16.01.20. Не опасные высказывания. К чему приводит неясность диспозиции ст. 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КоАП РФ? АГ.

Не опасные высказывания

К чему приводит неясность диспозиции ст. 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КоАП РФ?
Агальцова Марина
Агальцова Марина

Адвокат, Правозащитный центр «Мемориал»
Материал выпуска № 1 (306) 1-15 января 2020 года.

В комментарии к статье Дмитрия Алексашина и Артема Саркисяна «Не только о лайках и репостах» (см.: «АГ». 2020. № 1 (306)) обозначены проблемы, связанные с неясностью диспозиции ст. 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КоАП РФ. Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 28 сентября 2018 г. не разъяснил термины «социальная группа» и «разжигание ненависти»/«вражды». Поэтому, хотя число приговоров по ст. 282 УК РФ уменьшилось после его выхода в свет и внесения поправок, ее широкая формулировка позволяет привлекать к уголовной ответственности за, возможно, грубые, некультурные, глупые, но не опасные высказывания.

Статья 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КоАП РФ, действительно, сформулированы очень широко. Особенно беспокоят два термина: «социальная группа» и «возбуждение ненависти»/«вражды».

Запрет на разжигание ненависти появился в законодательстве европейских стран только после второй мировой войны как реакция на возбуждение розни в отношении евреев в нацистской Германии. Этот запрет нарушает право говорящего на свободу слова и, таким образом, предоставляет преимущество защищаемой группе. Любое дискриминационное отношение к кому-либо может быть оправдано только охраной более ценных интересов. Ущемление прав говорящих возможно лишь тогда, когда дискриминационная мера в виде ограничения свободы слова направлена на защиту уязвимых групп.

Из этой логики следует, что термин «социальная группа» должен трактоваться узко, так как уязвимых групп гораздо меньше, чем социальных. На данный момент ни ст. 282 УК РФ, ни ст. 20.3.1 КоАП РФ не требуют доказательств уязвимости социальной группы. Поэтому не удивительно, что авторов высказываний преследовали за слова против таких социальных групп, как сотрудники правоохранительных органов1, представители общественной организации «Антидилер», антифашисты и даже болельщики московского «Спартака».

К сожалению, постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 сентября 2018 г. не исправило эту ситуацию. Уже после его издания, осенью 2019 г., московский менеджер Владислав Синица получил пять лет колонии по ст. 282 УК РФ за «некорректный и возмутительный» комментарий в твиттере, из которого следовало, что детей сотрудников правоохранительных органов могут убить в связи с деятельностью родителей. В. Синицу признали виновным в совершении публично, с использованием сети «Интернет» действий, направленных на возбуждение ненависти и вражды, по признакам принадлежности к какой-либо социальной группе, с угрозой применения насилия и приговорили к пяти годам лишения свободы.

Дети сотрудников правоохранительных органов не относятся к уязвимой группе. Слова Синицы точно заслуживают общественного порицания, но не стоят пяти лет колонии.

Теперь по поводу термина «разжигание розни»/«ненависти». Ни в законодательстве, ни в судебной практике не расшифровывается, когда формирование неприязни к группе переходит в разжигание ненависти. Однако даже на уровне интуиции любой человек понимает, что это не равноценные понятия.

В 2016 г. общественный резонанс вызвало дело Евгения Корта, опубликовавшего «ВКонтакте» расистский коллаж, на котором ультраправый активист прижимает Пушкина к стене и произносит ксенофобное оскорбление. Изначально Корта приговорили к одному году колонии-поселения. После частичной декриминализации ч. 1 ст. 282 его оправдали. В деле Корта, как и во многих других аналогичных делах, суды даже не обсуждали вопрос: а мог ли ксенофобский коллаж вызвать иные чувства из существующей яркой палитры негативных чувств, таких как: ненависть, неприязнь, порицание или негодование? Суды сразу презюмировали – единственно возможное чувство, которое вызывает коллаж, вражда и ненависть, что, конечно, не так.

Таким образом, проблемы, связанные с неясностью диспозиции ст. 282 УК РФ и ст. 20.3.1 КоАП РФ, налицо. Верховный Суд РФ в постановлении Пленума от 28 сентября 2018 г. не разъяснил термины «социальная группа» и «разжигание ненависти»/«вражды». Поэтому, хотя количество приговоров по ст. 282 УК РФ действительно уменьшилось после его выхода в свет и внесения поправок, ст. 282 УК РФ до сих пор остается сформулированной непозволительно широко. Ее неясность позволяет привлекать к уголовной ответственности за, возможно, грубые, некультурные, глупые, но не опасные высказывания.


1 Решение ЕСПЧ по делу «Савва Терентьев против России», жалоба № 10692/09, решение от 28 августа 2018 г. Доступно по адресу: http://hudoc.echr.coe.int/eng?i=001-185307