15.04.20. Адвокатам и стажерам рассказали об особенностях правового режима семейных активов. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Адвокатам и стажерам рассказали об особенностях правового режима семейных активов

Преподаватель кафедры семейного права МГЮА Виктория Дергунова прочитала в ходе вебинара ФПА лекцию о наследственных рисках и инструментах передачи имущества
В своем выступлении она сосредоточила внимание на необходимости разработки наследственной концепции для выбора наилучшего способа передачи семейного имущества и управления возникающими при этом рисками.

Как сообщает пресс-служба Федеральной палаты адвокатов, в завершение образовательного вебинара ФПА 14 апреля с лекцией на тему «Структурирование семейных активов и наследственное планирование» выступила адвокат АП г. Москвы, медиатор, советник, руководитель практики семейного права BGP Litigation, преподаватель кафедры семейного права МГЮА, к.ю.н. Виктория Дергунова.

В начале своего выступления она рассказала об инструментах правового регулирования финансовых отношений внутри семьи и рисках, которые возникают при наследовании по закону, отметив, что минимизировать риски можно с помощью наследственного планирования.

Как сообщила лектор, если не был заключен договор о разделе совместно нажитого имущества, бывшие супруги сохраняют свои права на долю в нем, поскольку сам факт расторжения брака не прекращает режима совместной собственности вне зависимости от того, истекло три года с момента расторжения брака, или нет.

Отдельно были перечислены риски, связанные с появлением кредиторов, особенно если они требуют больше, чем реально получено по наследству. Очень сложен, по словам Виктории Дергуновой, в нашей стране розыск активов, особенно в тех случаях, когда члены семьи не знают практически ничего о структуре владения, источниках дохода и активах наследодателя. Более того, наследники иногда даже не могут получить в банке необходимую информацию. А нотариус по российским законам в принципе не обязан запрашивать информацию о вкладах, в которых умершему принадлежала доля в совместно нажитом имуществе, открытом на имя пережившего его супруга.

Эксперт также остановилась на проблемах дробления и «заморозки» активов, находящихся в наследственной массе. Дробление активов обесценивает капитал как единый имущественный комплекс и приводит к многочисленным конфликтам среди наследников, а «заморозка» может лишить семью средств существования, пока наследство не будет оформлено, не говоря уже о недобросовестных партнерах, которые могут в этот период создать аналогичную компанию и перевести на нее всю деятельность таким образом, что в части наследования бизнеса останутся только долги и убытки.

Отдельно были рассмотрены случаи, когда в наследственных отношениях появляются нежелательные, незаинтересованные, несовершеннолетние и неожиданные наследники. В различных юрисдикциях права таких наследников могут заметно отличаться, что надо иметь в виду, если наследование происходит по праву другого государства.

Виктория Дергунова также обозначила налоговые риски, возникающие при постоянном проживании наследников в других странах, так как в некоторых юрисдикциях нужно заплатить налог на наследство еще до его получения.

Иногда возникают коллизии при определении того, право какой страны должно применяться в наследственных отношениях. Например, от последнего места жительства наследодателя, которое определить бывает непросто, зависит то, насколько выгодным для наследников будет принятие наследства (выплата компенсаций, размер налога, состав наследников, размер их долей).

По словам лектора, структурирование и планирование может снизить риски при ожидаемой или незапланированной смене существующей системы собственности и управления в результате наследования.

Вторую часть своего выступления Виктория Дергунова посвятила инструментам правового регулирования финансовых отношений внутри семьи: брачному договору, соглашению о разделе имущества, алиментным соглашениям, договорам дарения, ренты, пожизненного содержания с иждивением и т.д.

Брачный договор и соглашение о разделе имущества заключаются с целью определения состава имущества каждого из супругов, уточнения его режима в спорных ситуациях, формирования наследственной массы каждого из супругов, предотвращения выдела обязательной доли в значимом для каждого из супругов имуществе, профилактики его дробления, защиты активов одного супруга от кредиторов и наследников другого.

При выборе что заключать – брачный договор или соглашение о разделе имущества –нужно отталкиваться от оснований их оспаривания и целей, преследуемых доверителем. Если передать все имущество одному из супругов, то лучше заключить соглашение о разделе имущества, потому что оно не оспаривается по неблагоприятности, а если установить режим на имущество, которое будет приобретено в будущем, – то брачный договор. Алиментное соглашение на детей отличается от алиментного соглашения на супруга тем, что первое подразумевает выплату денег и передачу имущества – ребенку, а второе – супругу. В отличие от выплат по брачному договору, выплаты по алиментным соглашениям не облагаются НДФЛ.

Главным риском передачи имущества по завещанию Виктория Дергунова назвала проверку его действительности после смерти наследодателя и риск его несоответствия требованиям зарубежного законодательства. В России свобода воли завещателя ограничена требованиями об обязательной доле, причитающейся несовершеннолетним и неработоспособным наследникам, в других юрисдикциях требования к завещанию намного строже.

Завещание позволяет выбрать и назначить наследников, распределить активы по своему усмотрению «по интересам» и избежать дробления наследства или стихийного наследования. Такие сравнительно новые инструменты, как совместное завещание и наследственный договор, пока слишком редко применяются на практике, имеют свои недостатки и, как было сказано лектором, «я не могу их рекомендовать».

Наследственные фонды и трасты, по словам Виктории Дергуновой, построены на концепции разделения юридической и экономической собственности и «позволяют оставить в семье накопленный капитал, защитив активы от неоправданных налоговых претензий, требований кредиторов, наследственного хаоса; передать управление бизнеса детям при наступлении определенных условий; обеспечить поддержку родных, создав финансовую подушку безопасности». Главное при этом, чтобы управляющие трастом и фондом осуществляли свои обязанности в интересах бенефициара. Эксперт считает, что намного надежнее создавать фонды в иностранных юрисдикциях, чем в России, потому что за рубежом уже сложилась практика их функционирования.

Наконец, закрытый паевой инвестиционный фонд позволяет соблюсти принцип непрерывности управления имуществом, сохраняя контроль над переданными в фонд активами через инвестиционный комитет. Первоначальными пайщиками могут быть наследодатель или группа родственников, отвечающие признакам квалифицированных инвесторов. Это требование не распространяется на пайщиков, получивших паи в порядке наследования.

Виктория Дергунова также рассказала о желательности разработки наследственной концепции и ее составляющих, об обязанностях душеприказчика при розыске активов, охране наследственного имущества и о случаях, когда его назначение необходимо.

С презентацией к данной лекции можно ознакомиться по ссылке.

Повтор трансляции состоится в субботу, 18 апреля.