16.03.20. Доля бывшего супруга. Особенности раздела доли в уставном капитале ООО. Источник — АГ.

Доля бывшего супруга

Особенности раздела доли в уставном капитале ООО
Абрамович Елена
Абрамович Елена

Адвокат филиала «Центр» Ростовской областной коллегии адвокатов им. Д. П. Баранова
Материал выпуска № 4 (309) 16-29 февраля 2020 года.

В настоящей статье освещаются проблемы, которые возникают в процессе раздела доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью при разделе имущества супругов, в частности, связанные с трудностями реализации судебного решения, основанного на судейском усмотрении, с невозможностью при наличии вступившего в силу судебного акта обрести возможность участвовать в управлении делами общества, с произвольным уменьшением размера доли бывшего супруга в уставном капитале за счет увеличения уставного капитала, принятия в состав общества новых участников.

Читайте также комментарии к данному материалу адвоката АП г. Москвы, к.ю.н., медиатора, советника, руководителя практики семейного права BGP Litigation Виктории Дергуновой и адвоката АБ г. Москвы «Инфралекс» Ирины Зиминой.

Несмотря на длительный период существования института раздела совместно нажитого имущества супругов, механизм раздела с каждым годом лишь усложняется. Это связано с многообразием подходов в правоприменительной практике, несовершенством семейного законодательства, а также с возникновением новых видов имущества и вместе с тем специфических, непростых и не нашедших свое отражение в нормативной базе правоотношений. Проблемы, находящиеся на поверхности, осложняются в большинстве случаев серьезной, негативной эмоциональной обстановкой, сложившейся во взаимоотношениях сторон. Взаимные упреки, обида, месть, длительное нахождение в психотравмирующем состоянии препятствуют принятию гражданами «взвешенного», оперативного решения даже в тех случаях, когда мировое соглашение на выгодных условиях, предложенное истцом или ответчиком, а не длительное судебное разбирательство, является единственным верным способом разрешения затянувшегося конфликта.

И если с разделом имущества в некоторой степени все ясно, однако тоже имеется множество проблем, требующих внимания как законодателя, так и правоприменителя, то раздел бизнеса, а если быть конкретнее, в настоящей статье речь пойдет о разделе доли в уставном капитале общества с ограниченной ответственностью, вызывает сложности.

Судейское усмотрение

Эти сложности обусловлены отсутствием единообразия судебной практики, итогом которой зачастую становится достаточно непростое для исполнения судебное решение, основанное на судейском усмотрении.

Казалось бы, что может быть проще раздела доли в уставном капитале хозяйственного общества? Ведь очевидно, что одному из супругов, который не является участником общества с ограниченной ответственностью и никогда не принимал участия в его управлении, непринципиально наличие права собственности на долю в уставном капитале хозяйственного общества, а вполне будет достаточно компенсации за нее. Однако суды руководствуются иной логикой.

Суд может поделить долю между супругами в равных долях, признав право собственности за супругом на 1/2 доли в уставном капитале ООО, принадлежащей другому супругу (см.: определение Октябрьского районного суда г. Новосибирска от 12 октября 2010 г. по делу № 11–141/10, решения Печорского городского суда от 31 марта 2015 г. по делу № 2–19/2015, Нахимовского районного суда г. Севастополя от 14 сентября 2015 г. по делу № 2–930/2016, Самарского районного суда г. Самары от 14 марта 2016 г. по делу № 2635/15), а может оставить долю за супругом, на имя которого она была зарегистрирована, присудив второму супругу денежную компенсацию (см.: решения Трусовского районного суда г. Астрахани от 23 апреля 2010 г., Октябрьского районного суда г. Белгорода от 17 января 2017 г. по делу № 2–18/2017). И самое неожиданное: суд может признать право собственности на долю за супругом, который участником общества не являлся (см. решение мирового судьи судебного участка № 1 Ленинского района г. Ставрополя от 9 декабря 2010 г.).

Имущественные права или права участника

Получив решение суда о признании права собственности на долю в уставном капитале хозяйственного общества, стороны вроде бы разрешенного спора сталкиваются с другой не менее серьезной проблемой, которая связана с невозможностью при наличии вступившего в силу судебного акта обрести возможность участвовать в управлении делами общества, поскольку переход доли в уставном капитале ООО к одному из супругов в результате раздела совместно нажитого имущества не влечет автоматически приобретение статуса участника общества ввиду следующего.

Участник общества обладает правом на долю в обществе, которое представляет собой совокупность имущественного права (получение дивидендов, распределение прибыли и т. д.) и обязательственного, корпоративного права (участвовать в управлении делами общества, знакомиться с его документацией и т.д.). Исходя из правовой природы корпоративной составляющей права на долю в уставном капитале общества это право может осуществляться только самим участником общества. В случае приобретения доли общества лицом, состоящим в браке, указанная доля в силу ст. 34 СК РФ поступает в общую совместную собственность супругов (при отсутствии брачного договора), однако участником общества является только один супруг – тот, на чье имя оформлена доля общества. Соответственно, только он обладает корпоративными правами в отношении общества. При этом супруг участника ООО, являющийся сособственником доли общества в силу ст. 34 СК РФ, не имеет права участвовать в управлении делами общества и осуществлять иные корпоративные права (знакомиться с его документацией, оспаривать решения органов управления общества, сделки общества, требовать взыскания в его пользу убытков и т. п.) и должен рассматриваться по отношению к обществу как третье лицо, а не как участник общества.

Участником общества является только то лицо, которое стало таковым в соответствии с нормами законодательства об ООО, т. е. в силу установленного законом юридического факта. Права участника общества возникают из личного его участия в обществе и регламентированы нормами не семейного, а корпоративного законодательства.

Порядок вступления в состав участников общества и порядок выхода из него регулируются нормами Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее – Закон № 14-ФЗ) учредительными документами общества.

В силу п. 18 ст. 21 Закона № 14-ФЗ в случае отчуждения либо перехода доли или части доли в уставном капитале общества по иным основаниям к третьим лицам с нарушением порядка получения согласия участников общества или общества, предусмотренного настоящей статьей, а также в случае нарушения запрета на продажу или отчуждение иным образом доли или части доли участник или участники общества либо общество вправе потребовать в судебном порядке передачи доли или части доли обществу в течение трех месяцев со дня, когда они узнали или должны были узнать о таком нарушении. В отсутствие согласия других участников и общества законом установлен судебный порядок разрешения спорного вопроса по оценке законности отчуждения доли третьим лицам. Мнение судов сводится к следующему.

Признание права собственности на долю влечет возникновение корпоративных отношений с обществом по причине отсутствия согласия общего собрания участников. Законом № 14-ФЗ предусмотрен механизм компенсации стоимости доли лицу, которое не может стать участником общества в силу установленных законом или учредительными документами запретов, а также отсутствия согласия участников общества (см.: определения ВАС РФ от 18 июня 2012 г. № ВАС‑6886/12 «Об отказе в передаче дела в Президиум ВАС РФ», ВС РФ от 8 августа 2018 г. № 310-ЭС18–10800 по делу А84–2753/2017).

Но существует и другая позиция, нашедшая свое отражение в одном из судебных постановлений. Суд указал, что участник общества вправе продать или осуществить отчуждение иным образом своей доли или части доли в уставном капитале общества одному или нескольким участникам данного общества. Согласие других участников общества или общества на совершение такой сделки не требуется, если иное не предусмотрено уставом общества (п. 2 ст. 21 Закона № 14-ФЗ).

Положения устава не могут быть применены к отношениям, связанным с передачей доли в результате раздела совместно нажитого имущества, поскольку не содержат требования об обязательности получения согласия других участником на переход доли от участника общества к его супруге при разделе общей совместной собственности, как этого требуют Гражданский кодекс РФ и Закон № 14-ФЗ. Таким образом, ни нормы действующего законодательства, ни устав общества не содержат ограничений для вступления заявителя в общество.

Суд также учел, что выдел доли осуществлен не на основании сделки, а на законном основании, предусмотренном семейным законодательством. В рассматриваемом случае единственным документом, подтверждающим основание перехода доли, являлось вступившее в законную силу решение суда. Позиция УФНС о том, что бывший супруг может стать участником общества только с согласия других участников, противоречит Федеральному закону «Об обществах с ограниченной ответственностью» (см. постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 19 июня 2018 г. по делу № А55–31820/2017).

Проблема реализации прав участника. «Размытие» доли

И даже при наличии согласия других участников общества включить в состав участников бывшую супругу, все равно есть риск столкнуться с определенными проблемами, связанными с произвольным уменьшением размера доли бывшего супруга в уставном капитале за счет увеличения уставного капитала, принятия в состав общества новых участников.

Как уже было отмечено ранее, права участника общества возникают из личного его участия в обществе и регламентированы нормами не семейного, а корпоративного законодательства. Порядок вступления в состав участников общества и порядок выхода из него регулируются нормами Закона № 14-ФЗ и учредительными документами общества.

Сложившаяся судебная практика однозначно указывает, что лицо, не являвшееся на момент проведения общего собрания участников общества его участником, не вправе оспаривать решения, принятые на указанном собрании, даже если это лицо впоследствии приобрело статус участника общества независимо от оснований последующего перехода прав на долю в уставном капитале общества.

Таким образом, ничто не мешает бывшему супругу предпринимать попытки к уменьшению, увеличению своей доли в уставном капитале самыми изощренными способами, поскольку правом на корпоративный контроль супруг, не являющийся участником общества, не обладает, а поэтому такой контроль утратить не может, в связи с чем его права нельзя признать нарушенными. Кроме того, судебным решением о разделе имущества супругов сторона приобретает имущественные права на долю в уставном капитале общества определенной номинальной стоимости, а отнюдь не права участника данного общества со всеми вытекающими из данного обстоятельства правовыми последствиями.

Более того, действующий закон не содержит обязанности для бывшего супруга сохранять прежний размер доли в обществе путем внесения им дополнительных денежных средств при увеличении его уставного капитала до принятия судом решения о разделе между бывшими супругами совместно нажитого имущества (см. постановление ФАС Московского округа от 12 мая 2014 г. по делу № А 40–30882/13).

Однако есть и другая, заслуживающая внимания, позиция, где суд рассматривает решение о введении в состав участников общества нового участника с внесением им дополнительного вклада в уставный капитал общества как сделку, влекущую уменьшение общего имущества супругов.

Так, суд учел, что сделка совершалась в период бракоразводного процесса и раздела совместно нажитого имущества супругами в судебном порядке при наличии брачных отношений между супругами. Действуя добросовестно и намереваясь достичь соответствующих совершаемой сделке правовых последствий и обеспечить их стабильность, участники обязаны были удостовериться в отсутствии возражений против совершения сделки супруги. Суд также принял во внимание, что сделка по введению в состав нового участника общества совершена в период нестабильности брачных отношений супругов.

Кроме того, в судебном заседании ответчики не обосновали экономическую необходимость увеличения уставного капитала общества. Доказательств и документов, подтверждающих экономическую целесообразность и хозяйственную необходимость для общества в увеличении уставного капитала посредством привлечения нового участника общества, в рамках рассмотрения настоящего дела ответчиками в суд не представлено, как и не представлено доказательств отсутствия ведения хозяйственной деятельности общества или отсутствия спроса на сферу деятельности, осуществляемую обществом, у контрагентов. Доказательств невозможности реализации единственным участником общества всех своих возможностей по увеличению уставного капитала общества без привлечения новых участников общества в суд также не представлено.

Указанным судебным постановлением оспариваемая сделка была признана притворной по смыслу ч. 2 ст. 170 ГК РФ, поскольку прикрывает собой сделку отчуждения бывшим супругом части доли в размере 90% уставного капитала общества (см. решение Арбитражного суда Приморского края от 3 октября 2016 г. по делу № А51–6820/2016).

Однако позднее указанное решение Арбитражного суда Приморского края было отменено, а производство по делу прекращено, поскольку рассмотренные по существу арбитражным судом требования не направлены на восстановление корпоративного контроля над обществом, каковой не имел места до совершения ответчиками оспариваемых действий, истцом в основание иска не положены обстоятельства, свидетельствующие о нарушении корпоративного законодательства (см. постановление Пятого Арбитражного апелляционного суда от 20 января 2017 г.).

* * *

Подводя итог, хочется обратить внимание на необходимость внесения позитивных законодательных изменений в сфере рассматриваемых правоотношений, исключающих отсутствие формализма со стороны судов, а также направленных на единообразие правоприменительной практики.