12.11.2020 СИП разъяснил, когда товарный знак является широко известным АГ НОВОСТИ

Один из экспертов «АГ» обратил внимание на то, что в этом деле СИП очень подробно рассмотрел вопрос заинтересованности истца в оспаривании товарных знаков. По словам другого, широкую известность товарного знака можно сравнить со статусом общеизвестного товарного знака.

В споре между двумя зарубежными компаниями Суд по интеллектуальным правам разъяснил, что может говорить о широкой известности товарного знака или знака обслуживания (решение от 30 октября 2020 г. по делу № СИП-728/2019).

Чужие знаки обслуживания помешали вести бизнес

Португальская компания Altunis-Trading Gestao E Servicos Sociedade Unipessoal LDA, обратившись в СИП, потребовала досрочно прекратить правовую охрану нескольких знаков обслуживания итальянской организации HOTEL CIPRIANI S.P.A. для гостиничных и ресторанных услуг 43-го класса МКТУ. Истец исходил из того, что ответчик спорные знаки не использует.

Altunis пояснила, что ей принадлежит серия товарных знаков, объединенных словесным элементом Cipriani. При этом Altunis входит в группу компаний Cipriani Group Holding S.à.r.l. Всю группу контролирует Джузеппе Чиприани, дедушка которого основал знаменитый HARRY’s Bar в Венеции.

Ранее Джузеппе Чиприани подал три заявки на регистрацию комбинированных знаков обслуживания с использованием своей фамилии – Cipriani. Предприниматель собирался использовать обозначения в отношении отдельных услуг 43-го класса МКТУ. Однако Роспатент сообщил ему, что зарегистрировать такие обозначения нельзя, поскольку они схожи со знаками обслуживания итальянской организации HOTEL CIPRIANI S.P.A., зарегистрированными в отношении тех же услуг.

Позиция СИП о заинтересованности истца и однородности услуг

Сославшись на п. 165 Постановления Пленума ВС от 23 апреля 2019 г. № 10 «О применении части четвертой ГК РФ», СИП отметил, что заинтересованным в прекращении правовой охраны товарного знака является то лицо, чьи права и законные интересы затрагиваются правом на такой знак.

В данном случае, по мнению Суда, компания Altunis является заинтересованным лицом. Так, пояснил он, истец входит в группу компаний Cipriani, владеющую кафе, ресторанами и барами в разных странах мира. При этом Altunis и аффилированные с ней лица имеют реальное намерение заниматься ресторанным бизнесом в России: попытались зарегистрировать необходимые знаки обслуживания, создали российскую организацию «Джузеппе Ч», заключили меморандум о взаимопонимании с Bulldozer Group, глава которой в СМИ заявлял, что планирует открыть ресторан CIPRIANI в России и уже открыл заведение под этим брендом в ОАЭ.

Суд отверг довод ответчика о том, что «Джузеппе Ч» не осуществляет реальной деятельности, подчеркнув, что в настоящий момент использовать в России в ресторанном бизнесе обозначение «CIPRIANI» невозможно как раз потому, что знаки обслуживания ответчика зарегистрированы в отношении услуг по общественному питанию.

При сравнении услуг ответчика и истца СИП, помимо имеющих прямое отношение к нормам об интеллектуальных правах Правил, утвержденных приказом Минэкономразвития от 20 июля 2015 г. № 482, Постановления Пленума ВС № 10 и Обзора, утвержденного Президиумом ВС 23 сентября 2015 г., воспользовался Законом об основах туристской деятельности и Правилами предоставления гостиничных услуг в РФ.

СИП пришел к выводу о том, что указанные в перечне регистрации знаков обслуживания ответчика гостиничные услуги однородны деятельности группы компаний Cipriani по предоставлению услуг, связанных с проживанием в клубных резиденциях CIPRIANI. «Поскольку данные услуги относятся к одному роду, а также являются взаимозаменяемыми и взаимодополняемыми», – пояснил Суд. По мнению СИП, потребители могут решить, что услуги предоставляет одно и то же лицо.

Осуществление группой компаний Cipriani деятельности в сфере общественного питания ответчик не оспаривал. СИП учел этот факт, когда сделал вывод о том, что одни оказываемые истцом услуги однородны, а другие идентичны тем, в отношении которых зарегистрированы спорные знаки обслуживания ответчика.

Выводы Суда о недоказанности широкого использования

Прежде всего СИП напомнил, что в соответствии с п. 3 ст. 1486 ГК бремя доказывания использования товарного знака лежит на правообладателе. При этом он должен доказать фактическое использование знака в отношении каждого товара, для которого тот зарегистрирован и по которому истец доказал свою заинтересованность в досрочном прекращении правовой охраны (п. 166 Постановления Пленума ВС № 10).

Однородность товаров и услуг, напомнил СИП, учитывается, лишь когда доказана широкая известность этого знака: если знак широко известен как индивидуализирующий определенные товары, то суд оставляет в силе правовую охрану и в отношении тех товаров, которые однородны тем, в отношении которых известен знак.

Установив, что в отеле Belmond Grand Hotel Europe в Санкт-Петербурге предоставлялась возможность проживания в историческом номере люкс Cipriani и функционировало кафе Delizie by Cipriani, СИП пришел к выводу, что ответчик использовал спорные знаки обслуживания для индивидуализации только части услуг, в отношении которых обозначения были зарегистрированы: «гостиницы; кафетерии; услуги по приготовлению блюд и доставке их на дом; услуги по обеспечению пищевыми продуктами и напитками; обеспечение временного проживания». В этой части правовая охрана знаков обслуживания устояла. «Не может быть признана обстоятельством, исключающим установление факта использования спорных знаков обслуживания, нетипичность использования наименования Hotel Cipriani для отдельного номера и размещение в помещении ресторана также кафе под другим наименованием», – подчеркнул СИП.

В то же время он отказался признавать знаки обслуживания ответчика широко известными. «О широкой известности товарных знаков (знаков обслуживания) могут свидетельствовать следующие обстоятельства: длительное и интенсивное использование знаков, в частности на территории Российской Федерации; обширная география их использования; существенность затрат на рекламу товаров и услуг, маркируемых знаками; высокая рыночная стоимость таких знаков; результаты опроса потребителей товаров и услуг», – разъяснил он. При этом оценивается известность обозначений именно российским потребителям, напомнил Суд.

Установив, что обозначение «HOTEL CIPRIANI» использует отель в Венеции, который существует с 1958 г. и имеет «определенную историю», СИП обратил внимание на то, что это заведение «люксовой категории с высокой стоимостью проживания», в котором останавливалось незначительное количество туристов из России. «Учитывая объемы выездного туризма из Российской Федерации, число клиентов названного отеля составляет крайне ничтожную долю от всех российских туристов», – заметил СИП.

Что касается номера и кафе в отеле в Санкт-Петербурге, то они были открыты лишь в апреле 2019 г., и статистика о проживании в номере и о посещении кафе не представлена, указал Суд. «Наличие одного отеля в Венеции и одного номера в Санкт-Петербурге не свидетельствует о широкой географии использования спорных обозначений», – считает СИП. На этом основании Суд пришел к выводу о неиспользовании ответчиком спорных знаков в отношении услуг 43-го класса МКТУ «бронирование мест в гостиницах; рестораны; услуги баров», являющихся однородными услугам гостиниц и кафе. В этой части правовая охрана знаков обслуживания прекратилась.

Эксперты «АГ» прокомментировали подходы Суда

Юрист практики зашиты интеллектуальной собственности Lidings Алексей Возжаев обратил внимание на то, что в этом деле СИП очень подробно рассмотрел вопрос заинтересованности истца в оспаривании товарных знаков. «Необходимо отметить вывод Суда о невозможности функционирования общества “Джузеппе Ч” для управления рестораном CIPRIANI на территории РФ из-за наличия спорных товарных знаков. Зарегистрированные средства индивидуализации являлись единственным препятствием для ведения ресторанного бизнеса, который уже долгое время функционирует в других странах».

Эксперт отметил, что Altunis подтвердил свою заинтересованность достаточным количеством доказательств: в частности, представил аффидевит Джузеппе Чиприани и даже заявления главы группы компаний Bulldozer в СМИ о намерении открыть ресторан CIPRIANI. «Из содержания рассматриваемого дела можно сделать вывод: необходимо представлять максимальное количество доказательств заинтересованности и оспаривать каждый факт, подтверждающий позицию другой стороны», – считает Алексей Возжаев.

Руководитель практики «Интеллектуальная собственность» юридической фирмы «Интеллектуальный капитал», патентный поверенный РФ Василий Зуев полагает, что практика применения законодательства о досрочном прекращении охраны товарных знаков в России довольно устоявшаяся: «Подходы Суда по интеллектуальным правам к рассмотрению данной категории дел нашли свое отражение и в Постановлении Пленума ВС № 10».

При этом, напомнил эксперт, истцу необходимо доказать именно намерение осуществления деятельности с использованием спорного обозначения. «Это обусловлено запретом, установленным п. 3 ст. 1484 ГК. Любые действия по реальному использованию обозначения, охраняемого в качестве товарного знака или сходного с ним до степени смешения, в отношении товаров и услуг, в отношении которых охраняется этот знак, или однородных товаров и услуг являются нарушением исключительных прав правообладателя, – пояснил Василий Зуев. – Поскольку реальное и правомерное использование спорного знака в отношении однородных товаров и услуг невозможно, правоприменение пошло по пути признания заинтересованным в оспаривании охраны знака лица, предоставившего доказательства реальности намерений, совершения подготовительных действий».

В этом же ключе рассматривается и вопрос по однородности осуществляемой деятельности. «Условие сохранение охраны товарного знака – реальность его использования в отношении товаров и услуг, в отношении которых знак зарегистрирован. Но поскольку его охрана предполагает запрет третьим лицам использовать сходные до степени смешения знаки в отношении однородных товаров и услуг, то заинтересованными эти лица будут признаны при представлении доказательств осуществления или подготовки к осуществлению однородной деятельности», – указал юрист.

Широкую известность товарного знака, по его словам, можно сравнить (но ни в коем случае нельзя спутать!) с установленным ст. 1508 ГК статусом общеизвестного товарного знака: «И в том, и в другом случае для признания знака обще- или широкоизвестным необходимо, чтобы в результате интенсивного использования обозначение стало широкоизвестным в РФ среди соответствующих потребителей в отношении товаров (услуг) заявителя». То есть, пояснил Василий Зуев, установлению подлежит интенсивность использования знака в России, приобретение знаком известности в результате такого интенсивного использования, приобретение известности в отношении определенных товаров определенного производителя.

«В рассматриваемом случае вывод СИП о недостаточности доказательств широкой географии использования спорных обозначений представляется вполне очевидным. Правообладатель не представил доказательства интенсивного использования знака в Российской Федерации ни по временному критерию, ни по критерию затрат на рекламу, ни по количеству российских потребителей соответствующих услуг. Когда использование товарного знака осуществляется крайне непродолжительный период, сложно говорить о приобретении этим знаком какой-либо широкой известности», – считает юрист.

Екатерина Коробка