12.03.2021 Убытки за недостоверное заключение эксперта. Дело А43-54697/2019 Закон.ру

Коллега рассказала про очень интересное дело по убыткам (А43-54697/2019). Изюминка спора заключается в характере убытков. Это деньги за заведомо ложное заключение судебной экспертизы в рамках арбитражного процесса. Взыскивает истец, который сам и просил назначить экспертизу.

1. Предыстория

Обстоятельства также крайне любопытны. Речь идёт о компенсации вреда, причиненного окружающей среде (дело № А43-7264/2008). В 2007 году около села Слободское Кстовского района Нижегородской области произошел прорыв магистрального нефтепровода. Дизельное топливо стало безконтрольно поступать в местную речушку Шава. Речка питала каскад озер, в которых выращивались и разводились рыбы различных пород. После дизельного потопа вся флора и фауна с этих озерах была уничтожена. До сих пор озера непригодны для разведения рыб. Ситуация вокруг судебного разбирательства между собственником нефтепровода (ОАО «Средне-Волжский Транснефтепродукт») и местным Рыбхозом обросла множеством скандалов, расследований и криминальных историй: https://progorodnn.ru/news/75201https://svpressa-nn.ru/2013/303/ekologiya-rybovladelcheskogo-hozyaistva.html.

В ходе судебного процесса по иску Рыбхоза была назначена судебная экспертиза. Вопросы касались суммы причиненного экологии ущерба. Экспертиза назвала сумму в 1 млрд. рублей. Суд первой инстанции удовлетворил иск на эту. Ответчик (ОАО «Средне-Волжский Транснефтепродукт») безуспешно пытался оспорить решение во всех инстанциях. Но ничего не вышло и Рыбхоз получил исполнительный лист.

Спустя три года после вступления решения в силу и начавшегося исполнительного производства дело получает новый поворот. Его вдруг пересматривают. Основанием для пересмотра послужило уголовное дело в отношении экспертов, проводивших исследование и определивших сумму экологического ущерба.

В рамках расследования эксперты дали признательные показания, и сознались в том, что заведомо дали неправильное заключение. Однако, поскольку сроки давности вышли, дело было окончено постановлением о прекращении производства по нереабилитирующим основаниям. В постановлении было указано, что эксперты совершили преступление.

За время расследования уголовного дела ОАО «Средне-Волжский Транснефтепродукт» стало частью Транснефти, поэтому с заявлением о пересмотре судебных актов по вновь открывшимся обстоятельствам обратилась уже Транснефть. Заявление удовлетворяют, дело пересматривают. Суд признает заключение экспертов недостоверным, и назначает повторную экспертизу. По результатам повторной экспертизы размер ущерба равен 85 млн. рублей. Ранее вынесенное решение поворачивают, Рыбхоз обязвыют выплатить Транснефти 51 млн. рублей.

Для Рыбхоза такое требование стало фатальным, сейчас это общество в банкротстве. Озёра тоже не восстановили. Как пишет пресса, на них до сих пор плавают дизельные пятна. Но история на этом не закончилась. Конкурсный управляющий Рыбхоза обратился в суд с иском к экспертной компании (Эксперт Союз) с требованием о взыскании убытков за недостоверное заключение.

2. Убытки за некачественную экспертизу — А43-54697/2019

Насколько мне известно до ВС РФ доходило лишь одно подобное дело (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11 мая 2018 г. № 306-ЭС17-18368). Обстоятельства в нем, конечно, отличаются от спора между Рыбхозом и Эксперт Союзом. Прежнее дело было связано с некачественным сертификатом на автомобиль. После отзыва сертификации эксплуатация автомобиля была запрещена. Поэтому собственник пошел судится с тем, кто выдал сертификат. Сходство между этими делами заключается в самой возможности привлечь экспертов (лиц со специальными познаниями) за некачественное заключение.

Такие дела и ранее появлялись в практике, но суды отказывали взыскивать в пользу истцов убытки, связывая это с обязанностью оплаты экспертизы по АПК вне зависимости от качества заключения.

Теперь, после публикации определения Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 11 мая 2018 г. № 306-ЭС17-18368, у пострадавших появился шанс взыскивать расходы за некачественную экспертизу в отдельном процессе.

Из картотеки видно, что суд первой инстанции взыскал с Эксперт Союза убытки, уменьшив  заявленную сумму на 324 тыс. руб. Судя по мотивировке, это связано с тем, что не все эксперты, готовившие заключение, были признаны виновными в совершении преступления:

«Как следует из материалов дела и не оспаривается сторонами при рассмотрении дела № А43-7264/2008 определением Арбитражного суда Нижегородской области от 14.10.2009 назначалась судебная экспертиза, проведение котрой поручалось экспертам общества с ограниченной ответственностью НПО «Эксперт Союз»: — Дабахову М.В. (экологическая экспертиза), — Неклюдовой Н.А. (бухгалтерская, финансово-экономическая экспертиза), — Голубцову П.В. (строительно-техническая экспертиза), — Миронову В.В. (гидротехническая экспертиза), — комиссии экспертов: Макашину Д.В. и Татарову И.А. (товароведческая экспертиза).

Стоимость судебной экспертизы определена в сумме 1 620 000 руб. Доказательств ложности заключения по экологической экспертизе, проводимой экспертом Дабаховым М.В. материалы дела не содержат.

Таким образом, в этой части требование истца о взыскании убытков является необоснованным. Поскольку стоимость каждого вида экспертиз определена не была, суд, при отсутствии иных доказательств, определяет стоимость каждой экспертизы в равных долях.

Таким образом, стоимость каждой экспертизы с учетом количества проведенных экспертиз (экологическая экспертиза, финансово-экономическая экспертиза, строительно-техническая экспертиза, гидротехническая экспертиза, товароведческая экспертиза) составляет 324 000руб. (1 620 000:5=324 000). На основании изложенного, убытки истца могут определяться от суммы 1 296 000руб., а не от 1 620 000руб. (1 620 000- 324 000)».

Странный вывод суда, если учесть, что заключение Эксперт Союза было признано судом целиком недостоверным.

Ещё одним любопытным обстоятельством, которое выделяет это дело, является ссылка Эксперт Союза на теорию «compensatio lucri cum damno» — вычет выгод из убытков. Судя по тексту судебного акта, Ответчик ссылался на тот факт, что с момента вынесения решения о взыскании вреда окружающей среде до момента поворота решения суда Рыбхоз получил с Транснефти более 130 млн. рублей. Рыбхоз мог пользоваться этими деньгами на протяжении нескольких лет, следовательно, получил выгоду в размере процентов за пользование чужими денежными средствами. Такая выгода перекрыла все убытки Рыбхоза от недостоверного заключения, в т.ч. и расходы на оплату такого заключения:

«Довод ответчика о том,что у Рыбхоза отсутствую убытки, поскольку получил имущественную выгоду в виде процентов по статье 395 Г РФ за пользование денежными средствами, перечисленными ему по судебному акту от 28.03.2011 и что размер полученной выгоды превышает размер имущественного ущерба, рассмотрен судом и отклонен, поскольку проценты, полученные за счет друго лица (если они были получены) не могут являться основанием для уменьшения размера убытков, причиненных неправомерными действиями ответчика, не находятся в причинно-следственной связи и не относятся к правооотношениям между истцом и ответчиком.»

Жаль, что суд первой инстанции так смело отбросил этот довод ответчика. Ведь compensatio lucri cum damno получила жизнь на уровне ВС РФ. Определение СКЭС ВС РФ от 13.12.2018 N 305-ЭС18-10125: «По общему правилу, исключается как неполное возмещение понесенных убытков, так и обогащение потерпевшего за счет причинителя вреда. В частности, не могут быть включены в состав убытков расходы, хотя и понесенные потерпевшим в результате правонарушения, но компенсируемые ему в полном объеме за счет иных источников. В противном случае создавались бы основания для неоднократного получения потерпевшим одних и тех же сумм возмещения и, соответственно, извлечения им имущественной выгоды, что противоречит целям института возмещения вреда».

Решение пока не обжаловано, но было бы очень интересно проследить его судьбу на всех инстанциях, включая ВС РФ.