12.10.2020 Погашение третьим лицом требований кредиторов не лишает должника возможности исполнить другие обязательства АГ НОВОСТИ

Верховный Суд отметил, что, если реестровый кредитор, подавая апелляционную жалобу, желал удовлетворить только свои требования, остальные обязательства могут быть удовлетворены в рамках нового банкротного процесса
В комментарии «АГ» эксперты заметили, что дела, где третье лицо заявляет намерение погасить требования кредиторов должника, на практике встречаются нечасто. По мнению одного из них, основными причинами этого могут служить нежелание утрачивать контроль над активом должника или угроза субсидиарной ответственности.

Верховный Суд опубликовал Определение № 305-ЭС17-3119 (5, 6) по делу № А40-54790/2012, в котором разобрался, возможно ли удовлетворение третьим лицом только части обязательств должника.

В рамках дела о банкротстве ГУП города Москвы «Жилищник-1» АО «Центральная топливная компания» обратилось в арбитражный суд с заявлением о намерении погасить требования кредиторов должника.

Суд удовлетворил заявление и установил срок для внесения денежных средств. Он исходил из того, что положения ст. 113 и 125 Закона о банкротстве предусматривают для третьего лица наличие возможности удовлетворить требования кредиторов, включенных в реестр, в целях прекращения производства по делу о банкротстве должника. Первая инстанция указала, что реестр требований кредиторов сформирован на сумму почти 190 млн руб. При этом суд отдельно отметил, что названные нормы не предполагают необходимости удовлетворения требований текущих кредиторов, а также кредиторов, включенных «за реестр».

Апелляция отметила, что дело о банкротстве возбуждено 5 мая 2012 г. Должник имеет обязательства перед кредиторами на общую сумму более 540 млн руб. Так, помимо реестровых требований это: мораторные проценты (более 75,8 млн руб.), текущие требования (около 232 млн руб.) и зареестровые требования (более 45 млн руб.). Суд отметил, что конкурсная масса сформирована, имущества должника достаточно для погашения всех требований.

Апелляционная инстанция также посчитала, что прекращение производства по делу и удовлетворение требований только реестровых кредиторов создаст угрозу имущественным правам иных кредиторов, задолженность перед которыми останется непогашенной. Собственник имущества должника в лице департамента уже предпринимал попытки по выводу активов из конкурсной массы (изъяв из хозяйственного ведения должника жилые помещения после возбуждения дела о банкротстве; соответствующие действия признаны незаконными определением Арбитражного суда г. Москвы от 23 ноября 2016 г.). Соответственно, прекращение производства по делу откроет для собственника имущества должника возможность для нового вывода активов должника. Таким образом, апелляция отменила определение первой инстанции и отказала в удовлетворении заявления о намерениях.

«Центральная топливная компания» и Департамент городского имущества г. Москвы обратились в Верховный Суд. Изучив материалы дела, ВС отметил, что по смыслу ст. 4 АПК РФ обращение лица в арбитражный суд предполагает, что у него есть законный интерес в защите своих нарушенных или оспариваемых прав. Названные положения относятся не только к инициированию судебного процесса, но и к обжалованию судебных актов. «Это означает, что не может быть удовлетворена жалоба лица, у которого отсутствует законный интерес в обжаловании судебного акта и права которого этим судебным актом не нарушены», – отмечается в определении.

ВС заметил, что, согласно материалам дела, с апелляционной жалобой на определение первой инстанции обращалось ООО «Ключ Инвест», которое является реестровым кредитором должника, то есть оно должно было получить удовлетворение своих требований по результатам реализации компанией своих намерений по погашению имеющейся задолженности.

Высшая инстанция сослалась на свое Определение от 25 января 2017 г. № 305-ЭС16-15945 и указала, что по смыслу Закона о банкротстве законный материальный интерес любого кредитора должника прежде всего состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. Все предоставленные кредиторам права, а также инструменты влияния на ход процедуры несостоятельности направлены на способствование достижению названной цели.

Таким образом, отметил ВС, в случае внесения компанией денег на счет должника законный интерес ООО «Ключ Инвест», заключающийся в погашении долга, был бы удовлетворен. «Поскольку названное общество не ставило под сомнение возможность компании исполнить определение от 02.12.2019, следует признать, что возражения общества “Ключ Инвест”, не основанные на его желании получить удовлетворение своих требований, не подлежали защите со стороны суда апелляционной инстанции», – подчеркнул Суд.

В то же время ВС обратил внимание, что при этом, вопреки доводам общества, буквальное содержание ст. 113 и 125 Закона о банкротстве не предполагает в целях удовлетворения заявления о намерении необходимости погашать требования кредиторов по текущим платежам. В случае неисполнения должником своих обязательств перед данными кредиторами после прекращения дела они вправе инициировать новый банкротный процесс.

Таким образом, Верховный Суд отменил постановление апелляции, оставив в силе определение первой инстанции.

В комментарии «АГ» партнер АБ «Бартолиус» Наталья Васильева указала, что определение развивает положения ст. 4 АПК о том, что защите в суде подлежат только нарушенные или оспариваемые права и законные интересы. «Любой судебный процесс должен иметь цель – восстановление нарушенного права. В том случае, если выбранный способ защиты права с учетом его оснований и предмета указанную выше цель не преследует, надлежит сделать вывод об ошибке при выборе способа защиты нарушенного права. Между тем в рассматриваемом деле ВС сделал вывод об отсутствии нарушения прав реестрового кредитора (инициатора апелляционного обжалования) определением суда первой инстанции об удовлетворении намерения третьего лица погасить требования кредиторов должника. ВС РФ напомнил ранее высказанную им в Определении от 25 января 2017 г. по делу о банкротстве ООО “Ангарстрой” (которое вело АБ “Бартолиус” г. Москвы и которое вошло в Обзор судебной практики № 2 за 2017 г.) позицию о том, что законный материальный интерес любого кредитора должника состоит в наиболее полном итоговом погашении заявленных им требований. С этой точки зрения реестровый кредитор ООО “Ключ Инвест”, требования которого подлежали удовлетворению в полном объеме в процессе реализации намерения АО “Центральная топливная компания”, не имел правовых оснований, как они указаны в ст. 4 АПК, для подачи апелляционной жалобы», – заметила Наталья Васильева.

Она указала, что постановление апелляционного суда содержит также указание на довод ООО «Ключ Инвест» о непогашении в процедуре ст. 113 и 125 Закона о банкротстве мораторных процентов, а также зареестровых требований. Эксперт заметила, что согласно п. 9 Постановления Пленума ВАС РФ от 6 декабря 2013 г. № 88 «О начислении и уплате процентов по требованиям кредиторов при банкротстве» кредитор по указанным мораторным процентам вправе в общеисковом порядке после прекращения дела о банкротстве взыскивать невыплаченные суммы начисленных мораторных процентов с должника. Защита зареестровых требований также должна производиться после прекращения дела о банкротстве в общеисковом порядке, как это следует из абз. 4 п. 28 Постановления Пленума ВАС РФ от 22 июня 2012 г. № 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве». Эксперт заметила, что аналогичный подход в отношении мораторных процентов и зареестровых требований сформулирован в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 4 октября 2018 г. № Ф09-1475/06 по делу № А60-12747/04.

Наталья Васильева указала, что на практике реальным удовлетворением требований всех кредиторов на основании ст. 113 и ст. 125 Закона о банкротстве заканчивается малый процент дел. «Основной причиной может служить, например, нежелание утрачивать контроль над активом должника (при наличии негативного прогноза на выкуп данного актива с торгов через дружественного претендента), угроза субсидиарной ответственности. Для физического лица речь идет о репутационных рисках и бремени нести последствия признания банкротом в виде невозможности дальнейшего кредитования», – указала она.

Управляющий партнер АБ «ЕМПП», адвокат Сергей Егоров назвал позицию ВС обоснованной, отметив, что она может показаться несправедливой в силу того, что в результате определения остался открытым вопрос об удовлетворении текущих и зареестровых требований, хотя в рамках рассматриваемого банкротства конкурсная масса для удовлетворения данных требований уже была сформирована. «Для разрешения данного вопроса может потребоваться инициирование нового банкротства. Это, безусловно, нерационально, поскольку при оставлении в силе решения апелляционной инстанции эти требования были бы погашены вместе с реестровыми задолженностями. Кроме того, были бы пресечены возможные новые попытки злоупотребления должника по выводу из конкурсной массы своего имущества. Однако все эти доводы в силу требований закона ВС РФ формально, но при этом обоснованно расценил как недостаточные для оставления в силе решения апелляционного суда», – подчеркнул адвокат.

Сергей Егоров указал, что любой реестровый кредитор обязан принять исполнение от третьего лица, поскольку оно является надлежащим. «И в этом смысле такой реестровый кредитор не может отказаться от принятия надлежащего исполнения не от банкрота, так как это являлось бы злоупотреблением своими правами (ст. 10 ГК). Равным образом реестровый кредитор не имеет законного процессуального интереса в оспаривании судебного акта, утвердившего возможность исполнения обязательств должника третьим лицом, на том лишь основании, что он желает принять исполнение непосредственно от должника. Это является нарушением принципа добросовестного использования своих процессуальных прав (п. 2 ст. 41 АПК РФ)», – отметил он.

Адвокат обратил внимание на то, что в целом практика погашения требований должника третьим лицом встречается нечасто. «Нам доводилось сталкиваться с использованием данного института только с целью создания преимуществ одних кредиторов перед другими в деле о банкротстве или иного злоупотребления», – указал Сергей Егоров.

Марина Нагорная