15.04.2021 Эксперты прокомментировали административные дела из Обзора ВС № 1 за 2021 год АГ НОВОСТИ

В обзор вошли пять правовых позиций, касающихся соцвыплат молодым семьям для рефинансирования обязательств по ипотеке, оспаривания действий госорганов, приватизации земельных участков, а также принудительного помещения в психиатрический стационар

Судебная коллегия по административным делам представила пять правовых позиций.

О предоставлении молодым семьям соцподдержки для рефинансирования обязательств по договорам на приобретение жилья

Как указано в п. 50 обзора, если законодательством субъекта Федерации предусмотрено предоставление молодой семье такой меры соцподдержки, как социальная выплата при рождении (усыновлении) ребенка (детей) для погашения основной суммы долга и уплаты процентов по кредитному (ипотечному) договору (договору займа) на приобретение жилья, то при решении вопроса о праве семьи на получение такой выплаты правовое значение имеет установление факта не погашенного на момент рождения ребенка остатка по договору, денежные средства по которому использовались для приобретения жилья (Определение № 49-КАД20-3-К6).

Как отметила адвокат, член Совета АП Ставропольского края Нарине Айрапетян, молодая семья признается нуждающейся в улучшении жилищных условий не из-за формального соответствия условиям программы и предоставления необходимых документов, а из-за реальной необходимости проживать в нормальных условиях, выражающихся в том числе в обеспеченности нормативной площадью исходя из количества членов семьи.

«Тот факт, что семья путем рефинансирования кредитных обязательств снизила финансовую нагрузку, не может расцениваться как обстоятельство, влекущее снятие с соответствующего учета, – пояснила она. – И буквальное толкование регулирующей нормы, и системный подход в ее понимании позволяют прийти к выводу, что важным фактическим обстоятельством, имеющим правовое значение, является существование долгового обязательства на момент рождения ребенка. Требование от семьи сохранения долговых обязательств в том же кредитном учреждении и на тех же условиях противоречит сути программы, призванной социально поддержать данную категорию граждан».

«Вывод Суда о том, что для решения вопроса о праве семьи на получение социальной выплаты правовое значение имеет установление факта не погашенного на момент рождения второго ребенка остатка по кредитному договору, денежные средства по которому использовались для приобретения жилья, позволит избежать нарушения прав молодых семей со стороны госорганов», – считает адвокат КА МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова.

Об оспаривании действий госорганов при рассмотрении дела об административном правонарушении

В п. 51 обзора Верховный Суд указал, что при рассмотрении административного искового заявления о признании незаконным бездействия органа местного самоуправления, выразившегося в ненадлежащем содержании автомобильной дороги местного значения, важно установить факт расположения этой дороги в границах муниципального образования и ее отображение на генплане. Также подлежат установлению фактические обстоятельства, связанные с техническим состоянием трассы и выполнением собственником (владельцем) обязанности по ее ремонту и содержанию (Определение № 11-КАД20-4-К6).

В п. 52 разъяснено, что гражданин вправе оспорить действия, совершенные при осуществлении производства по делу об административном правонарушении и повлекшие нарушение его прав и свобод, в порядке гл. 22 КАС РФ, если производство по делу прекращено или не было возбуждено, указанные действия влекут правовые последствия для гражданина, а иной порядок их оспаривания законом не предусмотрен (Определение № 85-КАД20-1-К1).

«Считаю важным данное разъяснение, поскольку в данном случае действительно имеется пробел в регулировании, затрудняющий работу», – отметила Валерия Аршинова.

«Законодательство и правоприменительная практика производства по делам об административных правонарушениях предусматривают только обжалование постановления по делу или определения об отказе в его возбуждении. Если есть претензии к качеству таких процессуальных действий, как составление протокола или рапорта должностного лица, протокола о применении мер процессуального обеспечения производства по делу об административном правонарушении и т.д., то, как правило, это осуществлялось в рамках процедуры обжалования в связи с конкретным делом по КоАП», – обратила внимание адвокат «Бородин и Партнеры», д.ю.н. Ольга Рогачева.

По общему правилу, пояснила она, действие КАС не распространяется на производство по делу об административном правонарушении. «Например, как разъяснено в абз. 4 п. 40 Постановления Пленума ВС от 26 июня 2018 г. № 28 “О некоторых вопросах, возникающих у судов при рассмотрении административных дел и дел об административных правонарушениях, связанных с применением законодательства о публичных мероприятиях”, действия (бездействие) должностных лиц, связанные с применением мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении, могут быть оспорены лицом, к которому применены такие меры, законным представителем этого лица либо прокурором в суд общей юрисдикции по правилам главы 22 КАС. Таким образом, в целом не исключается возможность судебного обжалования примененных мер обеспечения производства по делу об административном правонарушении в порядке административного судопроизводства, в зависимости от особенностей конкретной ситуации, коррелирующих с соответствующими процессуальными требованиями и условиями».

Вместе с тем, добавила эксперт, судебная практика придерживалась позиции, что суды не вправе рассматривать в порядке КАС дела об оспаривании решений и действий (бездействия), неразрывно связанных с конкретным делом об административном правонарушении, – в этом случае доводы о недопустимости применения обеспечительных мер могут быть изложены в ходе рассмотрения дела и в жалобе на постановление (решение) по нему. Однако если производство по делу прекращено, то действия, совершенные при его осуществлении и повлекшие впоследствии нарушение прав и свобод гражданина или организации, могут быть оспорены в порядке КАС. Если же дело об административном правонарушении не возбуждалось, действия должностных лиц могут быть оспорены также по правилам КАС.

«Именно эта позиция была утверждена Верховным Судом, чтобы поставить точку в данном вопросе. По сути, ВС обобщил всю судебную практику, связанную с оспариванием действий должностных лиц при производстве по делу об административном правонарушении», – резюмировала Ольга Рогачева.

О приватизации участка, на котором возведено только подсобное помещение

Наличие объекта вспомогательного использования, возведенного на земельном участке, переданном гражданину в аренду для ведения личного подсобного хозяйства, не может повлечь возникновение права этого гражданина на приобретение участка под данным объектом в собственность на основании ст. 39.20 Земельного кодекса РФ, указано в п. 53 обзора (Определение № 18-КАД20-27-К4).

«В решении Коллегии по административным спорам, которое легло в основу разъяснения, была рассмотрена ситуация, когда гражданин получил в аренду земельный участок для ведения личного подсобного хозяйства, оборудовал на нем летнюю кухню, после чего обратился к уполномоченному органу власти с заявлением о приватизации участка. Последний отказал со ссылкой на то, что на участке не возведен жилой дом, а площадь летней кухни значительно меньше площади участка. Коллегия согласилась с доводами администрации и истолковала п. 1 ст. 39.20 ЗК ограничительно, указав, что право на приватизацию не распространяется на случай, когда на участке возведен только вспомогательный объект, а основной (жилой дом), ради которого был предоставлен участок, не построен», – пояснил юрист АБ «Инфралекс» Родион Макин.

«Как видим, Суд продолжает линию по ограничению права на приватизацию, указывая случаи, когда она недопустима. В этом смысле ВС поддерживает логику, высказанную высшими инстанциями в делах, касающихся приватизации земли под асфальтовыми площадками, насыпями и замощениями, разрушенными зданиями, а также где площадь участков значительно превышала площадь объектов недвижимости», – добавил эксперт.

Он также обратил внимание, что решение ВС мотивировано практически теми же доводами, которые были высказаны ВАС РФ в Постановлении Президиума от 19 марта 2013 г. № 12668/12. «Закрепление данной позиции в обзоре показывает, что ВС ориентирует суды на единообразие в решении подобных споров», – подытожил Родион Макин.

О принудительной госпитализации в психиатрическую лечебницу

 

В п. 54 обзора ВС указал, что при рассмотрении административного дела о принудительной госпитализации гражданина в психиатрический стационар суду необходимо выяснить, имеется ли у данного лица тяжелое психическое расстройство, влечет ли оно последствия в виде непосредственной опасности для него или окружающих, беспомощность гражданина и (или) возможность причинения существенного вреда его здоровью вследствие ухудшения психического состояния, если он будет оставлен без психиатрической помощи; является ли лечение гражданина возможным лишь в условиях медицинской организации. Обязанность доказывания обстоятельств по такому делу, отметил Суд, несет лицо, обратившееся в суд с заявлением. При отсутствии соответствующих оснований и доказательств заявление не может быть удовлетворено (Определение № 5-КАД20-21-К2).

Как отметила Ольга Рогачева, ВС в очередной раз акцентировал внимание на распределении бремени доказывания по административным делам, указав судам на внимательное выяснение всех обстоятельств дела. «В рассматриваемом случае нижестоящие суды продемонстрировали формальное удовлетворение требования о госпитализации гражданина в психиатрический стационар в принудительном порядке, – пояснила она. – Материалы дела не содержали доказательств наличия у данного лица тяжелого психического заболевания, способного без оказания медпомощи в стационарных условиях привести к прогрессированию заболевания и причинению существенного вреда здоровью».

Эксперт добавила, что КАС наделил судью в административном судопроизводстве активной ролью в соблюдении принципа состязательности и равноправия сторон, в том числе возможностью истребования доказательств по собственной инициативе. «Тем более, что перечень обстоятельств, которые должны быть подтверждены доказательствами, установлен», – заключила она.

Как отметила Нарине Айрапетян, перечень оснований для госпитализации в медучреждение, оказывающее психиатрическую помощь, является законодательно закрепленным и достаточно ясным. «Одним из основополагающих оснований является констатированное тяжелое психическое расстройство. Не неврологическое, не психологическое, не эндокринологическое, а именно тяжелое психиатрическое. При этом перечень заболеваний также законодательно закреплен – существует Международный классификатор болезней МКБ-10, в котором под соответствующими кодами указан перечень психических расстройств и расстройств поведения», – подчеркнула эксперт.

То, что суды могут не обратить внимания на несоответствие классификатору, еще можно понять, добавила она, хотя с учетом сложившейся обширной практики это тоже кажется странным. «Но то, что профильные врачи, инициировавшие административное производство, допускают подобные “ляпы”, невероятно – подобное заболевание поддается лечению в амбулаторных условиях», – заметила она.

По мнению Валерии Аршиновой, данный обзор не содержит каких-то новаторских пояснений. «Большинство изложенных в нем позиций прямо следуют из закона – в отличие, например, от обзоров, связанных с применением законодательства и мер по противодействию распространению на территории РФ новой коронавирусной инфекции, где содержатся ответы на действительно неясные ситуации», – в заключение добавила она.

Татьяна Кузнецова