16.01.20. Между Россией и Японией Расторжение брака и защита прав ребенка. АГ.

Между Россией и Японией

Расторжение брака и защита прав ребенка
Садчикова Оксана
Садчикова Оксана

Адвокат, к.ю.н., тренер Школы адвоката АП Ставропольского края, международный тренер программы HELP Совета Европы, координатор, сотренер и соавтор учебных методик серии всероссийских и международных очно-дистанционных курсов «Семейное право и права человека. Актуальные и проблемные аспекты. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого»
Материал выпуска № 1 (306) 1-15 января 2020 года.

В развитие темы статьи Антона Жарова «Внутренние и внешние сложности» о проблемах в области незаконного перемещения детей с территории РФ на территорию стран, принявших Конвенцию о гражданско-правовых аспектах международного похищения детей 1980 г. автор настоящей публикации обращается к материалам японско-российского международного семинара «Семейное право и права человека. Актуальные и проблемные аспекты. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого»1, главной темой которого было применение данной Конвенции, и приводит обзор выступлений, посвященных практике возвращения детей и обеспечения права доступа в Японии, процедуре принудительного исполнения судебных решений, особенностям расторжения брака и спорам о детях и др.

Центральной темой международного семинара, состоявшегося в апреле 2019 г. в Японии, стало применение Гаагской Конвенции «О гражданско-правовых аспектах международного похищения детей» от 25 октября 1980 г. (далее – ГК 1980), которая вступила в силу для Японии с 1 апреля 2014 г. (для сравнения – с 1 октября 2011 г. ГК 1980 вступила в силу для России). Япония стала 91-й страной – участницей Конвенции. По состоянию на сегодняшний день число стран-участниц составляет 101, включая Барбадос, для которого Конвенция вступила в силу 1 октября 2019 г.

Применение ГК 1980 в Японии

Согласно данным, предоставленным Отделом Гаагской Конвенции МИД Японии (далее – ЦО Японии), у Японии имеется взаимное признание с 38 странами из 101. Если брать во внимание отдельно регион Азии и Океании, Япония имеет взаимное признание по ГК 1980 почти со всеми странами: Сингапуром, Шри-Ланкой, Таиландом, Республикой Кореей, Китаем (только с территориями САР Гонконг и САР Макао), Филиппинами, Австралией, Новой Зеландией и Фиджи. При этом с момента вступления в силу международных договоров между Японией и этими странами во всех случаях (кроме САР Макао) на 1 апреля 2019 г. у Японии имеются дела в рамках ГК 1980 г. В этом регионе у Японии нет взаимного признания и, соответственно, дел о возвращении и обеспечении права доступа только с Пакистаном. Совокупное количество дел с этими странами не превышает количество дел во взаимоотношениях с США (24), с которыми у Японии также имеется взаимное признание (такого признания нет между Россией и США до настоящего времени).

Функции ЦО

ЦО Японии оказывает поддержку по входящим и исходящим делам обеим сторонам спора. В случае входящих дел процедура начинается с поступления почтой заявления установленной формы (на английском или японском языке). На настоящий момент заявления в диппредставительствах Японии за рубежом или по электронной почте не принимаются. Первым этапом работы является содействие сторонам в разрешении спора путем переговоров при посредничестве органов по внесудебному (альтернативному) разрешению споров. В рамках этой процедуры предусмотрено до 4 бесплатных для сторон сессий. При недостижении согласия ЦО Японии оказывает поддержку в осуществлении судебных процедур, которая подразумевает:

 

  • предоставление адвокатов (обеспечивается Всеяпонской федерацией адвокатских палат). Воспользоваться такой помощью безвозмездно возможно однократно;
  • юридическую помощь по гражданским делам, предоставляемую Японским центром правовой поддержки, которая предусматривает возможность пользования ссудой на оплату труда адвокатов;
  • перевод передаваемых в суд документов на японский язык, который осуществляется бесплатно до определенного объема.

ЦО Японии участвует в безопасном возвращении ребенка в страну постоянного проживания, встречах с родителями и при общении путем:

 

  • присутствия при порученном исполнительном производстве детских психологов, сотрудников ЦО Японии;
  • содействия со стороны органа поддержки в обеспечении доступа (до 4 раз без оплаты);
  • поддержки со стороны японского диппредставительства в стране постоянного проживания после возвращения ребенка.

 

Для работы по конкретным делам ЦО Японии формирует команды на основе привлечения внешних кадров, обладающих экспертными познаниями в различных областях, к которым причисляются в качестве кураторов: адвокаты, судьи и инспекторы судов по семейным делам, детские психологи, специалисты по бытовому насилию, сотрудники иммиграционной службы (в настоящее время 15 специалистов, владеющих английским языком. При необходимости привлекаются специалисты со знанием других иностранных языков).

В случае исходящего дела ЦО Японии примет заявление установленной формы на японском или английском языке по почте (не принимаются заявления, направленные по электронной почте или поданные в японское диппредставительство за рубежом), до определенного объема без оплаты переведет документы на язык, на котором документы принимает ЦО страны назначения, и обеспечит координацию связи между сторонами и ЦО другой страны (включая посредничество в установлении связей с ЦО зарубежных стран и между сторонами, перевод документов, передаваемых в иностранные суды (бесплатно до определенного объема) и предоставление адвоката для консультационной поддержки заявителя).

Статистика заявлений

По состоянию на 1 апреля 2019 г. в отношении детей, находящихся в Японии, было подано 105 заявлений о возвращении, из которых в 91 случае принято решение об оказании помощи, в том числе по 3 заявлениям из России (для сравнения по количеству дел: США – 24, Австралия – 8, Сингапур – 4, Гонконг – 3, Корея – 2, Таиланд – 2, Шри-Ланка – 1, Фиджи – 1, Новая Зеландия – 1). В отношении заявлений о детях, находящихся за границей, поступило 97 заявлений, по 86 из которых приняты решения об оказании помощи, в том числе и по 4 заявлениям в отношении детей, находящихся в России (для сравнения: США – 17, Таиланд – 10, Филиппины – 10, Корея – 6, Шри-Ланка – 2, Гонконг – 2, Австралия – 1).

Несколько отличается статистика заявлений о содействии в обеспечении права доступа в отношении детей, находящихся в Японии. Поступило 103 заявления, половина из которых из США, а в отношении детей, вывезенных из Японии в другие государства, – 30, в том числе 3 случая подачи заявлений в отношении детей, находящихся в России.

Согласно аналогичной статистике ФГУ «Федеральный институт медиации» только в 2018 г. на рассмотрение из Министерства просвещения РФ (ЦО России) поступило 113 дел (количество, сопоставимое с количеством дел в Японии за 4 года), в том числе одно дело из Японии. За весь период действия ГК 1980 между Россией и Японией до настоящего времени было 10 дел.

В Японии, как и в России, дела о возвращении детей и об обеспечении права доступа рассматриваются в судебном порядке, но с некоторыми отличиями. Дела рассматриваются в нескольких последовательно сменяющих друг друга стадиях: после подачи заявления о возвращении или обеспечении права доступа суд назначает первые прения, в рамках которых выясняется готовность сторон урегулировать дело внутри суда с использованием услуг посредника. В то же время проводится проверка, выполняемая инспектором семейного суда, которая оканчивается предоставлением отчета ко вторым прениям. В случае отказа сторон от внутрисудебного урегулирования и в случае недостижения согласия между сторонами в результате такого внутрисудебного урегулирования назначается судебное заседание, оканчивающееся вынесением решения с заключением о возвращении либо об отказе в возвращении ребенка.

Пример возвращения ребенка в Россию

В рамках международного семинара в Саппоро японские коллеги поделились опытом работы по входящему делу из России. Госпожа Миятакэ Масако, доктор наук, партнер-адвокат юридического офиса Blakemore, на примере дела, имеющегося в ее производстве, описала, как происходит в Японии судебный процесс о возвращении ребенка в Россию.

В октябре 2017 г. ее доверительница Н., гражданка России, прибыла в Японию с четырехлетним ребенком от первого брака. В Японии она вступила в новый брак с гражданином Японии. Отец ребенка – гражданин России обратился с заявлением о возвращении ребенка 18 октября 2018 г. Примечательно то обстоятельство, что эксперт международного семинара Людмила Яблокова, адвокат АП Санкт-Петербурга, член Международной Академии Семейных Юристов, которая в Саппоро рассказывала российским и японским коллегам о трудностях и вызовах с применением ГК 1980 в России, в указанном деле выступала экспертом по семейному праву в России в Суде Токио. 30 ноября 2018 г. японский суд в первой инстанции удовлетворил заявление. 13 декабря 2018 г. решение было обжаловано, однако апелляционный суд оставил его без изменения. Н. обратилась с ходатайством об отсрочке исполнения решения 1 февраля 2019 г., которое 8 февраля 2019 г. было отклонено. Н. вернулась в Россию, где обратилась в районный суд по месту жительства с исковым заявлением о получении разрешения о выезде с ребенком на 1 год в Японию и получила его. В настоящее время Н. с ребенком находится в Японии уже вполне легально.

Процедура принудительного исполнения судебного решения

Далее японские коллеги описали процесс, который происходит в случае отказа стороны, удерживающей ребенка, от добровольного исполнения решения суда. Процедура принудительного исполнения решения о возвращении ребенка включает в себя две последовательные стадии: непрямая принудительная процедура и прямая принудительная процедура (исполнение по поручению).

Непрямая принудительная процедура является обязательной стадией до прямой принудительной процедуры. Она возбуждается по ходатайству стороны, по которому исполнительный суд выносит свое решение, которое так же должно пройти стадию апелляционного обжалования, после чего решение исполнительного суда вступает в силу. Через две недели после окончания непрямой принудительной процедуры начинается прямая принудительная процедура (исполнение по поручению), основанием для которой является решение исполнительного суда, наделяющее судебных приставов-исполнителей соответствующими полномочиями. В рамках указанной процедуры происходит отобрание ребенка судебным приставом у находящегося с ним вместе родителя-похитителя в присутствии детского психолога из ЦО Японии. Возможность подавать ходатайства о совершении исполнительных действий в рамках данной процедуры не ограничена количеством.

В период с апреля 2014 г. по конец декабря 2018 г. ходатайства о принудительном исполнении были поданы всего по 16 делам из 91. Из указанных 16 дел по 15 делам были приняты ходатайства о непрямом принуждении. Из них в 5 случаях дети были возращены в страну постоянного проживания без применения процедуры исполнения по поручению, в 7 случаях дело дошло до стадии исполнения по поручению (отобрание) (из них одно дело было отозвано, по 6 делам исполнение признано невозможным). В этом числе есть два российских дела: по заявлению матери о возвращении дочери 8 лет и по заявлению отца о возвращении дочери 9 лет.

Законодательные инициативы

В настоящее время в МИД Японии обсуждаются поправки в законодательство, касающиеся трех наиболее проблемных аспектов:

 

  • Предлагается сделать процедуру предварительного применения непрямых принудительных процедур необязательной в случае, если признается то обстоятельство, что родитель-похититель не намерен возвращать ребенка даже при применении непрямого принуждения, а также при необходимости немедленного исполнения поручения по возвращению ребенка, чтобы предотвратить грозящую ему опасность.
  • Предлагается отменить обязательное условие одновременного нахождения ребенка и родителя-похитителя в месте исполнения. При этом отобрание может также производиться, если на месте исполнения присутствует оставленный родитель и в определенных случаях – его уполномоченный представитель.
  • Предлагается расширить полномочия судебных исполнителей в случае принудительного исполнения в местах, находящихся во владении третьих лиц, и совершать их с согласия владельца, а при его отсутствии, если данное место является местом жительства ребенка, с разрешения суда.

 

Расторжение брака в Японии и споры о детях

Адвокат Киттака Масами выступила с лекцией о спорах о детях и расторжении брака в Японии и выделила три существующих вида развода: развод по обоюдному согласию (около 1,4%), развод в «арбитражном» порядке (т.е. с помощью посредников) (около 86%) и развод в судебном порядке (около 12%). Примечательно то, что обычная процедура развода в Японии значительно отличается от аналогичной процедуры в России.

Заявление о разводе, заполненное обоими супругами, подается одним из супругов в муниципалитет (в том числе и при наличии несовершеннолетних детей, в возрасте до 20 лет). В заявлении указывается, с кем из родителей будет проживать ребенок. Японские коллеги отметили, что в целях исключения ситуаций, когда от имени второго родителя подается несогласованное заявление якобы с его подписью, рекомендуется подавать в муниципалитет «Заявление о несогласии с разводом» (Рикон Фудзюри Мосиде-се).

По опубликованной статистике 2016 г. случаи, когда матери получают права опеки над детьми, примерно в десять раз чаще случаев, когда опеку над детьми получают отцы. При этом количество случаев, когда дети остаются с отцами, не увеличивается с 1950 г., а рост количества детей, остающихся c матерями, увеличивается за счет роста количества разводов, которых стало с 1950 г. до 2016 г. в 2,5 раза больше (статистика колеблется от года к году). Японские коллеги на вопросы российских адвокатов о правах других родственников (бабушек, дедушек и т.д.) на общение с детьми отвечали, что слышали о подобном в России, но для Японии ситуация не является характерной.

Совсем новой для российских коллег стала информация о существовании таблиц расчета алиментов на содержание детей и отдельно проживающих супругов, которая применяется при назначении алиментов2.

Итоговый размер алиментов зависит от количества детей и их возраста, годового дохода стороны, выплачивающей алименты, и от годового дохода стороны, осуществляющей право опеки. По данной таблице, напоминающей таблицу Пифагора, участники семинара рассчитали, что при годовом доходе гипотетического Хироси в размере 7 млн иен (около 4 100 000 руб.) и при годовом доходе гипотетической Елены в размере 700 тыс. иен (около 410 тыс. руб.) алименты на содержание их ребенка составят 60–80 тыс. иен в месяц (около 35 – 47 тыс. руб. в месяц).

Смежная тема – высылка иностранных граждан из РФ

В свете неопределенной политической ситуации, предшествовавшей международному семинару, актуализировалось обсуждение вопросов по смежной теме – высылке из Российской Федерации граждан Японии, в том числе и имеющих семьи на территории РФ. В рамках дискуссии по этому вопросу участники обсудили дополнительные к национальным российским механизмам возможности защиты граждан Японии в Европейском Суде по правам человека. Внимание коллег обращено на существование двух различных процедур: выдворение, т. е. высылка за пределы РФ иностранных граждан или лиц без гражданства, заключающаяся в принудительном и контролируемом перемещении указанных граждан и лиц через Государственную границу РФ за пределы РФ, а в случаях, предусмотренных законодательством РФ, – в контролируемом самостоятельном выезде иностранных граждан и лиц без гражданства из Российской Федерации, постановление о котором принимается судом с обязательным участием выдворяемого лица, а также процедура депортации, решение о которой принимается территориальным органом МВД РФ.

mezhdu-rossiey-i-yaponiey.jpeg

Обобщение практики применения ст. 8 ЕКПЧ «Право на уважение частной и семейной жизни» показывает, что в достаточно большом количестве случаев власти Российской Федерации ссылались на угрозу национальной безопасности. Такие ссылки не подтверждаются, как правило, какими-либо фактами, на основании которых был сделан соответствующий вывод. В подобных случаях суды полностью полагались на компетенцию служб безопасности, заявителям не был обеспечен доступ к секретным материалам, послужившим основанием для принятия в отношении них оспариваемых решений, что лишило их возможности в состязательной процедуре предметно оспорить утверждения властей. В большинстве этих случаев компетентными государственными органами не была должным образом учтена семейная ситуация заявителей, в том числе их длительное проживание на территории РФ с женами и несовершеннолетними детьми. Аналогичные дела появились сегодня и в практике российских коллег с Дальнего Востока и Сахалина.

***

Участники международного семинара побывали в Семейном суде Саппоро, ознакомились с особенностями процесса и смогли увидеть, как устроены комнаты для переговоров и детские комнаты, оборудованные для наблюдения инспекторами за встречами детей с родителями.

Международный семинар, в котором изначально планировалось участие всего около 30 коллег, вырос в международную конференцию, в которой приняли участие более 60 адвокатов из Японии и России. Основное количество участников составили адвокаты Сахалинской адвокатской палаты и Адвокатской палаты Приморского края, а также выпускники и тренеры курсов группы FAMILY LAW, организованных Школой адвоката Ставропольского края и ФПА РФ в 2017–2018 гг. Международный семинар посетили руководители адвокатских палат обеих стран: президент федерации адвокатских палат Хоккайдо Хироки Яги, президент Адвокатской Палаты Саппоро Тойкава Койти, президент Японской федерации адвокатов Кикучи Ютаро, президент АП Ставропольского края Ольга Руденко, президент АП Астраханской области Валентина Малиновская и должностные лица ЦО и посольства России в Саппоро.

При подготовке статьи использованы материалы лекции Дзуси Сюдзи, начальника отдела Гаагской конвенции МИД Японии, адвокатов Масако Митайаке и Масами Киттака, адвоката АП Санкт-Петербурга Людмилы Яблоковой, адвоката АП Ставропольского края Оксаны Садчиковой, а также дополнительные материалы, предоставленные адвокатом Хирао Кодзи.


1 21–22 апреля 2019 г., Саппоро, Япония

2 http://www.courts.go.jp/tokyo-f/vcms_lf/santeihyo.pdf?fbclid=IwAR2Uh821K9WyA4qNbnKBMKWvx_SdeduveFBJ9… (дата обращения: 09.08.2019)