15.06.2021 Верховный суд определял статус дворового сарая Право.ру

Супруги с советских времен пользовалась сараем у своего многоквартирного дома. Потом они подарили квартиру сыну, а тот попросил признать за ним право собственности на хозпостройку по правилам о приобретательной давности. Суды решили, что сарай — самовольная постройка, которая принадлежит всем жильцам многоквартирного дома. Ошибку исправил ВС. Нужно выяснить, предназначено ли это имущество для обслуживания других квартир, разъяснил он. А еще напомнил, что «объект капитального строительства» и «недвижимость» – разные понятия.

В 2019 году Алексей Тимуров* подал иск о признании права собственности на хозпостройку по правилам о приобретательной давности. Мужчина пояснил, что в 2008 году родители подарили ему свою квартиру, которую оформили в собственность в 1994 году. Фактически же они жили там с 1952 года, говорил Тимуров. И все это время пользовались сараем во дворе дома, где находится квартира.

Суды решили, что сарай  — общедомовой

Бавлинский городской суд Татарстана в иске отказал. У сарая есть признаки самовольной постройки, которая неправомерно занимает муниципальную землю, решил он. То есть истец владеет этим имуществом недобросовестно, а в таком случае правило о приобретательной давности не действует (дело №2-854/19). С этим согласился и Верховный суд Татарстана.

От себя апелляция добавила, что этот сарай — некапитальное строение. Значит, зарегистрировать право собственности на него невозможно. Да и вообще, эта хозпостройка относится к общедомовому имуществу — находится в общей долевой собственности тех, кому принадлежат помещения в многоквартирном доме, заключила вторая инстанция (дело № 33-4445/2020).

Такой подход устоял в Шестом кассационном суде общей юрисдикции, поэтому Тимуров пошел в Верховный суд России.

ВС призывает не путать Гражданский кодекс с Градостроительным

В ВС спор рассматривала коллегия под председательством Елены Гетман. Судьи напомнили, что Гражданский кодекс предусматривает разные правила для признания права собственности на недвижимость как на самовольную постройку и в порядке приобретательной давности. А значит, и предмет доказывания по двум этим искам разный.

В деле Тимурова прежде всего нужно было определиться, является ли сарай недвижимостью, подчеркнул ВС. Апелляция же сделала что-то странное. Установила, что сарай — некапитальная постройка и что на него нельзя зарегистрировать право собственности. А первая инстанция исходила из того, что эта хозпостройка —  недвижимость. ВС призывает разграничивать термины «объект капитального строительства» и «недвижимое имущество». Первый из них — специальное понятие из градостроительного законодательства, а второй имеет «иную отраслевую принадлежность, объем и содержание».

Соответствие признакам объекта капитального строительства не означает, что объект является недвижимостью по смыслу ст. 130 Гражданского кодекса, напоминает Антон Новиков, советник Коллегии адвокатов Регионсервис . По ГК недвижимость — это объекты, которые связаны с землей так, что их перемещение без несоразмерного ущерба их назначению невозможно, добавляет Ирина Орешкина, руководитель проектов Адвокатского бюро S&K Вертикаль . «Более четких критериев действующее законодательство не содержит», — подчеркивает она.

ВС: когда сарай на самом деле будет общим

Не согласился ВС и с квалификацией сарая как общего имущества многоквартирного дома.

Хозпостройка будет общедомовой, если она «функционально предназначена для обслуживания более одного жилого помещения», разъяснил Верховный суд.

В частности, имеет значение факт нахождения спорного сарая на участке, предназначенном для обслуживания, эксплуатации и благоустройства этого многоквартирного дома, следует из решения ВС. Более того, подчеркнул он, нельзя одновременно говорить, что сарай и самовольная постройка, и общедомовое имущество. Эти выводы исключают друг друга (дело №11-КГ21-1-К6). Обо всем этом апелляции придется подумать при повторном рассмотрении спора, которое назначено на 10 июня 2021 года (дело № 33-8023/2021).

* Имя и фамилия изменены редакцией.