14.06.20. ВС защитил страховщика, оштрафованного по истечении срока давности привлечения к административной ответственности. АГ. НОВОСТИ.

Верховный Суд пояснил, что общество было привлечено к ответственности неправомерно, поскольку суд первой инстанции пропустил срок давности, составляющий три месяца с даты совершения правонарушения
Одна из адвокатов поддержала выводы ВС, так как срок привлечения страховщика к административной ответственности был пропущен уже в момент составления протокола – спустя более полугода после совершения нарушения. Другая отметила, что определение принято с учетом того, что вменяемое страховщику правонарушение не является длящимся.

Верховный Суд РФ опубликовал Определение от 27 мая 2020 г. № 305-ЭС19-24833 по делу о привлечении к административной ответственности страховщика, несвоевременно представившего гражданину акт о страховом случае по его запросу.

16 октября 2018 г. страховое акционерное общество «ВСК» получило заявление от Леонида Заец о выплате страхового возмещения по договору ОСАГО в связи с повреждением автомобиля, принадлежащего третьему лицу, в результате ДТП, а также иные необходимые документы. 29 октября страховщик составил акт о страховом случае, который следовало передать застрахованному до 1 ноября, чего сделано не было.

Лишь после того как гражданин обратился с жалобой в Управление Службы по защите прав потребителей и обеспечению доступности финансовых услуг в Дальневосточном федеральном округе по поводу длительного рассмотрения его заявления о выплате страхового возмещения, ситуация начала меняться. После получения запроса ведомства страховщик направил гражданину копию акта о страховом случае письмом от 16 апреля 2019 г. – то есть за пределами срока, установленного п. 4.23 Правил ОСАГО (утв. Положением Банка России от19 сентября 2014 г. № 431-П).

В дальнейшем отделение по Камчатскому краю Дальневосточного ГУ Банка России сочло, что общество нарушило требования Закона об организации страхового дела в РФ, составив в отношении него протокол об административном правонарушении за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией). Впоследствии указанный административный орган обратился в арбитражный суд с заявлением о привлечении общества к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП.

Суд первой инстанции оштрафовал страховую компанию на 30 тыс. руб., решение устояло в апелляции. Обе судебные инстанции сочли, что в действиях общества имеется состав вменяемого ему правонарушения, а срок давности привлечения к административной ответственности не истек на момент рассмотрения дела судом.

Не согласившись с такими решениями, страховая компания обратилась в Верховный Суд с кассационной жалобой.

Читайте также
КС: Нарушение лицензионного законодательства исключает применение специального срока давности
Суд разъяснил, что сроки привлечения к ответственности за такие нарушения не могут изменяться, даже если они сопряжены с нарушением прав потребителей
18 Января 2019 Новости

Изучив материалы дела № А40-151000/2019, Судебная коллегия по экономическим спорам ВС пришла к выводу, что нижестоящие суды приняли судебные акты уже после оглашения Постановления Конституционного Суда РФ от 15 января 2019 г. № 3-П, в котором Суд разъяснил, что специальные сроки давности за нарушения лицензионного законодательства не могут изменяться, даже если последние сопряжены с нарушением прав потребителей.

В связи с этим Верховный Суд пояснил, что в протоколе об административном правонарушении от 24 мая 2019 г. указывалось, что нарушение совершено 2 ноября 2018 г. В силу ч. 1 ст. 4.5 КоАП такой протокол не может быть вынесен по истечении установленного данной нормой Кодекса срока давности со дня совершения правонарушения. С учетом правовой позиции КС срок давности привлечения к ответственности по ч. 3 ст. 14.1 КоАП составляет три месяца. Соответственно, на момент привлечения общества к ответственности судом первой инстанции (17 июля 2019 г.) был пропущен трехмесячный срок давности, исчисляемый со 2 ноября 2018 г. (дата совершения правонарушения согласно протоколу).

Таким образом, учитывая данное обстоятельство, исключающее производство по делу об административном правонарушении, привлечение общества к ответственности было неправомерным. В итоге Верховный Суд отменил решения нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении требований административного органа.

Комментируя «АГ» определение, адвокат АП Ставропольского края Нарине Айрапетян согласилась с выводами Верховного Суда. «Действительно, на момент рассмотрения дела срок давности привлечения к административной ответственности был пропущен. Более того, он был пропущен уже в момент составления протокола – спустя примерно 7 месяцев после совершения нарушения. Отсчет срока именно со 2 ноября 2018 г. является верным, так как страховщик был обязан до 1 ноября направить потерпевшему копию акта о страховом случае. Соответственно, именно с этой даты следует отсчитывать начало течения срока. При этом такой срок не оспаривался и был зафиксирован в протоколе. Таким образом, на момент рассмотрения дела в первой инстанции было очевидно, что сроки привлечения к ответственности пропущены», – отметила она.

Адвокат также пояснила, что суды первой и апелляционной инстанций приняли свои решения уже после оглашения Постановления КС № 3-П. «Данным постановлением КС признал ч. 1 ст. 4.5 КоАП не противоречащей Конституции РФ в той мере, в какой, устанавливая, что постановление по делу об административном правонарушении, выразившемся в нарушении законодательства о защите прав потребителей, не может быть вынесено по истечении года со дня совершения правонарушения, она не предполагает распространения указанного срока на привлечение к ответственности по ч. 3 ст. 14.1 Кодекса. В связи с этим можно сделать вывод, что суды, доподлинно установив дату совершения правонарушения, не учли положений Постановления № 3-П, которое вступило в силу немедленно после провозглашения, действуя непосредственно и не требуя подтверждения другими органами и должностными лицами», – подытожила Нарине Айрапетян.

Адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва считает, что определение ВС принято с учетом того, что административное правонарушение за осуществление предпринимательской деятельности с нарушением требований и условий, предусмотренных специальным разрешением (лицензией), не является длящимся. «В противном случае сроки исчислялись бы с момента обнаружения правонарушения – то есть с 24 мая 2019 г., – и тогда постановление о привлечении к ответственности было бы принято в пределах срока», – пояснила она.

Эксперт добавила, что ранее высшие судебные инстанции уже высказывались относительно того, что правонарушение, выражающееся в невыполнении обязанности к конкретному сроку, не может быть длящимся (например, п. 19 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 27 января 2003 г. № 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие КоАП РФ»).

«Таким образом, определение ВС направлено на единство правоприменительной практики и принято с учетом правовой позиции КС о том, что на вменяемое нарушителю административное правонарушение не распространяется годичный срок давности, поскольку оно не относится к правонарушениям, посягающим на права потребителей. До указанных разъяснений КС единства судебной практики не наблюдалось, поскольку суды полагали, что указанное правонарушение посягает на права потребителей, в связи с чем распространяли на него специальный срок – один год со дня совершения правонарушения», – подытожила Ольга Рогачева.