16.02.2022 Начало материальной консолидации и конец субординации текущих требований // Верховный суд опубликовал определение по делу «СкладЛогистик» Закон ру

Верховный суд (ВС) рассмотрел дело о банкротстве компании «СкладЛогистик» и сформулировал две важнейшие для российского банкротного права позиции. Во-первых, текущие требования контролирующих лиц не могут субординироваться. Во-вторых, в российском праве начинает применяться доктрина материальной консолидации. В ситуации, когда группа лиц начинает злоупотреблять своими правами и безвозмездно пользоваться имуществом банкротящегося должника, активы и пассивы членов группы следует объединять (консолидировать). Это нужно для того, чтобы все активы группы компаний включались в единую конкурсную массу.

Невозможность субординации текущих требований

Позицию о невозможности субординации текущих требований экономическая коллегия аргументировала следующим образом. По общему правилу, понижаться может очередность тех требований, которые направлены на возврат компенсационного финансирования, предоставленного контролирующим лицом в период кризиса. Это связано с тем, что такое финансирование направлено на сокрытие имущественного состояния должника от его контрагентов. Контролирующее лицо перекладывает риск банкротства на независимых участников оборота. Чтобы не допустить это, требуется субординация его требований.

Однако текущие требования возникают уже после возбуждения дела о банкротстве в отношении должника. Следовательно, его плохое финансовое состояние уже известно всем окружающим.

Поэтому то финансирование, которое предоставляется после начала банкротства, уже не направлено на сокрытие финансового кризиса в подконтрольной компании и перераспределение рисков банкротства (ведь этот риск уже наступил). Из этого экономическая коллегия сделала вывод, что текущие требования не должны субординироваться.

Эту же позицию отстаивал Айнур Шайдуллин в своем блоге.

Материальная консолидация в российском праве

Доктрина материальной консолидации активно применяется за рубежом. Она позволяет объединить активы и пассивы должника с компаниями, которые входят с ним в одну корпоративную группу. Определение по делу «СкладЛогистика» становится началом применения этой доктрины в российском праве.

ВС указал, что в рассматриваемом деле контролирующее лицо злоупотребляло своим правом. Оно перевело работников должника в другую подконтрольную организацию, «ЭкспрессЛогистик», и приказало должнику заключить с ней договор, который повторял условия договора с ключевым контрагентом должника — ритейлером «Перекресток». Деньги, которые должник получал от «Перекрестка», перечислялись дальше в «ЭкспрессЛогистик» в качестве текущих платежей. Это привело к тому, что деньги, которые группа компаний получала за свои услуги, проходили мимо конкурсной массы, что причинило вред кредиторам должника.

Однако это не означает, что в удовлетворении требований аффилированного лица должно быть отказано. В подобной ситуации нельзя воспринимать членов корпоративной группы как самостоятельных участников оборота — к ним нужно относиться так, как если бы их активы и пассивы были консолидированы.

Поскольку с точки зрения корпоративного права должник и другие члены группы являются независимыми организациями, то консолидация должна осуществляться следующим образом. Необходимо обособить выручку, полученную от торгового дома, и предоставить аффилированным текущим кредиторам, которые оказывали должнику услуги по спорному договору, прямые требования к этой обособленной сумме.

Фабулу делу мы описывали здесь. В марте 2016 года торговый дом «Перекресток» (заказчик) и «СкладЛогистик» (исполнитель) заключили договор оказания услуг по хранению, складской обработке и перевозке товаров.

В июле 2017 года «СкладЛогистик» стал заказывать логистические услуги у аффилированного с ним общества «ЭкспрессЛогистик». В марте 2019 года стороны заключили дополнительное соглашение к своему договору, в результате чего содержание услуг и их цена стали практически полностью повторять условия договора между должником и «Перекрестком».

В июле 2020 года в отношении компании «СкладЛогистик» возбудили процедуру конкурсного производства. Должник продолжил оказывать услуги «Перекрестку» до августа 2020 года. Аналогичные услуги компании «СкладЛогистик» оказал «ЭкспрессЛогистик», которые не были оплачены.

Долг перед «ЭкспрессЛогистик», накопленный за время с момента начала процедуры банкротства, был включен в пятую очередь текущих требований кредиторов.

Один из конкурсных кредиторов, Банк ВТБ, обратился в суд с требованием о субординации требований общества «ЭкспрессЛогистик». Банк ссылался на то, что задолженность перед «ЭкспрессЛогистик» носит фиктивный и недобросовестный характер.

Суд первой инстанции отказался удовлетворять требования банка. Он сослался на то, что «ЭкспрессЛогистик» действительно оказал услуги должнику. Действия «ЭкспрессЛогистик» не могут быть квалифицированы как предоставление компенсационного финансирования. Поэтому оснований для субординации текущих требований не было.

Апелляция, напротив, поддержала банк. Суд обратил внимание на то, что договор должника и «ЭкспрессЛогистик» идентичен договору между должником и «Перекрестком» — у него одинаковый предмет и тарифы. В результате этого практически вся выручка по договору с «Перекрестком» передавалась «ЭкспрессЛогистик». Апелляция также указала, что сотрудники должника были переведены на работу в аффилированные организации, в том числе и в «ЭкспрессЛогистик». Из этого апелляция сделала вывод, что действия «ЭкспрессЛогистик» и «СкладЛогистик» в действительности были направлены на перевод всей деятельности и финансовых потоков должника на аффилированных лиц.

Кроме того, суд напомнил, что текущие требования кредиторов обладают преференциальным режимом постольку, поскольку они возникают в связи с обеспечением деятельности банкротящегося должника. Однако в этом деле «ЭкспрессЛогистик» не только не помог конкурсной массе, но еще и причинил ущерб независимым кредиторам. Он создал условия для вывода из конкурсной массы денег, которые были получены за услуги, оказанные должником. Поэтому суд признал, что требования «ЭкспрессЛогистик» не подлежат удовлетворению за счет конкурсной массы.

Суд округа с позицией апелляции не согласился и оставил в силе акт первой инстанции. Он указал на то, что услуги действительно были оказаны. Должник получал прибыль от подобной посреднической деятельности (в размере около 16 млн рублей). К тому же должник в любом случае не смог бы самостоятельно оказать услуги «Перекрестку» — после введения в отношении него процедуры наблюдения большинство из его сотрудников уволилось.

ВС не поддержал позиции судов и направил дело на новое рассмотрение.