12.08.2021 ВС: Банк не может обязать заемщика страховать жизнь у конкретного страховщика АГ НОВОСТИ

Как указал Суд, кредитор должен предоставить клиенту право самостоятельно застраховать свою жизнь, здоровье или иной интерес в пользу банка в соответствии с установленными критериями

27 июля Верховный Суд вынес Определение № 11-КГ21-15-К6 по спору относительно повышения банком процентной ставки по кредиту из-за смены его клиентом страховщика.

В августе 2019 г. Фархат Галиуллин оформил в ПАО «АКБ «АК БАРС» потребительский кредит на 1,4 млн руб. сроком на 7 лет. Наряду с кредитным договором заемщик подписал договор страхования, поскольку таким образом процентная ставка по кредиту составляла 10,9% годовых, а в случае непредставления договора страхования банку или расторжения такого договора – 18,5% годовых. Условия кредитного договора предусматривали оказание банком заемщику услуги по присоединению к программе коллективного страхования жизни, здоровья и финансовых рисков, по которому последний выступит застрахованным лицом по договору, заключенному между банком и ООО «АК БАРС Страхование».

В день заключения кредитного договора Фархат Галиуллин подписал заявление на страхование по коллективному страхованию жизни, здоровья и финансовых рисков. Спустя несколько месяцев мужчина заключил договор с ООО «Зетта-Страхование» и направил в банк копию страхового полиса, выданного новым страховщиком. Поскольку банк расценил такие действия гражданина как ненадлежащее исполнение обязанности по страхованию жизни и здоровья, он увеличил размер процентной ставки по кредиту до 18,5%.

Далее Фархат Галиуллин обратился в суд с иском к банку о признании незаконным отказа снизить процентную ставку по кредиту, обязании ответчика принять страховой полис общества «Зетта-Страхование» и уменьшить процентную ставку по кредиту, а также произвести перерасчет задолженности и платежей исходя из процентной ставки 10,9% годовых. Истец также просил присудить ему компенсацию морального вреда в размере 10 тыс. руб.

В удовлетворении иска было отказано, а апелляция и кассация поддержали такое решение. Так, первая инстанция сочла, что увеличение процентной ставки по кредитному договору произведено ответчиком в рамках достигнутого между сторонами соглашения по условиям кредитования и связано с неисполнением истцом обязанности по страхованию жизни и здоровья. Апелляция добавила, что при заключении кредитного договора на индивидуальных условиях банк имел определенный дополнительный имущественный интерес (комиссия в размере 3% в год от суммы кредита за присоединение к программе коллективного страхования жизни и здоровья), в связи с чем он и снизил процентную ставку по кредиту до 10,9%.

Не согласившись с подходом судов, Фархат Галиуллин обратился в Верховный Суд РФ.

Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС пояснила, что по договору потребительского кредита кредитор не вправе обусловливать предоставление кредита (займа) и процентную ставку по нему обязанностью заемщика по одновременному заключению договора страхования с конкретным страховщиком. Заемщику следует предоставить право самостоятельно застраховать свою жизнь, здоровье или иной интерес в пользу кредитора у страховщика, соответствующего критериям, установленным кредитором в соответствии с законодательством РФ. При этом из закона не следует, что такое право предоставлено заемщику только на момент заключения кредитного договора.

«Отказывая в удовлетворении иска, суд первой инстанции в нарушение приведенных выше положений закона исходил из того, что отказ от договора страхования с конкретным, индивидуально определенным страховщиком и самостоятельное заключение заемщиком договора страхования с другим страховщиком сами по себе являются нарушением условий кредитного договора, позволяющим банку увеличить процентную ставку по кредиту. При этом судом не установлено, была ли у заемщика такая возможность и на момент заключения кредитного договора, имел ли он возможность выбора страховщика по критериям, установленным кредитором, и были ли также эти критерии определены в соответствии с законодательством РФ», – отмечено в определении.

Судебная коллегия добавила, что договор страхования, заключенный заемщиком самостоятельно, должен соответствовать в первую очередь критериям, установленным кредитором согласно законодательству РФ. В свою очередь, апелляцией не было установлено, определил ли банк такие критерии при заключении кредитного договора и соответствует ли самостоятельно заключенный Галиуллиным договор страхования этим критериям. Таким образом, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ отменила судебные акты апелляции и кассации, вернув дело во вторую инстанцию.

Адвокат АП г. Москвы Олег Лисаев отметил указание Верховного Суда на то, что банк имеет право обязать заемщика застраховать свою жизнь, здоровье или иной интерес в пользу кредитора у страховщика, соответствующего критериям, установленным банком: «Эти критерии должны соответствовать российскому законодательству, а заемщик имеет право на выбор страховщика, и не только на момент заключения кредитного договора».

По словам эксперта, в рассматриваемом споре действия банка были незаконными, и их следует расценивать как навязывание платной услуги и нарушение прав потребителя. «Данные выводы ВС РФ положительно отразятся на судебной практике. Я всегда приветствую ситуацию, когда суд встал на защиту гражданина как более слабой стороны. Потребитель финансовой услуги зависим от банка, который имеет возможность навязать свои несправедливые условия, и только суд может поставить недобросовестного кредитора на место», – подчеркнул Олег Лисаев.

Партнер юридической фирмы Law & Commerce Offer Антон Алексеев также позитивно оценил определение ВС РФ. «Важным моментом в рамках оценки дела в данном случае явилось соблюдение заемщиком критериев страхования, установленных самим кредитором, как условия сохранения более низкой ставки по кредиту, а не страхование в конкретной страховой компании. В противном случае необходимость страхования жизни при кредитовании в конкретной страховой компании может быть расценена как навязывание потребителю услуг конкретного лица, что недопустимо», – полагает он.

По мнению эксперта, выводы Верховного Суда, безусловно, не снимают для заемщика все ограничения по страхованию жизни в других страховых компаниях, помимо предложенных банком, но ограничивают возможное злоупотребление со стороны кредитной организации. «Возможно, банк в рассматриваемом случае разработает специфические критерии страхования при кредитовании, которые будут соответствовать условиям страхования конкретной “дружественной” для банка страховой компании и тем самым ограничат возможный выбор страховых компаний для заемщика», – предположил Антон Алексеев.

Зинаида Павлова