16.03.20. Вопрос остается открытым. О порядке и возможностях раздела бизнеса супруга – индивидуального предпринимателя. Источник АГ.

Вопрос остается открытым

О порядке и возможностях раздела бизнеса супруга – индивидуального предпринимателя
Дергунова Виктория
Дергунова Виктория

Адвокат АП г. Москвы, к.ю.н., медиатор, советник, руководитель практики семейного права BGP Litigation
Материал выпуска № 4 (309) 16-29 февраля 2020 года.

Автор комментария к статье Елены Абрамович «Доля бывшего супруга» (см.: «АГ». 2020. № 4 (309)), отмечая, что в российской правовой системе нет такой формы организации деятельности, как семейный бизнес, рассказывает о возможности раздела доли по правилам семейного законодательства и порядке определения размера компенсации, подлежащей выплате в случае «размытия доли» в ООО, и приводит пример раздела бизнеса супруга – индивидуального предпринимателя как наиболее сложного для реализации на практике, вызывающего много вопросов.

Межотраслевые связи между семейными, трудовыми, корпоративными и предпринимательскими отношениями особенно ярко проявляются в такой сфере, как семейное предпринимательство, в котором организация бизнеса зачастую основана на супружеских отношениях и, как следствие, нахождении в совместной собственности производственных активов, требующих управления.

Российская правовая система не знает такой формы организации коммерческой деятельности, как «семейный бизнес». Как правило, супруги (один из них) зарегистрированы как индивидуальные предприниматели или являются владельцами долей в обществах или держателями акций, паев в их уставном (складочном) капитале.

В случае раздела такого рода имущества супруги могут поделить доли по правилам семейного законодательства, став самостоятельными собственниками и участниками семейного предприятия. Когда устав юридического лица предусматривает запрет или ограничения на вступление в состав участников нового лица без согласия иных участников, а соответствующее согласие не получено, то в рамках раздела имущества, как правило, ставится вопрос о выплате рыночной стоимости доли, полагающейся супругу, – не участнику общества. Таким образом, одному из супругов достанется бизнес, а другой получит денежную компенсацию, утратив право на дальнейшее участие в его управлении.

В этой связи размер компенсации, подлежащей выплате, например, в случае «размытия доли» в обществе с ограниченной ответственностью, должен определяться судом исходя из ее стоимости и размера на дату фактического распада семьи, а не на дату рассмотрения дела в суде и тем более не на дату вынесения решения по спору, поскольку основополагающим обстоятельством в таких делах (в целях раздела совместно нажитого имущества) является вопрос о том, с какого момента были фактически прекращены семейные отношения между сторонами и в какой период времени было реализовано совместно нажитое имущество: до фактического распада семьи (тогда полученные от реализации имущества деньги презюмируются израсходованными на нужды семьи) или после него (тогда один из супругов имеет право на денежную компенсацию половины стоимости совместно нажитого имущества).

Как вариант – супруги могут также продать семейный бизнес (юридическое лицо или разрозненные бизнес-активы) третьему лицу, разделив вырученную прибыль от сделки, если, конечно, договорятся с кредиторами и между собой по всем существенным условиям с учетом ограничений, установленных Гражданским кодексом РФ (например, в отношении сделок с долями – не допускается отчуждение доли, если в результате этого не остается ни одного из учредителей, например при реализации права преимущественной покупки обществом при единственном участнике; если единственным учредителем оказывается хозяйственное общество с одним учредителем; доля, не оплаченная в полном размере, может быть отчуждена только в той части, в которой она оплачена). И этот вариант раздела семейного бизнеса кажется наиболее благоприятным и экономически разумным, даже с той точки зрения, что право на долю в ООО по смыслу семейного законодательства автоматически не влечет возникновения прав управления ООО по смыслу корпоративного права.

Если с разделом акций и долей в обществах в бракоразводных процессах все более или менее понятно, то на практике много вопросов вызывают порядок и возможности раздела «бизнеса» супруга – индивидуального предпринимателя, который сам по себе не является объектом гражданских прав, а представляет собой не более чем деятельность, ведение которой происходит в одной из организационно-правовых форм коммерческих организаций. Имущество, приобретаемое индивидуальным предпринимателем в период брака в процессе своей деятельности, а также доходы от нее в силу ст. 34 Семейного кодекса РФ являются общим совместным имуществом. Таким образом, как указал Верховный Суд РФ в Определении от 26 марта 2019 г. № 81-КГ19-2, предметом раздела между супругами могут быть доходы от предпринимательской деятельности и имущество, приобретенное индивидуальным предпринимателем в период брака, но не сам бизнес индивидуального предпринимателя. При этом супруг, претендующий на раздел доходов супруга – индивидуального предпринимателя, должен учитывать, что расчет подлежащей разделу прибыли не может быть произведен без учета имеющихся у индивидуального предпринимателя долговых обязательств, которые неминуемо станут общими в случае признания общими его доходов.

Вместе с тем судебная практика знает и другой подход к разрешению этого вопроса.

Разберем пример.

В период брака супруг – индивидуальный предприниматель выдал несколько займов в пользу ООО. После введения в отношении супруга конкурсного производства в связи с банкротством его супруга подала в суд заявление о признании прав требования по договорам займа общей собственностью супругов и разделе этих прав. Являются ли общей совместной собственностью супругов и подлежат ли разделу между ними права требования по договорам займа, заключенным супругом – индивидуальным предпринимателем в период брака? Представляется, что поскольку супруга не является стороной по спорным договорам займа, то за ней не может быть признано право требовать в свою пользу исполнения части обязательств, определенных договорами. Фактически это значит, что в совместную собственность супругов входят только предпринимательские доходы, передаваемые в бюджет семьи, а остальные доходы от предпринимательской деятельности являются собственностью супруга-предпринимателя. Именно на такое имущество в первую очередь должно быть обращено взыскание по долгам индивидуального предпринимателя, связанным с его предпринимательской деятельностью.

При заключении спорных сделок (договоров займов) супруг – индивидуальный предприниматель фактически осуществляет предпринимательскую деятельность, в то время как супруга, претендующая на раздел доходов от нее, должна доказать, что денежные средства, которые явились предметом спорных договоров, ранее использовались супругами в имущественных отношениях между собой для личных или семейных нужд, т.е. представляли собой их совместную собственность. Таким образом, спорные денежные средства, предоставленные в заем супругом – индивидуальным предпринимателем, представляют собой раздельную собственность как доход, полученный в процессе предпринимательской деятельности.

В контексте приведенного примера открытым остается вопрос: можно ли разграничить доходы индивидуального предпринимателя в принципе на те, что поступают в семью и составляют совместную собственность супругов, и те, что в семью не поступают, а остаются на счетах индивидуального предпринимателя в целях обеспечения его деятельности? И что именно в принципе следует включать в понятие «бизнес» индивидуального предпринимателя: помещение, которое было получено им в аренду, или приобретенное им за счет совместных средств (т.е. в период брака) имущество и оборудование, использование которых необходимо в целях ведения деятельности?