16.04.20. Родители младенца, принудительно госпитализированного из-за подозрения на COVID-19, обжаловали решение суда. АГ.ЛЕНТА НОВОСТЕЙ.

Родители младенца, принудительно госпитализированного из-за подозрения на COVID-19, обжаловали решение суда

Как указано в апелляционной жалобе, поскольку судебное заседание прошло по WhatsApp, из-за плохого качества связи отец мальчика не понял, что ему был назначен адвокат, которого он принял за медицинского эксперта
По словам адвоката Владимира Васина, суд незаконно возложил на административных ответчиков бремя доказывания отсутствия у ребенка коронавируса. При этом родители мальчика, находившиеся вместе с ребенком в обсерваторе, узнали о судебном заседании за час до его начала и не смогли ни ознакомиться с материалами дела, ни подключиться к судебному заседанию.

13 апреля гражданин В. обжаловал решение Ленинского районного суда г. Кемерово, на основании которого восьмимесячного сына В. госпитализировали с подозрением на COVID-19 в недобровольном порядке. Первая инстанция рассмотрела административный иск при помощи видеозвонка отцу мальчика в WhatsApp.

Находясь в обсерваторе, мужчина был вынужден направить апелляционную жалобу на электронный адрес суда. «В условиях коронавируса, постоянно меняющихся реалий, не рассматривающих дел судов, недавних выходных на почте, а также неясности будущих режимов я посоветовал не ждать выписки из обсерватора (15 апреля), а подать жалобу любым возможным способом в период изоляции», – прокомментировал такой способ обращения в суд адвокат АП г. Красноярского края Владимир Васин, который оказывает правовую помощь В.

Иск о принудительной госпитализации

Читайте также
Эксперты прокомментировали рассмотрение судом дела с помощью видеозвонка по WhatsApp
По итогу необычного заседания ИП был привлечен к ответственности за то, что его кафе продолжало работать в обычном режиме, несмотря на введение ограничений из-за распространения коронавируса
08 Апреля 2020 Новости

1 апреля 2020 г. супруги В. и Л. вместе со своим восьмимесячным сыном А. прилетели из Таиланда в Новосибирск. Из-за угрозы завоза и распространения новой коронавирусной инфекции семью поместили в обсерватор. Когда у ребенка появился кашель и насморк, родители сообщили об этом медикам. Мальчика осмотрел дежурный врач. У всей семьи был взят анализ на COVID-19, который показал отрицательный результат. Врач дал родителям рекомендации по лечению А., при этом о госпитализации в инфекционную больницу речи не шло.

5 апреля супругов с сыном доставили в Кемерово, где они проживают, и снова поместили в обсерватор. На следующий день ребенка осмотрел инфекционист. Поскольку у А. обнаружился респираторный синдром, кашель, насморк, лихорадка в анамнезе и ряд других симптомов, которые могут расцениваться как признаки COVID-19, было вынесено постановление о госпитализации мальчика для обследования. Родители от добровольной госпитализации отказались, поэтому главный государственный санитарный врач по Кемеровской области подал административный иск в Ленинский районный суд г. Кемерово о принудительной госпитализации младенца.

Как указал врач, в настоящее время установлено, что новая коронавирусная инфекция передается контактно-бытовым способом (при этом вирус живет на поверхностях 72 часа), а также воздушно-капельным путем и является высококонтагиозной, то есть «может распространиться по вентиляционной системе на все здание обсерватора».

Истец также отметил, что лица, прибывшие в страну из-за рубежа, при появлении признаков инфекционного заболевания подлежат обязательному исследованию на COVID-19 немедленно в любой день наблюдения и, если результат будет отрицательным, на 10-й день с момента прибытия в страну. При этом, пояснил врач, на момент подачи иска о принудительной госпитализации окончательное исследование не проведено, поэтому исключать наличие коронавирусной инфекции у мальчика нельзя.

Судебное заседание в мессенджере

Согласно протоколу судебного заседания (имеется у редакции), административные ответчики участвовали «посредством связи WhatsApp». В решении Ленинского районного суда упоминание об использовании мессенджера отсутствует, однако отец мальчика зафиксировал процесс оглашения решения на видео при помощи второго телефона («АГ» ознакомилась с этой записью).

В ходе рассмотрения дела представитель кемеровского управления Роспотребнадзора сообщила, что у всей семьи взяты анализы на COVID-19, однако на момент рассмотрения административного иска протоколы с результатами исследования еще не получены. Родители А. пояснили, что за все время пребывания в кемеровском обсерваторе температура ребенка была не выше 36,8 градусов. Супруги настаивали на отсутствии оснований для госпитализации в инфекционную больницу, считая, что могут сдать повторный анализ на COVID-19 на десятые сутки пребывания в обсерваторе.

В решении от 8 апреля 2020 г. (имеется у «АГ») суд отметил, что согласно ч. 1 ст. 33 Закона о санитарно-эпидемиологическом благополучии населения больные инфекционными заболеваниями, лица с подозрением на такие заболевания и контактировавшие с больными инфекционными заболеваниями лица, а также лица, являющиеся носителями возбудителей инфекционных болезней, подлежат лабораторному обследованию и медицинскому наблюдению или лечению и, в случае если они представляют опасность для окружающих, обязательной госпитализации или изоляции в порядке, установленном законодательством РФ. При этом одним из таких случаев является наличие у гражданина заразной формы инфекционного заболевания и факт уклонения от обследования в целях выявления опасного инфекционного заболевания.

Сославшись на закрепленную в ч. 4 ст. 2 КАС возможность применения аналогии закона, суд посчитал, что к прямо не урегулированному производству по административным делам о помещении гражданина под медицинское наблюдение в недобровольном порядке в условиях угрозы завоза и глобального распространения новой коронавирусной инфекции подлежат применению главы 30, 31, 31.1 КАС. Указанные нормы посвящены защите интересов несовершеннолетнего в случае отказа законного представителя от необходимого для спасения жизни медицинского вмешательства, а также недобровольной госпитализации в психиатрический стационар и противотуберкулезную организацию.

Суд отметил, что Постановлением Правительства РФ от 31 января 2020 г. перечень заболеваний, представляющих опасность для окружающих, дополнен коронавирусной инфекцией (2019-nCoV). В соответствии с п. 1.5 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 30 марта 2020 г. лица, вернувшиеся в РФ с признаками респираторных заболеваний, в обязательном порядке подлежат лабораторному исследованию на COVID-19. При этом руководителям органов исполнительной власти субъекта РФ в области охраны здоровья поручено обеспечить соблюдение противоэпидемического режима, исключающего риски заражения коронавирусной инфекцией в обсерваторах.

Более того, п. 4.3 постановления Главного государственного санитарного врача РФ от 18 марта 2020 г. обязывает указанных лиц обеспечить немедленную госпитализацию в стационар инфицированных больных, а также забор биологического материала для лабораторного исследования при появлении любых симптомов инфекционного заболевания у находящихся в изоляции лиц и контактирующих с ними. Кроме того, согласно Рекомендациям Роспотребнадзора по организации работы обсерватора для лиц, прибывших из регионов, неблагополучных по COVID-19, при выявлении в обсерваторе больного с симптомами, не исключающими наличие у него этой инфекции, такого гражданина переводят в медицинскую организацию инфекционного профиля.

Изучив обстоятельства дела, суд пришел к выводу, что нахождение ребенка на территории Таиланда, отсутствие результатов анализа на коронавирусную инфекцию и установление врачом-инфекционистом признаков не исключающего ее респираторного заболевания в совокупности подтверждают необходимость обязательного медицинского наблюдения ребенка в стационарных условиях. «Доводы административного ответчика о том, что коронавирусная инфекция на момент рассмотрения настоящего спора не подтверждена, не могут служить основанием для отказа в удовлетворении административного иска, так как ответчиками не представлено суду доказательств об отсутствии положительного анализа на коронавирусную инфекцию», – указал суд.

На этом основании было принято решение о госпитализации ребенка вместе с матерью в инфекционную больницу в недобровольном порядке.

Качество связи не позволило ответчику понять, что у него есть адвокат

Владимир Васин рассказал «АГ», что в самом начале судебного заседания, проведенного с помощью мессенджера WhatsApp, отец ребенка заявил ходатайство об ознакомлении со всеми материалами административного дела, но суд отказал и тем самым лишил родителей возможности полноценно подготовиться к судебному разбирательству. В апелляционной жалобе адвокат указал, что суд нарушил право законных представителей ребенка на ознакомление со всеми материалами административного дела («АГ» ознакомилась с содержанием жалобы).

После отказа в удовлетворении первого ходатайства В. попросил допустить к участию в деле Владимира Васина в качестве своего представителя. По словам адвоката, суд прервал заседание на час, хотя изначально объявил перерыв на 15 минут, а после возобновления заседания отказал в удовлетворении заявления. Поскольку отказ не был надлежащим образом обоснован, Владимир Васин при апелляционном обжаловании указал на нарушение права ответчика на защиту. По мнению адвоката, избрание судом видеозвонка в WhatsApp в качестве способа проведения заседания предполагает возможность подключения представителя ответчика к участию в групповом видеозвонке.

Владимир Васин полагает, что «отвратительным качеством видео-конференц-связи» суд нарушил принцип непосредственного участия ответчика в судебном заседании. Адвокат пояснил, что многие фразы, в том числе слова судьи, не были слышны. Например, о том, что после первого перерыва суд по своему усмотрению пригласил адвоката (представителя) по назначению, ответчик узнал, только когда прослушал оглашение решения суда на видеозаписи несколько раз. Техническое качество связи по WhatsApp не позволило В. понять, что суд назначил ему адвоката, подчеркнул Владимир Васин. Кроме того, добавил он, суд не предоставил ответчику возможность поговорить с назначенным защитником и согласовать позицию. «В судебном заседании я принял назначенного мне адвоката за медицинского эксперта. Вот такая была связь», – привел слова В. адвокат.

Владимир Васин обратил внимание и на то, что, суд незаконно возложил на ответчиков бремя доказывания, об этом говорит фраза: «так как ответчиками не представлено суду доказательств об отсутствии положительного анализа на коронавирусную инфекцию». Он указал, что родители мальчика узнали о судебном заседании за час до его начала. Соответственно, супруги были лишены не только права на ознакомление с материалами дела, но и права на подготовку к судебному заседанию.

Владимир Васин также отметил, что из вводной части обжалуемого решения можно сделать вывод, что родители мальчика в заседании не участвовали, что не соответствует действительности. При этом определение о проведении судебного заседания посредством видео-конференц-связи WhatsApp ответчикам вручили, заметил адвокат.

Комментарий адвоката

Владимир Васин полагает, что мальчика госпитализировали незаконно: «Подозрение на наличие коронавируса не было обосновано объективными данными. Здорового ребенка поместили в инфекционный стационар только на основании письменного осмотра врача-инфекциониста».

Адвокат рассказал «АГ», что уже 11 апреля были известны результаты трех отрицательных тестов ребенка на COVID-19. При этом мальчика с матерью выписали только 14 апреля – через две недели после возвращения из Таиланда. «Пациента необходимо выписывать при получении двукратного отрицательного результата. То, что ребенок здоров, было ясно после второго теста. При таких обстоятельствах, я считаю, нужно было выписывать и освобождать немедленно, а не ждать истечения 14 дней», – подчеркнул Владимир Васин.

По его словам, прекращение принудительной госпитализации на процесс обжалования решения суда первой инстанции не повлияет. Ответчики планируют добиться отмены незаконного акта в любом случае. Адвокат отметил, что целями отмены акта о принудительной госпитализации являются не только последующее взыскание компенсации и формирование позитивной судебной практики, но и принцип.