16.02.20. Совершенствование знаний и повышение квалификации являются прямой обязанностью адвоката. АГ.

«Наша главная задача – быть полезными для коллег»

Совершенствование знаний и повышение квалификации являются прямой обязанностью адвоката
Материал выпуска № 3 (308) 1-15 февраля 2020 года.
Школа адвоката, образованная как структурное подразделение Адвокатской палаты Ставропольского края (АП СК) немногим более пяти лет назад, в короткие сроки вышла за рамки региона. Будучи де-юре неотъемлемой частью палаты, де-факто Школа АП СК стала одним из наиболее узнаваемых брендов адвокатского сообщества страны в сфере повышения квалификации. Об истории ее создания и становления, а также о дне сегодняшнем и немного – о завтрашнем «АГ» попросила рассказать идейного вдохновителя и руководителя школы, президента региональной палаты Ольгу Руденко.

– Ольга Борисовна, что побудило Адвокатскую палату Ставропольского края создать Школу адвоката?

– Думаю, не стоит убеждать наших коллег, ваших читателей, в необходимости непрерывного профессионального роста. Если не ориентироваться в изменениях законодательства, правоприменительной практики, не совершенствовать и не оттачивать навыки, применяя новые формы и методы адвокатской деятельности, на ниве адвокатуры невозможно добиться успеха. Это нам подсказывает как здравый смысл, так и опыт. Но кроме того, как известно, постоянное совершенствование знаний и повышение квалификации являются прямой обязанностью адвоката, а создание условий для этого – обязанностью палаты. Наша главная задача – быть полезными для коллег. И мы всегда, скажем так, за всю нашу новую историю, старались ставить эти вопросы во главу угла. Причем задолго до официального образования Школы адвоката, ведь сегодняшних результатов не было бы, если бы мы создали ее просто на ровном месте.

Учеба в самых различных форматах: лекции, тренинги, семинары, конференции, «круглые столы» – что мы только ни применяли. И, кстати, многое применяем до сих пор. Официально Школе адвоката пять с небольшим лет. Но у нас на регулярной основе проводятся выездные Высшие курсы повышения квалификации адвокатов ФПА РФ уже около пятнадцати лет. В конце концов мы созрели к переходу на новый уровень, наши тренеры используют в обучении новые уникальные методики, и в то же время мы не отказываемся от традиционных классических.

– В связи с чем вашим тренерам необходимо образование по американским и европейским программам, ведь адвокаты практикуют в основном в России?

– Довольно давно мы сотрудничаем с представительствами в России Американской ассоциации юристов и Совета Европы в рамках проектов соответственно ABACEELI и HELP. Их занятия изначально заметно отличались от привычных для российских адвокатов методов обучения. Главная особенность – применение интерактивной методики. Это подход, тактика и стратегия, а содержание программ наших курсов мы формируем сами, исходя из российских реалий, как теории, так и конкретной практики. Нам помогли овладеть новым методом, и тогда мы получили в своих рядах уникальную команду тренеров, нацеленную обучать своих коллег, помогать им в достижении конкретного результата. На протяжении последних лет наша команда тренеров – сплоченный коллектив порядка пятнадцати человек, в силу разных обстоятельств плюс-минус 3–4 человека – составляет ядро нашей Школы адвоката.

– Адвокатская палата Ставропольского края первой среди российских адвокатских палат стала использовать специальную учебную платформу. Могли бы рассказать о ней и о том, на каких платформах проходит обучение в настоящее время.

– Конечно, никакого секрета здесь нет. Платформа MOODLE – известная дистанционная система управления обучением. Если расшифровать и перевести английскую аббревиатуру, то дословно это звучит так: модульная объектно-ориентированная динамическая обучающая среда. С ее помощью мы работали с самого начала, работаем и сегодня. Но также применяем для оформления учебного процесса и ряд других современных программ и приложений. Где-то персонажей нужно создать, где-то картинку нарисовать, а где-то придумать игровой антураж. Разумеется, все это только техническая оболочка, которую мы начиняем нашим контентом. При этом постоянно совершенствуется и упаковка, и начинка. За первое отвечают разработчики, за второе – наша команда. Так что наши главные авторы, те, кто работает над содержанием курсов, – россияне. По-другому просто и не может быть, ведь главное для нас и наших коллег – приобретение практических навыков работы.

– Какие виды курсов проводятся в Школе адвоката? Чем отличаются курсы от учебно-тренинговых занятий?

– Вообще главная особенность наших курсов – отработка у слушателей профессиональных навыков. Совершенно иная психология в подходе к образовательному процессу. Суть интерактивного метода можно сформулировать в трех предложениях: «Я слышу и забываю. Я вижу и запоминаю. Я делаю и понимаю». Главное отличие большинства наших курсов – очно-дистанционная форма обучения. То есть это две части. Дистанционная, во время которой как раз и используется платформа MOODLE, и очная встреча. Это и есть тот самый «человеческий фактор», адвокаты работают в группах, моделируют учебный процесс (судебное заседание), вступают в интеллектуальные игры и дебаты, презентуют свои проекты. Каждый курс, с одной стороны, индивидуален, а с другой – имеет общие черты с выработанной нами общей схемой.

Один из самых важных и по понятным причинам популярных – курс для помощников и стажеров адвокатов «Основы адвокатской деятельности и адвокатуры». Его цель – дать слушателям актуальные и корректные знания по вопросам организации адвокатуры и адвокатской деятельности, выработать навыки профессиональной деятельности, подготовить к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката.

Если идти по ступеням снизу-вверх в хронологическом порядке, то следующий этап – обучение по программе «Введение в профессию» и очно-дистанционный курс «Базовые навыки адвоката». Это обучение направлено на адвокатов со стажем до одного года. Остальные курсы – специализированные, направленные на конкретные сферы деятельности. Их названия говорят сами за себя: «Европейская Конвенция по правам человека и защита лиц, ищущих убежище», «Биоэтика. Права человека в сфере биомедицины», «Работа адвоката с участием присяжных заседателей», «Практика применения международно-правовых инструментов в сфере защиты детей. Предотвращение международного похищения детей», «Допустимость доказательств в уголовном процессе: российские и международные стандарты» и многие другие, это далеко не весь список наших проектов.

– Как указывается на сайте Школы, тренеры обучают коллег в Ставропольском крае и далеко за пределами Северо-Кавказского федерального округа, участвуют в совместных образовательных проектах с аналогичными институтами повышения квалификации в других регионах России и за рубежом. Могли бы рассказать о наиболее важных совместных образовательных проектах за 2019 г.?

– Назову несколько наиболее знаковых. В первую очередь это всероссийский очно-дистанционный курс для адвокатов «Семейное право и права человека. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого» (FAMILYLAWRUSSIA‑2019), организованный Федеральной палатой адвокатов РФ в сотрудничестве с Санкт-Петербургским Институтом адвокатуры. Кстати, участники курса обучались дистанционно и очно-дистанционно по программам трех уровней интенсивности: «базовый», «продвинутый» и «сложный». То есть мы предлагали несколько вариантов обучения на выбор. Курс предусматривал три очные встречи: Федеральная палата адвокатов РФ (Москва, март), Школа адвоката АП СК (Кисловодск, апрель) и Институт адвокатуры (Санкт-Петербург, июнь).

Кроме того, очно-дистанционный курс «Допустимость доказательств в уголовном процессе: российские и международные стандарты» (EVIDENCE ARCTIC‑2019). География ключевых мероприятий курса – Нарьян-Мар (март), Владивосток (апрель), Пятигорск (май).

В апреле завершился международный семинар «Семейное право и права человека. Актуальные и проблемные аспекты. Международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого». Он прошел в Японии. Наши адвокаты принимали в нем также самое активное участие. Участники обсудили актуальные и проблемные аспекты работы Гаагской конвенции 1980 г. в обеих странах, международные стандарты защиты прав ребенка и взрослого. Побывали в Семейном суде Саппоро, ознакомились с особенностями рассмотрения брачно-семейных споров в Японии, где большое значение придается медиации и интересам ребенка.

– Насколько нам известно, пройти обучение на курсах могут и лица, еще не получившие статус адвоката. Как организовано их обучение и как оно помогает им в сдаче квалификационного экзамена?

– Да, на наших курсах обучаются не только адвокаты, но и стажеры, и помощники (эта обязанность прямо из нашего закона вытекает, к слову), а также был опыт, когда в рамках курса по семейному праву и Гаагской Конвенции у нас обучались юристы Уполномоченного по правам ребенка в СК, работники инспекции по делам несовершеннолетних. И отзывы, надо сказать, были самые позитивные.

– Как взаимодействуют Школа адвоката АП Ставропольского края и ФПА РФ?

– Непосредственно. Ведь Школа адвоката является базой Южного центра повышения квалификации ФПА РФ. Большинство наших проектов – совместные, независимые от географии – будь то Пятигорск, Санкт-Петербург или Сахалин. Выбирая темы, мы часто отвечаем на запрос Федеральной палаты адвокатов. В частности, так произошло с курсом «Работа адвоката с участием присяжных заседателей».

В конце прошлого года мы провели эксперимент совместно с Адвокатской палатой Астраханской области, организовав обучение адвокатов на Высших курсах повышения квалификации ФПА РФ (Южный центр) в режиме онлайн. Связь осуществлялась посредством видеоконференции. Адвокаты из Астраханской области, находясь в помещении своей палаты, непосредственно участвовали в происходящем в зале, где собрались адвокаты Ставропольского края, Дагестана, Адыгеи, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Они знакомились с презентациями лекторов, задавали вопросы, получали на них ответы.

Хочу также отметить, что теперь мы проводим занятия по программе Высших курсов в виде лекций не по разным направлениям адвокатской деятельности, а по конкретной тематике, и это дает весомый результат. Так, в конце прошлого года была обозначена тема «Использование специальных знаний в деятельности адвоката». Курс состоял из двух блоков: лекционный – «Навыки работы адвоката с экспертизами по уголовным и гражданским делам», который проходил в течение пяти дней, и очно-дистанционный курс «Навыки работы адвоката с судебно-психологическими экспертизами» продолжительностью немногим более одного месяца.

В 2018 г. по такой схеме мы провели занятия на Высших курсах по теме «Адвокат в уголовном судопроизводстве» с ОДК «Работа адвоката в суде с участием присяжных заседателей».

– Какие образовательные курсы и программы планируете проводить в 2020 г.? Есть ли среди них новые, ранее не проводившиеся?

– Мы стараемся сохранить все то, что востребовано и полезно для наших коллег. Но и стараемся осваивать новые темы. Важно, что каждый из разработанных у нас тематических курсов не повторяет предыдущий, уже проведенный. В наступившем году мы запускаем очно-дистанционный курс «Особенности защиты прав граждан при оказании психиатрической помощи в недобровольном порядке».

– Есть ли данные о количестве выпускников Школы адвоката за пять лет ее работы?

– Точную цифру не скажу, но счет идет уже не на сотни – на тысячи. Кроме того, многие наши выпускники сами становятся тренерами, они либо вливаются в совместные с нами проекты, либо приезжают в свои регионы и организовывают обучение там.

Иногда мне кажется, что процесс просто необратим. Столько за эти годы встретили новых людей, перезнакомились и передружились на этих площадках, обменялись полезной информацией, поделились опытом и идеями, сотворили много совместных проектов. И когда осознаешь, что участвуешь в большом и нужном деле, что когда-то мы приняли верное решение о его отправной точке, поверьте, это дорогого стоит. Ведь человек, который делает добро другим, уже чувствует себя счастливым.