12.03.2021 ВС напомнил порядок оспаривания текущих платежей банкрота и взыскания средств с его контрагентов АГ НОВОСТИ

Он подчеркнул, что для этого конкурсный управляющий должен представить конкретные доказательства недобросовестности получателя средств, в частности подтвердить, что он имел доступ к информации об очередности проведения расчетов по текущим платежам

4 марта Судебная коллегия по экономическим спорам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС20-5112 (8) по делу № А40-167953/2016 о взыскании с ЧОПа оплаты охранных услуг в пользу их заказчика-банкрота по заявлению конкурсного управляющего.

В феврале 2015 г. АО «Инженерный центр ЕЭС» заключило договор возмездного оказания услуг по охране имущества с ООО «Частное охранное предприятие “Щит и меч”». 26 августа 2016 г. в отношении АО было возбуждено дело о банкротстве, уже после этого оно перевело ЧОПу около 802,4 тыс. руб. в качестве погашения задолженности за услуги: 23 сентября 2016 г. было проведено три платежа по 170 тыс. руб. за июнь, июль и август, а 28 июля 2017 г. – еще 292,5 тыс. руб. за сентябрь–октябрь 2016 г. во исполнение решения суда по делу № А40-36893/2017.

Впоследствии конкурсный управляющий «Инженерного центра ЕЭС» оспорил в суде операции по погашению задолженности перед ЧОПом. Свои требования он обосновал тем, что платежи привели к предпочтительному удовлетворению требований охранного предприятия как кредитора.

Суд удовлетворил требования конкурсного управляющего частично, признав недействительными две платежные операции от 23 сентября 2016 г. на общую сумму в 340 тыс. руб. и платеж от 28 июля 2017 г. по исполнительному листу. К данным операциям были применены последствия недействительности в виде взыскания с ЧОПа в пользу АО. Апелляция и кассация поддержали решение.

При этом суды исходили из того, что платежи в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г. на основании исполнительного листа были совершены должником после принятия судом к производству заявления о признании его банкротом при наличии неисполненных обязательств перед иными кредиторами. Таким образом, требования ЧОПа, подлежащие включению в реестр требований кредиторов должника, были погашены преимущественно по сравнению с требованиями других кредиторов. Кроме того, суды пришли к выводу об отсутствии оснований для применения положений п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве к спорным платежам. В свою очередь, платеж в счет оплаты услуг за август 2016 г. суды признали относящимся к погашению текущего обязательства.

Рассмотрев кассационную жалобу ЧОП «Щит и меч», Судебная коллегия по экономическим спорам ВС РФ отметила, что судебные акты нижестоящих инстанций не обжалуются участниками спора в части отказа в признании недействительным платежа от 23 сентября 2016 г. на сумму 170 тыс. руб. за услуги, оказанные в августе того же года, поэтому их законность в этой части не проверяется. При этом Коллегия сочла правильными выводы судов по требованиям конкурсного управляющего о признании недействительными платежей, совершенных в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г.

Как пояснил Суд, расчетная операция, совершенная должником в отношении отдельного кредитора после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом, может быть признана недействительной, если она повлекла за собой оказание предпочтения кредитору –получателю средств по отношению к другим кредиторам. При этом для признания такой операции недействительной достаточно обстоятельств, указанных в п. 1 ст. 61.3 Закона о банкротстве, наличия же иных обстоятельств, предусмотренных п. 3 данной статьи (в частности, недобросовестности контрагента), не требуется.

«Отступление от приведенных правил предусмотрено п. 2 ст. 61.4 Закона о банкротстве, которым исключена возможность признания недействительными сделок (действий), повлекших предпочтительное удовлетворение требований кредиторов, если они совершены в обычной хозяйственной деятельности, осуществляемой должником (при условии соответствия цены сделки (операции) пороговому значению, установленному данной нормой), – напомнил ВС. – В рассматриваемом случае судами первой и апелляционной инстанций установлено, что расчетные операции за оказанные в июне–июле 2016 г. услуги совершены после возбуждения дела о банкротстве центра. В этой части расчеты с обществом произведены в ситуации неисполнения обязательств перед иными кредиторами той же и приоритетных очередностей удовлетворения, чьи требования остались непогашенными, т.е. общество получило исполнение в большем размере по сравнению с тем, на что оно могло рассчитывать в случае проведения с ним расчетов в порядке, установленном законодательством о несостоятельности».

Он добавил, что нижестоящие суды обоснованно установили, что спорные перечисления не отвечают признакам платежей, совершенных в процессе обычной хозяйственной деятельности, при этом доводы ЧОПа о пропуске конкурсным управляющим срока исковой давности были предметом проверки суда округа. Из материалов дела не усматривается, что охранное предприятия заявило о применении исковой давности до вынесения судом первой инстанции определения по существу спора. При таких обстоятельствах судами обоснованно признаны недействительными платежи, совершенные в счет оплаты услуг за июнь–июль 2016 г.

Касательно платежа от 28 июля 2017 г. на сумму в 292,5 тыс. руб. ВС указал, что нижестоящие суды не учли, что данным платежом была погашена задолженность, взысканная судом. В силу положения Закона о банкротстве и разъяснений п. 2 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 июля 2009 г. № 63 «О текущих платежах по денежным обязательствам в деле о банкротстве» требование общества об оплате услуг, оказанных в сентябре–октябре 2016 г. (после возбуждения дела о банкротстве центра), во исполнение договора, заключенного до дня принятия заявления о признании центра банкротом, подлежало квалификации как текущее.

При разрешении спора в этой части, как пояснил Верховный Суд, судам следовало принять во внимание разъяснения, приведенные в п. 13 Постановления № 63, по смыслу которых текущие операции могут быть признаны недействительными при наличии совокупности обстоятельств. К ним относятся осведомленность кредитора о нарушении принятым им исполнением очередности совершения текущих платежей и недостаточность конкурсной массы для удовлетворения текущих платежей, имевших приоритет над погашенным.

«Оспаривающий текущие операции конкурсный управляющий должен был представить конкретные доказательства недобросовестности общества, в частности подтвердить, что оно имело доступ к реестру текущих обязательств или иным документам, которые содержали информацию об очередности проведения расчетов по текущим платежам. Суды констатировали отсутствие в материалах дела такого рода доказательств, в связи с чем отказали в признании недействительным платежа на сумму 170 тыс. руб. (оплата текущих услуг за август 2016 г.). Управляющим не представлялись такого рода доказательства и применительно к требованию об оспаривании текущего платежа на сумму 292,5 тыс. руб. за услуги, оказанные позднее – в сентябре и октябре 2016 г. Поэтому у судов не имелось оснований для признания недействительной названной расчетной операции», – отмечено в определении Суда.

Таким образом, Верховный Суд отменил судебные акты нижестоящих судов в части признания недействительным безналичного платежа от 28 июля 2017 г.

Арбитражный управляющий, член Ассоциации «Московская саморегулируемая организация профессиональных арбитражных управляющих» Алексей Леонов заметил, что ВС исправил очевидную судебную ошибку при квалификации платежей в качестве текущих для целей оспаривания сделок должника. «Приняв во внимание разъяснения п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 23 декабря 2010 г. № 63, нижестоящие суды отказали в признании недействительным текущего платежа за охранные услуги в августе 2016 г. Однако далее суды проявили непоследовательность и признали недействительной оплату тех же услуг, оказанных за последующий период (в сентябре–октябре 2016 г.), что и потребовало вмешательства высшей судебной инстанции», – пояснил он.

По словам эксперта, ВС акцентирует внимание нижестоящих судов и практикующих в сфере банкротства юристов на вопросе о важности правильного отграничения текущих платежей и последовательного применения к ним соответствующих специальных правовых позиций о необходимости доказывания осведомленности контрагента о неплатежеспособности должника при оспаривании соответствующих сделок.

Адвокат АП г. Москвы Вячеслав Голенев назвал актуальными, хотя и не явными исследуемые в определении ВС РФ вопросы. «Каковыми являются совершенные уже в период банкротной процедуры платежи – текущими или изначально подозрительными? Позиция ВС представляется верной, так как Постановление Пленума ВАС № 63 уже содержит разъяснение на сей счет. Поддерживая ВС в разрешении конкретного дела, хочу поставить вопрос о явной несправедливости правового регулирования оснований недействительности сделок и платежей, совершенных в период за месяц до подачи заявления о признании должника банкротом, а также платежей и сделок, совершенных после открытия дела о банкротстве и квалификации их как текущих платежей», – отметил он.

По словам эксперта, проблема заключается в том, что контрагенту должника, который получил представление (исполнение) после возбуждения дела о банкротстве как текущий платеж, позволительно доказывать свою добросовестность (неосведомленность) о платеже, на что указывает и Верховный Суд. «Однако такому же контрагенту, получившему платеж в течение месяца до возбуждения дела о банкротстве, такая же возможность непозволительна. Полагаю, что этот вопрос может быть разрешен только в случае соответствующих поправок в Закон о банкротстве», – резюмировал Вячеслав Голенев.

Зинаида Павлова