15.05.20. КС разъяснил полномочия регионов по определению подведомственности дел об административных правонарушениях. АГ. ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Суд постановил, что административные комиссии могут привлекать к ответственности за нарушения в области благоустройства территории, совершенные с использованием транспорта и зафиксированные на фото и видео в автоматическом режиме
Одна из адвокатов заметила, что правоприменительная практика уже давно идет по пути, обозначенному Конституционным Судом. Вторая полагает, что сделанный им акцент на однозначной возможности отнесения к подведомственности административных комиссий рассмотрения дел по гл. 12 КоАП приобретает особую значимость для практики по защите доверителей на стадии возбуждения дела об административном правонарушении.

13 мая Конституционный Суд подтвердил право субъекта РФ своим законом уполномочить административные комиссии на рассмотрение дел об административных правонарушениях в области благоустройства территории, совершенных с использованием транспорта и зафиксированных на фото и видео в автоматическом режиме (Постановление № 24-П/2020).

Запрос в КС направил областной суд

Костромской областной суд считал, что ст. 26.9 и 26.10 КоАП, действующие во взаимосвязи с ч. 51 ст. 17 Закона о полиции, не соответствуют Конституции в той мере, в какой позволяют получать доказательства по делу об административном правонарушении в области благоустройства территории, которое предусмотрено законом субъекта РФ, совершено с использованием транспортного средства и зафиксировано с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, до возбуждения этого дела.

В своем запросе областной суд указал, что ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП РФ также неконституционны, поскольку порождают неопределенность в вопросе о том, может ли закон субъекта относить к ведению административных комиссий дела о предусмотренных региональным законом административных правонарушениях в области благоустройства территории, совершенных с использованием транспортного средства и зафиксированных вышеуказанным образом.

О правомерности запроса сведений о собственнике ТС до возбуждения дела

Относительно ст. 26.9 и 26.10 КоАП Конституционный Суд заметил, что Законом от 1 марта 2020 г. № 44-ФЗ ст. 26.10 КоАП дополнена ч. 2–5. Так, согласно ч. 5 орган или должностное лицо, уполномоченные выносить постановления без составления протокола и без участия лица, в отношении которого возбуждено дело (ч. 3 ст. 28.6 КоАП), при наличии предусмотренного п. 4 ч. 1 ст. 28.1 КоАП повода к возбуждению дела и при отсутствии необходимых для вынесения постановления сведений о собственнике (владельце) транспортного средства вправе вынести определение об истребовании информации о таком лице. При этом сведения из банка данных о владельцах транспортных средств, находящаяся в распоряжении полиции, предоставляются в установленном МВД порядке, сославшись на п. 12 ч. 3 и ч. 51 ст. 17 Закона о полиции, подчеркнул КС.

Кроме того, отметил Суд, тем же Законом от 1 марта 2020 г. ч. 4 ст. 28.1 КоАП дополнена п. 7, согласно которому дело об административном правонарушении считается возбужденным в том числе с момента вынесения определения об истребовании сведений в соответствии с ч. 5 ст. 26.10 данного Кодекса в случаях, предусмотренных ч. 3 его ст. 28.6.

По мнению КС, неопределенность в вопросе о конституционности ст. 26.9 и 26.10 КоАП была устранена внесением указанных поправок, которые вступили в силу 12 марта, т.е. уже после принятия запроса Костромского областного суда к рассмотрению. Производство в этой части было прекращено, однако поскольку заявитель говорил о правоотношениях, возникших до внесения соответствующих дополнений, Суд решил дать небольшое пояснение.

То, что ранее дело об административном правонарушении считалось возбужденным в том числе с момента вынесения постановления в случае, предусмотренном ч. 3 ст. 28.6 КоАП, не означает, что без вынесения такого постановления не могли совершаться какие-либо процессуальные действия при наличии названного в п. 4 ч. 1 ст. 28.1 данного Кодекса повода к возбуждению дела об административном правонарушении (т.е. на основании фиксации работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи административного правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренного законом субъекта РФ и совершенного с использованием транспортного средства), считает КС.

«Иной подход к толкованию и применению положений данного Кодекса, исключающий возможность при фиксации указанным образом правонарушения предпринять юридически значимые действия, направленные на получение информации о лице, предположительно его совершившем, блокировал бы производство по делу об административном правонарушении», – подчеркнул он.

О полномочиях субъектов РФ по определению подведомственности дел

В силу ч. 6 ст. 29.10 КоАП в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 28.6 данного Кодекса, постановление по делу об административном правонарушении с приложением материалов, полученных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, оформляется в форме электронного документа, подписанного должностным лицом, вынесшим постановление, усиленной квалифицированной электронной подписью. Однако указание на вынесение постановления по делу об административном правонарушении должностным лицом не означает, что тем самым КоАП исключил право субъектов РФ относить своими законами к подведомственности административных комиссий дела об административных правонарушениях в области благоустройства территории, совершенных с использованием транспортного средства и зафиксированных указанным образом, считает КС РФ.

Суд также обратил внимание на то, что административные комиссии образуются и действуют, как правило, на территории каждого городского округа, муниципального округа и района. При этом иных органов, которые могли бы быть уполномочены рассматривать дела о такого рода административных правонарушениях, предусмотренных региональными законами, на этом территориальном уровне обычно не имеется.

Указанное право регионов, по мнению Суда, «с очевидностью вытекает» из взаимосвязанных положений ч. 1 ст. 1.1, п. 1, 2, 3 и 5 ч. 1 и ч. 2 ст. 1.31, п. 4 ч. 2 ст. 22.1 КоАП. «При этом субъекты РФ могут и иным образом решить этот вопрос, равно как не ограничивается дискреция федерального законодателя по отнесению той или иной категории дел об административных правонарушениях, в том числе предусмотренных законами субъектов РФ, к подведомственности конкретных субъектов административной юрисдикции», – считает КС.

Статья же 28.6 КоАП, как указано в постановлении, является специальной нормой, которая в исключение из общего порядка предусматривает случаи вынесения постановлений по делам об административных правонарушениях без составления протокола об административном правонарушении, а ст. 29.10 данного Кодекса касается содержания и порядка оформления постановлений по делам об административных правонарушениях. «Вопросы подведомственности таких дел названные статьи не регулируют. Если бы федеральный законодатель имел в виду принципиальную невозможность рассмотрения коллегиальными органами определенной категории дел об административных правонарушениях, ответственность за которые предусмотрена законами субъектов РФ, он должен был <…> сделать это прямо и недвусмысленно», – подчеркнул Суд.

В то же время, заметил он, в конституционно-правовом аспекте имеет значение, что коллегиальный характер рассмотрения соответствующей категории дел, даже если и кажется избыточным с точки зрения рациональной организации осуществления этой публичной функции, не снижает уровня гарантий прав лиц, привлекаемых к административной ответственности. В составе коллегиального органа определяется лицо, уполномоченное подписывать необходимые документы (определение об истребовании сведений о собственнике (владельце) транспортного средства и постановление о привлечении к административной ответственности), и тем самым обеспечивается сопряжение коллегиальности рассмотрения дела с организационно-техническими аспектами оформления и направления такого рода документов, вытекающими из ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП РФ, пояснил КС.

На этом основании Суд пришел к выводу, что ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП не противоречат Конституции, поскольку означают, что разрешение в установленном ими порядке дел об административных правонарушениях в области благоустройства территории, предусмотренных законом субъекта РФ, совершенных с использованием транспортного средства и зафиксированных с применением работающих в автоматическом режиме специальных технических средств, имеющих функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средств фото- и киносъемки, видеозаписи, может быть отнесено региональным законом к подведомственности административных комиссий, образованных на основании его закона, и что вынесенное в форме электронного документа постановление административной комиссии по делу об административном правонарушении подписывается усиленной квалифицированной электронной подписью ее уполномоченного должностного лица.

В то же время, добавил Суд, признание указанных норм не противоречащими Конституции не лишает федерального законодателя возможности уточнить редакцию ч. 3 ст. 28.6 и ч. 6 ст. 29.10 КоАП путем указания, наряду с должностным лицом, и на орган, уполномоченный рассматривать дела об административных правонарушениях, как на субъект административной юрисдикции по делам соответствующей категории, с тем чтобы обеспечить согласованность этих законоположений с нормами законодательства об административных правонарушениях, определяющими подведомственность дел.

Адвокаты прокомментировали выводы Суда

«Действительно, определения об истребовании сведений, в том числе информации о владельцах транспортных средств, на основании которых передавались персональные данные, до внесения изменений в КоАП, не соответствовали закону», – считает адвокат АК «Бородин и партнеры» Ольга Рогачёва.

Так, пояснила она, с учетом положений ст. 26.10, п. 6 ч. 4 ст. 28.1 и ст. 29.10 КоАП дело об административном правонарушении не могло быть возбуждено при отсутствии сведений о лице, совершившем правонарушение, а истребовать такие сведения можно было только в рамках возбужденного дела об административном правонарушении. «Однако Конституционный Суд разъяснил, что и до внесения изменений все было в рамках конституционности, поскольку сама фиксация административного правонарушения, работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, предполагает совершение в дальнейшем процессуальных действий», – указала эксперт.

Адвокат поддержала выводы КС: «Административные комиссии являются основным субъектом административной юрисдикции, их деятельность четко регламентирована положениями законов субъектов или об административных правонарушениях, или отдельными законами. В связи с этим следует согласиться с правовой позицией Конституционного Суда».

Да и правоприменительная практика, по словам Ольги Рогачёвой, уже давно идет по этому пути. «Более того, при обжаловании постановлений по делам об административных правонарушениях чаще всего суды учитывают нарушения норм материального и процессуального права, однако нарушение норм процессуального права должно повлиять на существо принятого решения о привлечении к административной ответственности», – рассказала она.

Старший партнер ЮК «Альтависта», адвокат МКА «СЕД ЛЕКС» Валерия Аршинова отметила, что административные комиссии действительно пользуются полномочием на истребование у полиции информации о собственнике транспортного средства. «К примеру, на сайте Управления по обеспечению деятельности мировых судей Удмуртской республики при Правительстве Удмуртской республики размещены образцы документов для административных комиссий, среди них есть и определение об истребовании документов на основании ст. 26.10 КоАП РФ», – пояснила адвокат.

По ее словам, значимым моментом с точки зрения защиты прав лица, в отношении которого будет возбуждено дело об административном правонарушении, являются положения Закона от 1 марта 2020 г. о том, что дело об административном правонарушении считается возбужденным в том числе с момента вынесения определения об истребовании сведений в соответствии с ч. 5 ст. 26.10 КоАП РФ в случаях, предусмотренных ч. 3 ст. 28.6 данного Кодекса. «В связи с этим акцент, поставленный КС РФ на однозначной возможности отнесения к подведомственности административных комиссий рассмотрения правонарушений по гл. 12 КоАП, важен для дальнейшей практики по защите лиц еще на стадии возбуждения дела об административном правонарушении», – уверена эксперт.