13.07.20. Оспорить в КС подмену ст. 124 УПК Законом о порядке рассмотрения обращений граждан не получилось. АГ. НОВОСТИ.

Суд не стал рассматривать жалобу о неконституционности ст. 124 и 125 УПК, адвокаты согласились с ним, но посчитали, что поднятые заявителем проблемы достойны внимания
Один из них отметил, что отсутствие исчерпывающего перечня для отказа в принятии к рассмотрению жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК, создает «бесчисленное количество оснований для волюнтаризма на местах». По мнению второго, наиболее острый вопрос этого дела – необоснованная подмена установленного в УПК механизма прокурорского надзора за органами, осуществляющими предварительное расследование, административным порядком рассмотрения жалоб, предусмотренным в Законе о порядке рассмотрения обращений граждан.

Конституционный Суд вынес Определение № 1300-О/2020, которым отказал в принятии к рассмотрению жалобы гражданина, заявившего о неконституционности ст. 124 и 125 УПК.

Как следует из определения, Дмитрий Курцев пытался добиться пересмотра вынесенного в его отношении в порядке ст. 125 УПК судебного решения по вопросу о проверке законности ответа должностного лица прокуратуры. Однако судьи сначала Московского городского суда, а затем и Верховного Суда отказались передавать кассационные жалобы на рассмотрение.

Дмитрий Курцев оспорил ряд примененных в его деле норм уголовно-процессуального закона в Конституционном Суде (ст. 37, п. 3 ч. 1 ст. 72, ст. 124, 125, 401.14, 401.15, 415 и 416 УПК). В частности, гражданин указывал, что ст. 124 УПК позволяет органам прокуратуры рассматривать поданные в установленном ею порядке жалобы как обращения граждан и руководствоваться Законом о порядке рассмотрения обращений граждан. Статья 125 УПК позволяет суду немотивированно отказывать в принятии к рассмотрению жалобы, утверждал заявитель. Не соответствует Конституции, по его мнению, и ст. 37 УПК, из-за которой в качестве гособвинителя могут выступать помощники прокурора, «не имеющие на то соответствующего поручения».

Отказывая в принятии жалобы к рассмотрению, КС отметил, что заявитель на самом деле говорит о неприменении или ненадлежащем применении ст. 37, 72, 124, 125, 415 и 416 УПК в его деле. Такие вопросы к компетенции Суда не относятся. Что касается соответствия Конституции ст. 401.14 и 401.15 УПК, то эти нормы в том же контексте ранее оспаривались тем же заявителем. Тогда Суд счел жалобу недопустимой, новая жалоба не дает оснований для иного решения, подчеркнул КС.

Адвокат АП г. Москвы Анатолий Железняк согласился с тем, что Суд справедливо отказал в принятии жалобы к рассмотрению. «В то же время суд упомянул, но не отразил в определении две действительно животрепещущие для стороны защиты темы: основания для отказа в принятии судами жалоб, заявленных в порядке ст. 125 УПК РФ, и порочную практику регистрации органами прокуратуры жалоб, поданных в порядке ст. 124 УПК, как обращений граждан», – подчеркнул эксперт.

Обе нормы, по его словам, не противоречат Конституции. «Однако отсутствие в уголовно-процессуальном законе исчерпывающего перечня для отказа в принятии к рассмотрению жалобы, поданной в порядке ст. 125 УПК, создает бесчисленное количество оснований для волюнтаризма на местах», – указал Анатолий Железняк. Он напомнил, что порядок подачи и рассмотрения таких жалоб регулируется лишь одной статьей УПК и Постановлением Пленума Верховного Суда от 10 февраля 2009 г. № 1.

«При этом законодатель не определил отдельными статьями порядок судопроизводства по жалобам, поданным в порядке ст. 125 УПК РФ, а указанное Постановление Пленума ВС не отражает многих насущных проблем. Помимо уже упомянутых оснований для возврата это, например, и возможность допроса в процессе свидетелей, специалистов, и проблема объединения жалоб. Подобные вопросы приходится решать по аналогии с другими нормами УПК РФ или применяя пресловутые “УПК РФ не предусмотрено”, “УПК РФ не запрещено”», – рассказал адвокат. Защитнику проще подать новую жалобу, чем обжаловать отказ в рассмотрении первоначальной, подчеркнул он.

Для решения этой проблемы определения КС недостаточно. «Необходимо если не внесение изменений в закон, то существенное дополнение вышеупомянутого Постановления Пленума ВС», – считает Анатолий Железняк.

Относительно возможности прокуратуры рассматривать жалобы, поданные в порядке ст. 124 УПК, в сроки, установленные Законом о порядке рассмотрения обращений граждан, адвокат отметил: «Практика рассмотрения органами прокуратуры, а чаще – следственными подразделениями процессуальных жалоб как обращений граждан встречается. Но полагаю, что с этим адвокатское сообщество может справиться самостоятельно, без помощи КС РФ».

Адвокат МКА «Князев и партнеры» Артем Чекотков полагает, что наиболее острый вопрос, поднятый заявителем в этом деле, – произвольная и необоснованная подмена установленного в УПК РФ механизма прокурорского надзора за органами, осуществляющими предварительное расследование, административным порядком рассмотрения жалоб, предусмотренным в Законе о порядке рассмотрения обращений граждан.

«Это часто встречается и актуально не только для прокурорского надзора, но и для процедуры ведомственного контроля деятельности следователя (дознавателя), закрепленного в УПК РФ. В результате, без преувеличения, практически каждый адвокат, который сталкивался с уголовным судопроизводством и подавал жалобы в порядке ст. 124 УПК РФ в прокуратуру либо руководителю следственного органа, в дальнейшем обнаруживал, что она рассматривается по правилам обычного обращения, никак не связанного с уголовным процессом», – рассказал Артем Чекотков.

Такая практика дискредитирует идею прокурорского надзора над следствием, за расширение которого так ратует высшее руководство прокуратуры, и, безусловно, нарушает права заявителей, уверен он. «Причины, по которым она возникла, лежат как в организационно-технической плоскости, так и в сфере законодательного регулирования», – считает адвокат. Среди причин первого блока особенно выделяется высокая загрузка сотрудников надзорного ведомства, отметил он. «Кроме того, УПК не содержит детально регламентированной процедуры рассмотрения жалоб, поданных в порядке ст. 124 УПК РФ, в отличие от, например, судебного контроля, которому уголовно-процессуальный закон уделяет гораздо больше внимания, а Верховный Суд в постановлении Пленума дает обстоятельные разъяснения», – прокомментировал эксперт вторую группу причин.

Читайте также
В должном порядке
О процессуальных нарушениях, допускаемых прокурором при рассмотрении жалоб, поданных заявителями или их адвокатами в порядке ст. 124 УПК РФ
31 Марта 2017 Мнения

Вместе с тем, добавил он, сущность проблемы заключается не столько в скупом нормативном регулировании, сколько в искаженном характере правоприменения. «Об этом и говорит Конституционный Суд, который, кстати, уже неоднократно рассматривал аналогичный вопрос. Например, в определениях № 2333-О/2015 и № 2050-О/2015. Правильно определить характер изложенного в жалобе нарушения и, соответственно, должным образом разграничить уголовно-процессуальный и административный порядки рассмотрения жалоб в большинстве случаев для опытного юриста не так уж и сложно. Тем более что адвокаты прикладывают массу усилий, обосновывая необходимость рассмотрения жалобы именно по правилам УПК, вплоть до технических нюансов, указывая большими жирными буквами “ЖАЛОБА В ПОРЯДКЕ СТ. 124 УПК РФ”. Однако практика, к сожалению, не меняется», – заметил Артем Чекотков. Вероятно, это осознанные устоявшиеся действия, может быть, даже одобренные руководством, предположил он.

«Пока не изменится позиция проверяющих ведомств, даже самые позитивные изменения законодательства вряд ли смогут изменить ситуацию. И Конституционный Суд абсолютно обоснованно будет продолжать указывать в своих “отказных” определениях на то, что проверка правильности казуального истолкования правовых норм, подлежащих применению, не относится к его компетенции», – заключил эксперт.

Еще один интересный момент, по его словам, – утверждение заявителя о неконституционности участия в качестве государственного обвинителя помощника прокурора. «В УПК термин “прокурор” используется в функциональном, процессуальном, а не в организационном смысле. То есть полномочия прокурора в уголовном судопроизводстве может осуществлять лицо, которое в организационном плане не занимает должность прокурора (руководителя конкретной прокуратуры), а является, например, его помощником», – пояснил Артем Чекотков.