14.09.2021 ВС: При исследовании заключения экспертов необходимо проверять полноту и обоснованность их выводов АГ НОВОСТИ

Суд напомнил нижестоящим инстанциям о необходимости приводить мотивы, по которым они принимают или отвергают имеющиеся в деле доказательства

Судебная коллегия по экономическим делам Верховного Суда вынесла Определение № 305-ЭС21-10740 по делу № А40-17687/2020 о споре относительно объема, стоимости и качества выполненных работ между сторонами договора строительного подряда.

В августе 2017 г. между обществами «Мосжилстрой» (субподрядчик) и «РК Строй» (генеральный подрядчик) был заключен договор строительного подряда, в соответствии с которым субподрядчик обязался выполнить часть комплекса строительно-монтажных работ, необходимых для завершения строительства жилого дома. В свою очередь генподрядчик обязался принять результат работ и оплатить его в соответствии с условиями договора. Виды, объем и стоимость работ согласованы сторонами в сметных расчетах.

В июле 2018 г. допсоглашением стороны определили предельную цену договора в размере чуть более 709 млн руб., в том числе НДС в размере 18%, а также предельный размер стоимости соответствующего вида работ. В договоре стороны также указали, что производство и качество работ должны соответствовать требованиям проектной документации, ст. 55.5-1 Градостроительного кодекса РФ, техническим регламентам, строительным нормам и правилам, техническим условиям, ГОСТам.

В сентябре 2018 г. общество «РК Строй» отказалось от исполнения договора в одностороннем порядке на основании ст. 450.1 и 717 ГК РФ, потребовав при этом прекратить производство работ на объекте и произвести в течение 10 рабочих дней итоговую сдачу работ, выполненных субподрядчиком до даты получения уведомления.

Ссылаясь на расторжение договора, в феврале 2020 г. общество «РК Строй» обратилось в суд с иском к обществу «Мосжилстрой» о взыскании 52 млн руб. неотработанного аванса, 13,2 млн руб. задолженности по оплате оказанных по организации строительства услуг по договору строительного подряда.

В свою очередь «Мосжилстрой» предъявил встречный иск, указав на неисполнение генеральным подрядчиком обязанности по оплате выполненных на дату расторжения договора работ, неполучение сметной прибыли, на которую рассчитывал при исполнении договора, возникновение на стороне генерального подрядчика неосновательного обогащения вследствие оплаты неоказанных услуг. В подтверждение выполнения работ до одностороннего расторжения договора общество представило акты о приемке выполненных работ и справки об их стоимости, подписанные им в одностороннем порядке, на общую сумму 58,5 млн руб., в том числе НДС.

В рамках рассмотрения дела по ходатайству сторон в связи с наличием между ними спора относительно объема, стоимости и качества выполненных работ в соответствии с ч. 1 ст. 82 АПК РФ была проведена судебная экспертиза.

Суд первой инстанции на основании экспертного заключения сделал вывод о том, что стоимость фактически выполненных работ, отраженных в актах и справках, составила 27,4 млн руб. Решением суда первоначальный иск был удовлетворен частично, с общества «Мосжилстрой» в пользу общества «РК Строй» взыскано 24,5 млн руб. неотработанного аванса и 13,2 млн руб. задолженности за услуги по организации строительства. В удовлетворении встречного иска было отказано. Апелляция и суд округа оставили без изменений данное решение. Отклоняя встречные требования, учитывая результаты судебной экспертизы, суды сделали выводы о недоказанности полного освоения субподрядчиком полученных денежных средств и выполнения работ на заявленную им сумму.

Впоследствии «Мосжилстрой» подал кассационную жалобу в Верховный Суд РФ. Судебная коллегия по экономическим делам напомнила, что в соответствии с положениями ст. 702, 706, 708, 709 и 711 ГК РФ обязательственное правоотношение, возникшее из договора подряда, состоит из встречных обязательств, определяющих тип этого договора: обязательства подрядчика (субподрядчика) по созданию объекта или выполнению определенного объема строительных работ надлежащего качества в согласованные сроки и обязательства заказчика (генерального подрядчика) уплатить обусловленную договором цену в порядке, предусмотренном сделкой.

Экономколлегия подтвердила, что заказчик вправе в любое время до сдачи ему результата работы отказаться от исполнения договора, уплатив подрядчику часть установленной цены пропорционально части работы, выполненной до получения извещения об отказе заказчика от исполнения договора.

Ссылаясь на п. 1 ст. 1102 ГК, ВС указал, что лицо, которое без установленных законом оснований приобрело или сберегло имущество за счет другого лица, обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество, за исключением случаев, предусмотренных ст. 1109 данного Кодекса. Суд обратил внимание, что в случае нарушения равноценности встречных предоставлений сторон на момент расторжения договора сторона, передавшая деньги во исполнение договора, вправе требовать от другой стороны возврата исполненного в той мере, в какой встречное предоставление является неравноценным.

Обращаясь к п. 1 ст. 711 ГК, Верховный Суд напомнил, что основанием для возникновения обязательства генерального подрядчика по оплате выполненных работ является факт надлежащего выполнения и передачи результата работ субподрядчиком. Делая вывод о том, что стоимость фактически выполненных работ составила 27,4 млн руб., суд первой инстанции не исследовал непосредственно вопросы об объемах, видах и стоимости фактически выполненных субподрядчиком работ, заметил ВС.

В связи с этим он отметил, что суд оценивает доказательства, в том числе заключение эксперта, исходя из требований ч. 1 и 2 ст. 71 АПК РФ. При этом он добавил, что по результатам оценки доказательств суду необходимо привести мотивы, по которым он принимает или отвергает имеющиеся в деле доказательства (п. 12 Постановления Пленума ВАС РФ от 4 апреля 2014 г. № 23).

Суд разъяснил, что положенное в основу выводов судов нижестоящих инстанций экспертное заключение согласно ст. 71 АПК не имело заранее установленной силы. Оно подлежало оценке по общим правилам гл. 7 АПК, согласно которым при исследовании заключения экспертов суд проверяет полноту и обоснованность содержащихся в нем выводов. В данном же случае, по мнению Верховного Суда, первая инстанция уклонилась от проверки и оценки возражений общества «Мосжилстрой» о существенных ошибках, допущенных экспертом, о выполнении экспертом расчета стоимости выполненных работ без учета условий договора о цене работ, противоречии выводов эксперта технологии производства строительно-монтажных работ.

Суды должны были дать оценку возражениям субподрядчика о том, что производство некоторых вид работ было невозможно без предварительно выполненных работ по монтажу опалубки, являющейся временной вспомогательной конструкцией, и работ по последующему ее демонтажу, добавил ВС.

Касательно стоимости работ, Суд указал, что в рассматриваемом случае стоимость работ определена по утвержденной проектно-сметной документации и включает в себя сумму НДС. «Цена договора, установленная допсоглашением, является твердой и окончательной на весь срок выполнения работ и не подлежит никаким изменениям; оплата работ осуществляется по цене договора в соответствии со сметой. Возможность пересмотра сметы по требованию одной из стороны договор не содержит», – подчеркнуто в определении.

ВС ссылкой на п. 17 Постановления Пленума ВАС РФ от 30 мая 2014 г. № 33 разъяснил, что по смыслу положений п. 1 и 4 ст. 168 НК РФ сумма налога, предъявляемая покупателю при реализации товаров (работ, услуг), должна быть учтена при определении окончательного размера указанной в договоре цены и выделена в расчетных и первичных учетных документах, счетах-фактурах отдельной строкой.

Между тем суды, определяя и взыскивая с общества «Мосжилстрой» сумму неотработанного аванса, исходили из установленной экспертом стоимости фактически выполненных работ, рассчитанной без учета НДС, что следует из заключения экспертизы и подтверждено пояснениями эксперта в судебном заседании, добавил Суд.

Таким образом, Судебная коллегия ВС РФ пришла к выводу, что суды не оценили надлежащим образом равноценность предоставленного обществом «Мосжилстрой» исполнения на уплаченную обществом «РК Строй» денежную сумму с учетом всего объема и стоимости выполненных работ. В этой связи Верховный Суд направил на повторное рассмотрение дело в части требований о взыскании суммы неотработанного аванса и задолженности в суд первой инстанции.

Адвокат, партнер BMS Law Firm Денис Фролов согласился с позицией ВС и заметил, что обозначенная проблема действительно встречается на практике: «Речь идет о ситуациях, когда суды, по сути, основывают свое решение на заключении эксперта, игнорируя даже разумные вопросы к этому заключению, как и имеющиеся в нем пробелы и противоречия».

По мнению адвоката, в данном случае Верховный Суд правильно указывает на то, что заключение эксперта не имеет заранее установленной силы и оценивается наряду с другими доказательствами. При этом суд обязан указать мотивы, по которым он принимает или отвергает те или иные доказательства, добавил Денис Фролов. «В этом деле суды не исследовали все вопросы и возражения касательно заключения эксперта и не назначили дополнительную экспертизу, чтобы имеющиеся противоречия устранить», – заключил адвокат.

Адвокат АБ «Грикевич и Титков» Оксана Грикевич отметила, что проблема экспертизы в судебных спорах, в том числе спорах по договору строительного подряда, стоит довольно остро. «Согласно ст. 71 АПК РФ экспертное заключение не имеет заранее установленной силы. При этом суды, получив экспертное заключение по результатам судебной экспертизы, в 90% случаев строят свое решение на таком заключении», – заметила она.

Оксана Грикевич обратила внимание, что заключение может быть ошибочным или ложным, эксперт может выйти за пределы вопросов, поставленных перед ним судом, эксперт может уклониться от ответов на вопросы суда. По ее словам, наказать эксперта за ошибку или намеренную ложь практически невозможно, а ст. 307 УК РФ практически не применяется на практике. Органы внутренних дел либо отказывают в возбуждении дел, либо устанавливают отсутствие состава преступления, так как заключение эксперта есть его субъективное мнение, пояснила адвокат: «Получается, любая бессмыслица, содержащаяся в экспертном заключении, становится объективной истиной, после того как экспертное заключение поступает в суд и ложится в основу судебного решения».

Адвокат подчеркнула, что сторона, не согласная с экспертным заключением, вправе ходатайствовать о повторной или дополнительной экспертизе. «Но, во-первых, это бремя дополнительных расходов, во-вторых, суды не часто назначают дополнительные и повторные экспертизы, указывая, что у них отсутствуют основания сомневаться в первой экспертизе», – считает Оксана Грикевич.

Партнер АБ Urals Legal, к.ю.н., адвокат Анатолий Безруков указал, что первая причина отмены актов нижестоящих судов заключается в том, что они не привели мотивы, по которым были отвергнуты доводы субподрядчика о недостатках в экспертном заключении. «Это довольно распространенная судебная ошибка, носящая по большому счету процессуальный характер (ч. 7 ст. 71, п. 2 ч. 4 ст. 170 АПК РФ). Как следствие – нарушение и норм материального права (п. 4 ст. 753 ГК РФ)», – отметил он.

По его мнению, вторая причина еще более тривиальна: эксперты, определяя фактическую стоимость работ, не учли НДС, который согласно закону и договору подлежал включению в цену. Тут тоже не может быть особых разночтений – это явная экспертная ошибка, добавил адвокат. Таким образом, Анатолий Безруков сделал вывод, что данное определение не является практикообразующим, оно лишь исправляет явные ошибки нижестоящих судов. «Сделать это было прямой обязанностью Судебной коллегии», – резюмировал адвокат.

Анжела Арстанова