13.01.2022 Дело об истребовании документов бывшим участником ООО: новое судебное толкование п. 6 ИП Президиума ВАС № 144 Закон ру

1. Краткая фабула дела:

Господин Поляков приобрел долю в уставном капитале ООО ТК «Кашалот». Спустя некоторое время он продал свою долю в рамках реализации опциона другому участнику общества – ООО «Кашалот». В опционе стороны предусмотрели, что стоимость доли соответствует величине чистых активов общества, которые в свою очередь определяются на основании аудированной финансовой отчетности по состоянию на 30 июня 2020 года, которая должна быть определена в аудиторском заключении.

После того, как Поляков вышел из числа участников общества, получив договорную стоимость доли, он решил, что выплаченная ему сумма была занижена и обратился к обществу с требованием о предоставлении документов в целях проверки обоснованности определения стоимости чистых активов общества. Общество не предоставило ему документы, ссылаясь на то, что гражданин уже не является участником общества и не имеет права на получение документов, в связи с чем он обратился с аналогичным требованием в суд.

2. Позиции судов:

1) Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требования истца, сославшись на то, что общество не обязано предоставлять истцу документы, поскольку он не является участником общества. Также суд указал, что спор носит договорный характер и касается оспаривания истцом договорной стоимости доли, в связи с чем суд пришел к выводу, что истцу надлежит использовать иной способ защиты нарушенного права, вытекающий из обязательств по сделке.

Стоит заметить, что пункт 6 ИП Президиума ВАС РФ № 144 в решении суда первой инстанции вообще не упоминается.

2) Суд апелляционной инстанции отменяет решение суда первой инстанции и частично удовлетворяет требования истца. Приведу цитату из судебного акта:

Вместе с тем, суд апелляционной инстанции полагает заслуживающими внимание доводы истца о необходимости применения к спорным правоотношениям п. 6 Информационного письма № 144.

В указанном пункте содержится правовая позиция о том, что не могут быть удовлетворены требования лица об обязании хозяйственного общества предоставить информацию, если на момент рассмотрения дела такое лицо не является участником хозяйственного общества.

Вместе с тем лицо, которому общество с ограниченной ответственностью обязано выплатить действительную стоимость приобретенной обществом доли в своем уставном капитале (ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), а также лицо, у которого были выкуплены акции открытого акционерного общества в порядке, предусмотренном статьей 84.8 Закона об акционерных обществах, вправе требовать предоставления информации о деятельности общества, связанной соответственно с определением действительной стоимости доли, подлежащей выплате обществом, либо с определением цены выкупленных акций.

Таким образом, указанная правовая позиция предусматривает необходимость защиты прав бывших участников общества, однако устанавливает только один частный случай, когда бывший участник общества имеет возможность реализовать свои права на предоставление информации о деятельности общества – когда доля или часть доли в уставном капитале общества переходит к самому обществу на основании ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью.

При таких обстоятельствах, суд апелляционной инстанции полагает возможным расширительное толкование разъяснений п. 6 Информационного письма № 144, поскольку в данном случае для истца, как бывшего участника ООО ТК «Кашалот» правовые последствия фактически аналогичны приведенным в указанном разъяснении.

Таким образом, апелляционный суд полагает, что в рассматриваемом случае истец имеет право истребовать документы и информацию о деятельности общества.

То обстоятельство, что причиной подачи настоящего искового заявления послужило несогласие истца со стоимостью проданной им доли в уставном капитале общества в результате совершения сделки, и у истца имеется возможность защитить его нарушенные права иным способом, вытекающим из обязательства по сделке, не является основанием для отказа в удовлетворении заявленных требований.

Как можно заметить, апелляционный суд дает расширительное толкование пункту 6 информационного письма № 144, говоря, что данный пункт устанавливает лишь один частный случай, когда участник общества может реализовать свое право на предоставление информации о деятельности общества. Суд, учитывая обстоятельства дела, приходит к выводу о возможности применить разъяснения Президиума ВАС РФ к рассматриваемому делу и предоставить лицу, не являющемуся участником общества и не подпадающему под норму ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью», документы общества.

3) Суд кассационной инстанции постановление апелляции оставил без изменения, указав относительно расширительного толкования п. 6 Информационного письма Президиума ВАС РФ следующее:

Делая вывод о возможном расширительном толковании разъяснений пункта 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 № 144, суд апелляционной инстанции исходил из того, что в данном случае для истца как бывшего участника общества правовые последствия утраты доли и получения ее действительной стоимости фактически аналогичны приведенным в указанном разъяснении, и признал правомерным предъявление истцом искового заявления об обязании общества «Транспортная компания «Кашалот» предоставить документы и информацию о деятельности общества.

Также суд затронул вопрос надлежащего способа защиты права:

Необходимым условием применения того или иного способа защиты гражданских прав является обеспечение восстановления нарушенного права истца (пункт 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации). Выбор способа защиты нарушенных прав является правом истца. То обстоятельство, что причиной подачи искового заявления послужило несогласие истца со стоимостью проданной им доли в уставном капитале общества «Транспортная компания «Кашалот» в результате совершения сделки с обществом «Кашалот» и наличие у истца возможности защитить его нарушенные права иным способом, вытекающим из обязательств по сделке, с учетом соглашения о предоставлении опциона, не является основанием для отказа в удовлетворении настоящих исковых требований.

3. Толкование п. 6 ИП Президиума ВАС № 144.

На примере комментируемого дела очень интересно рассмотреть подходы к толкованию пункта 6 ИП Президиума ВАС № 144 и применению ст. 23 ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью».

При субъективном определении правильности позиций судов у меня не возникло сомнений, что суд первой инстанции правильно разрешил дело. Истец не является участником общества, он не выходит из общества путем отчуждения доли обществу, его не исключают из общества, то есть все предусмотренные законом случаи реализации права на информацию в рассматриваемом деле отсутствовали. Возник закономерный вопрос: можно ли предоставить документы тому, кто не подходит под приведенные примеры? Суд первой инстанции, отказывая истцу, был лаконичен, указав на факт неучастия истца в обществе и возможности защиты его прав путем предъявления иска из договора.

Напомню, что п. 6 ИП Президиума ВАС № 144 гласит:

Судам необходимо учитывать, что не могут быть удовлетворены требования лица об обязании хозяйственного общества предоставить информацию, если на момент рассмотрения дела такое лицо не является участником хозяйственного общества.

Вместе с тем лицо, которому общество с ограниченной ответственностью обязано выплатить действительную стоимость приобретенной обществом доли в своем уставном капитале (статья 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью), а также лицо, у которого были выкуплены акции открытого акционерного общества в порядке, предусмотренном статьей 84.8 Закона об акционерных обществах, вправе требовать предоставления информации о деятельности общества, связанной соответственно с определением действительной стоимости доли, подлежащей выплате обществом, либо с определением цены выкупленных акций».

Расширительное толкование этого пункта в пользу предоставления документации общества «еще кому-то», кроме указанных лиц, представляется мне ошибочным по ряду причин:

1) Путем системного толкования можно достаточно ясно определить, что ни законодатель, ни ВАС не предполагали расширения числа лиц, которым могут быть предоставлены документы общества, поскольку это корпоративное право принадлежит лишь участнику и лицу, которому общество должно выплатить действительную стоимость доли. Добавление еще одного лица к этому списку не приведет ни к чему хорошему. По моему мнению, такое толкование просто противоречит существу рассматриваемых правоотношений, потому что никто, кроме строго определенных в законе лиц, не может претендовать на получение внутренних документов общества, правовое регулирование как раз строится по пути закрытости и недоступности внутренней жизни общества для непричастных лиц. Основа предпринимательской деятельности некоторых обществ состоит в сохранении такой документации в тайне (в пример можно привести установление режима коммерческой тайны, секрет производства). Однако одним умозаключением суд лишает общество предоставленных ему законодателем гарантий, дополняя и расширяя императивное по существу регулирование.

2) Путем использования телеологического толкования можно сделать вывод, что данная позиция ВАС и нормы ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью имели своей целью установление не «частного случая», а единственного исключения из общего правила. Учитывая содержание нормы ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью суд не может наделить истца правом, от которого он сам отказался, осуществив отчуждение доли. По этому поводу Д.В. Ломакин справедливо отмечает, что «утрата лицом статуса участника ООО лишает его права на получение информации». Исключения допускаются лишь в целях обеспечения осуществления иных прав данного лица, например права требования выбывшим участником выплаты действительной стоимости принадлежавшей ему доли в уставном капитале общества[1].

3) Немного стоит сказать о способе защиты права. Суд первой инстанции отметил, что истцу доступны иные способы защиты права, в том числе иск из договора. Суды апелляционной и кассационной инстанций, напротив, указали, что доступность иных способов защиты не исключает защиты права истца путем истребования документов. Понятно, что этот вывод основан на ошибочном применении норм материального права, но известно, что выбор способа защиты должен соответствовать содержанию нарушенного права и спорного правоотношения и опираться на соответствующие фактические обстоятельства и правовые основания. Очевидно, что при отсутствии правовых оснований защищать свое право определенным способом, выбор такого способа автоматически исключается.

Истец самостоятельно распорядился долей, но впоследствии его не устроила стоимость продажи. Что это, если не договорный спор?

4. Неудавшаяся аналогия.

Вольно истолковав п. 6 ИП Президиума ВАС РФ № 144 суды тем самым применили в рассматриваемом деле ст. 23 Закона об обществах с ограниченной ответственностью. Но ни в одном судебном акте нет ссылки на применение данной статьи по аналогии закона. Получается, что расширительное толкование письму дано, а применение закона, к которому данное письмо отсылает, происходит, по-видимому, само собой. Аналогия закона применяется лишь в том случае, если это не противоречит существу правоотношений. В комментируемом деле противоречие, по моему мнению, очевидное.

5. Релевантная судебная практика

Непросто найти судебную практику по делам со схожими фактическими обстоятельствами и противоположным применением п. 6 ИП ВАС № 144, однако один судебный акт все же нашелся.

Правильной по существу кажется позиция, выраженная в Постановлении Девятого арбитражного апелляционного суда от 25.03.2016 № 09АП-6557/2016-ГК по делу № А40-164617/2015, в котором суд рассматривал дело с приблизительно схожими обстоятельствами:

Таким образом, на момент вынесения обжалуемого решения Козловский М.А. не являлся участником общества, и ввиду прекращения у истца статуса участника общества у суда первой инстанции отсутствовали правовые основания для удовлетворения заявленных исковых требований.

При этом суд первой инстанции, отказывая в иске в данной ситуации, отметил, что требования истца не были связаны с выплатой ему действительной стоимости приобретенной обществом доли в уставном капитале в связи с исключением Козловского М.А. из состава участников общества, то есть, судом первой инстанции было установлено, что не имеется оснований для удовлетворения исковых требований Козловского М.А. применительно к абзацу 2 пункта 6 Информационного письма Высшего Арбитражного суда Российской Федерации от 18.01.2011 N 144, то есть заявленные в настоящем споре основания и мотивы не направлены на восстановление нарушенных прав и законных интересов Козловского М.А. как лица, выбывшего из состава участников общества, в смысле ст. 4 АПК РФ.

В данном деле суд сделал совершенно правильные выводы относительно применения позиции ВАС в схожей ситуации, отметив, что, если лицо не подпадает под ситуацию, описанную в п. 6, оно не имеет право на получение документов общества. Примечательна и уместна ссылка суда на ст. 4 АПК, по смыслу которой заявитель должен являться заинтересованным лицом, обращающимся в защиту своих прав или законных интересов. Если лицо не обладает корпоративным правом на истребование документов, может ли оно быть признано заинтересованным? Я полагаю, что нет.

В комментируемом деле истец также не может претендовать на удовлетворение требования по данному процессуальному основанию. В его процессуальную правоспособность попросту не входит возможность заявлять корпоративные требования обществу, участником которого он не является, а тем более ожидать удовлетворения таких требований. Необоснованное расширение процессуальной правоспособности истца (ведь суды, по сути, даровали ему право, которого у него быть не могло) не должно поддерживаться.

P.S.: Верховный Суд отказался передавать жалобу на рассмотрение СКЭС.


[1] Ломакин Д.В. Коммерческие корпорации как субъекты корпоративных правоотношений: учебное пособие. М.: Статут, 2020. С. 28 (СПС «КонсультантПлюс»).