12.08.20. ВС: признание лица находившимся на иждивении наследодателя не зависит от получения им собственных доходов. АГ. НОВОСТИ.

ВС: признание лица находившимся на иждивении наследодателя не зависит от получения им собственных доходов

Как пояснил Суд, одним из юридически значимых фактов является выяснение вопроса о том, была ли материальная помощь, получаемая от покойного, постоянным и основным источником средств к существованию
По мнению одного из экспертов «АГ», определение ВС имеет очень важное значение для судебной практики, поскольку дает возможность сожителям наследовать имущество умерших. Другая назвала исключительно важным разъяснение понятия «иждивение». Третий резюмировал, что Суд в очередной раз указывает, на что нужно обратить внимание при призвании к наследованию неродных наследников в лице нетрудоспособных иждивенцев.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ вынесла Определение № 5-КГ20-66-К2 по наследственному спору между сожительницей покойного мужчины и Департаментом городского имущества г. Москвы.

В 2018 г. Ольга Яковлева обратилась в суд с заявлением об установлении факта нахождения на иждивении у Г., умершего в 2017 г. Кроме того, гражданка предъявила иск к Департаменту городского имущества г. Москвы о признании в порядке наследования права собственности на принадлежащую покойному столичную квартиру. Свои исковые требования женщина мотивировала тем, что она более 35 лет состояла в фактических брачных отношениях с Г., совместно проживала с ним и вела общее хозяйство до самой смерти мужчины.

Истица также пояснила, что ввиду инвалидности и малой доходности она находилась на полном материальном обеспечении покойного. При этом Г. сдавал свою квартиру внаем в течение 10 лет, а получаемые платежи перечислялись на банковский счет Ольги Яковлевой по решению собственника жилья. После смерти мужчины, как пояснила женщина, она полностью оплачивает жилищно-коммунальные услуги за спорную квартиру.

В свою очередь, департамент обратился со встречным иском к женщине о признании права собственности г. Москвы на спорную квартиру и выселении из нее истицы. Ведомство указало на отсутствие наследников как по закону, так и по завещанию, а также на то, что спорная недвижимость является выморочным имуществом и переходит в собственность города.

Суд первой инстанции удовлетворил встречный иск департамента и отказал в иске Ольге Яковлевой под предлогом того, что последняя не доказала факт своего нахождения на полном материальном содержании покойного, а оказываемая им помощь была для нее постоянным и основным источником средств к существованию. Впоследствии такое решение суда устояло в апелляции и кассации.

После изучения кассационной жалобы Ольги Яковлевой Судебная коллегия по гражданским делам ВС выявила существенные нарушения норм материального и процессуального права.

Как пояснил Суд, Ольга Яковлева получает пенсию по старости, имеет инвалидность второй группы и страдает онкологическим заболеванием. Именно она организовала и полностью оплатила похороны покойного, а наследственное дело по имуществу умершего было открыто у нотариуса по ее заявлению.

Со ссылкой на подп. «в» п. 31 Постановления Пленума ВС РФ от 29 мая 2012 г. № 9 высшая судебная инстанция отметила, что находившимся на иждивении наследодателя может быть признано лицо, получавшее от умершего в период не менее года до его смерти (вне зависимости от родственных отношений) полное содержание или такую систематическую помощь, которая была для него постоянным и основным источником средств к существованию, независимо от получения им собственных доходов. При изучении соответствующих доказательств следует оценивать соотношение оказываемой наследодателем помощи и других доходов нетрудоспособного.

Как подчеркнул Суд, факт совместного проживания Г. с истицей был подтвержден свидетельствами о регистрации по месту пребывания, актом комиссии Можайского управления соцзащиты населения, а также показаниями двух свидетелей. Кроме того, Г. фактически содержал женщину, получая деньги за сдаваемую им внаем квартиру, а после выявления у нее тяжелого заболевания он покупал ей всю необходимую медицинскую помощь и дорогостоящие лекарства. Получаемое Яковлевой денежное содержание от сожителя являлось для нее постоянным и основным источником средств к существованию.

Верховный Суд пояснил, что в рассматриваемом деле одним из юридически значимых и подлежащих доказыванию обстоятельств являлось выяснение вопроса о том, была ли материальная помощь, получаемая Ольгой Яковлевой от Г. в период их совместного проживания (в том числе с момента выявления у нее тяжелого заболевания), ее постоянным и основным источником средств к существованию. Однако это обстоятельство, касающееся источников средств к существованию заявителя и их характера (постоянный, основной, дополнительный), не было проверено судом, который не определил его в качестве имеющего значение для дела, и оно не вошло в предмет доказывания.

«Тем самым суд допустил существенное нарушение норм процессуального права, устанавливающих правила доказывания в гражданском процессе, а также правила исследования и оценки доказательств. Кроме того, понятие “иждивение” предполагает как полное содержание лица умершим, так и получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, но не единственным источником средств к существованию, то есть не исключает наличие у лица какого-либо собственного дохода (получение пенсии). Факт нахождения на иждивении либо получения существенной помощи от умершего может быть установлен в том числе в судебном порядке путем определения соотношения между объемом помощи, оказываемой умершим, и его собственными доходами, и такая помощь также может быть признана постоянным и основным источником средств к существованию», – заключил ВС, отменив судебные акты нижестоящих судов и вернув дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирина Зимина назвала исключительно важным разъяснение Судом понятия «иждивение». «ВС указывает, что иждивение предполагает как полное содержание лица умершим, так и получение от него содержания, являвшегося для этого лица основным, но не единственным источником средств к существованию, то есть не исключает наличие у лица какого-либо собственного дохода (получение пенсии). В действующей судебной практике, к сожалению, прослеживается тенденция формального подхода судов к выяснению вопроса о соотношении доходов наследодателя и иждивенца. Установив, что у иждивенца имеется пенсия, заработок либо иной доход, суды отказывают в удовлетворении исков об установлении факта нахождения на иждивении (апелляционное определение Липецкого областного суда от 11 июля 2018 г. по делу № 33-2453/2018, апелляционное определение Московского городского суда от 8 июля 2016 г. по делу № 33-26755/2016)», – отметила она.

По словам эксперта, ВС РФ также повторно указывает на необходимость разграничения характера источника средств к существованию иждивенца, а именно на необходимость выяснения вопроса – является ли он постоянным, основным или дополнительным, что не всегда учитывается судами при вынесении решений.

Директор КА «Презумпция» Филипп Шишов резюмировал, что ВС в очередной раз указывает на то, что при призвании к наследованию неродных наследников в лице нетрудоспособных иждивенцев является обязательным выяснение судом того, являлось ли содержание иждивенца наследодателя в период их совместного проживания на протяжении последнего года перед его смертью постоянным и основным источником средств к существованию.

По словам адвоката, в таких случаях особое значение имеет то, какова пропорция личных доходов лица, претендующего на наследство, и доходов умершего. Он добавил, что аналогичный довод к отмене содержится в Определении ВС РФ от 23 апреля 2019 г. по делу № 73-КГ19-3, когда по причине недосказанности судом первой инстанции соотношения иждивения и личных средств лица, призванного к наследованию, было отменено положительное решение о признании права иждивенца на наследство умершего сожителя, не оставившего завещание.

«Также по результатам анализа данной судебной практики следует отметить, что Верховный Суд, возможно, дает сигнал судам о том, что призвание к наследованию нетрудоспособных иждивенцев в случаях, когда другие наследники отсутствуют, а имущество является выморочным, – более реально, нежели когда спор о праве на наследство возникает между неродными иждивенцами и кровными родственниками», – предположил Филипп Шишов.

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев полагает, что выводы Верховного Суда имеют очень важное значение для судебной практики, поскольку дают возможность сожителям наследовать имущество умершего. «Очень часто по разным причинам люди в течение длительного времени не регистрируют брак, хотя живут вместе и заботятся друг о друге. Считаю, что для защиты прав граждан в такой ситуации необходимо вернуться к существовавшему в советское время понятию “фактические брачные отношения” и внести соответствующие изменения в законодательство. Данная практика существует в так называемых цивилизованных странах», – отметил он.