изучив все недостатки экспертизы, может заявить о проведении повторной экспертизы, которая и поставит точку в деле», – указал юрист.
Марина Нагорная
Источник и фото: Адвокатская газета.