16.07.2021 Взыскание платы за услуги по передаче электрической энергии в случае изменения точек поставки Закон ру

По общему правилу сетевые организации получают плату за услуги по передаче электроэнергии по установленным им тарифам по тем объектам электросетевого хозяйства, которые учитывались регулирующим органом при принятии тарифного решения.

Действующее законодательство не содержит запрета для организации, осуществляющей регулируемый вид деятельности, увеличивать вследствие совершаемых сделок (купли-продажи, аренды) состав электросетевого оборудования для осуществления своей хозяйственной деятельности по оказанию услуг по передаче электрической энергии в текущем периоде тарифного регулирования, и не возлагает в этом случае на такую организацию обязанности по обращению к регулирующему органу за изменением этого тарифного решения.

Подобные изменения не влекут пересмотр установленных для сетевой организации тарифов в течение срока его действия.

Применение котловой модели тарифного регулирования не исключает риски, связанные с отклонением фактических величин от прогнозных, что может быть связано, в том числе с использованием объектов электросетевого хозяйства, поступивших в законное владение сетевой организации в течение периода регулирования, а также с появлением дополнительных или изменением существующих точек поставки.

В соответствии с Определением Верховного Суда РФ от 21.03.2017 N 308-ЭС17-1987 по делу N А32-47976/2014 если возникновение новых точек поставки вызвано объективными причинами в связи с обычной хозяйственной деятельностью территориальных сетевых организаций и это повлекло увеличение объема котловой выручки, то сетевые организации, оказывавшие услуги по данным точкам, вправе претендовать на получение дополнительного дохода. Объективно возникающий в этом случае дисбаланс корректируется впоследствии мерами тарифного регулирования, которыми предусмотрено возмещение убытков регулируемым организациям в последующих периодах регулирования при наличии неучтенных расходов, понесенных по не зависящим от этих организаций причинам (п. 7 Основ ценообразования, п. 20 Методических указаний N 20-э/2). При этом само по себе отсутствие при установлении тарифа тех или иных потребителей либо точек поставки автоматически не означает невозможность оплаты услуг по передаче электроэнергии во всех случаях.

Как указывают суды при рассмотрении спора об оплате услуг по передаче электроэнергии решающее правовое значение приобретают конкретные фактические обстоятельства дела. В частности, необходимо принимать во внимание, по каким причинам и вследствие каких обстоятельств в договоре на оказание услуг по передаче электроэнергии и (или) в индивидуальном тарифе отсутствуют конкретные потребители или точки поставки. При этом при рассмотрении конкретных споров необходимо учитывать схему договорных правоотношений, конкретные условия договора, а также добросовестность поведения сторон, как при его заключении, так и при его исполнении, а также добросовестность поведения сторон на рынке энергоснабжения при оказании услуг по передаче электроэнергии. Приобретение объектов электросетевого хозяйства в течение тарифного периода не должно носить формальный характер, а должно с учетом фактических обстоятельств преследовать цель реального использования данного имущества для оказания услуг по передаче электрической энергии.

Обязательства сторон по договору, в том числе по оплате, определяются с учетом произошедших изменений точек приема, отпуска (поставки), а также состава потребителей гарантирующего поставщика (ЭСО) для которых производится передача электрической энергии и мощности, начиная с даты уведомлений о данных изменениях (ст. 421431 Гражданского кодекса Российской Федерации). При этом отсутствие в последующем подписания сторонами дополнительного соглашения к указанному договору по смыслу названного пункта само не влечет освобождение ответчика от обязанности оплатить стоимость услуг, фактически оказанных исполнителем с учетом увеличения точек поставки.

Действующее законодательство также не содержит запретов по внесению изменений в договор оказания услуг по передаче электроэнергии в части изменения состава используемого оборудования (Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 21.03.2017 N Ф09-9099/15 по делу N А50-6776/2015; Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 10.03.2017 N Ф09-11453/15 по делу N А50-6777/2015).

Важные выводы о доказывании недобросовестности в таких случаях сделаны в Определении Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда РФ от 26.10.2015 N 304-ЭС15-5139 по делу N А27-18141/2013.

Как указал Верховный Суд, если новые точки поставки или новые объекты электросетевого хозяйства появились у сетевой организации в результате перераспределения точек, учтенных в тарифном решении (при том, что котловая выручка не изменилась), то расчет держателя котла с сетевой организацией должен быть произведен таким образом, чтобы оплата не внесла дисбаланс в распределение котловой выручки и не повлекла с неизбежностью убытки для держателя котла. В частности, не исключается возможность оплаты по индивидуальному тарифу, установленному для расчетов с прежней сетевой организацией. Этот вывод следует из того, что законодательством установлены равные критерии оценки обоснованности затрат на оказание услуг по передаче электроэнергии по одним и тем же объектам электросетевого хозяйства вне зависимости от их принадлежности к конкретной сетевой организации. К тому же законодательством в ряде случаев допускается распределение между сетевыми организациями котловой выручки, при котором не нарушается по существу экономическое обоснование тарифного решения и не применяется механизм корректировки выручки (пункты 6, 18 Правил N 1178).

Кроме того, если действия по изменению точек поставки совершены по соглашению между сетевой организацией и ее контрагентом, то оценке подлежит преследуемая ими цель.

Законодательство гарантирует субъектам электроэнергетики соблюдение их экономических интересов в случае осуществления ими деятельности разумно и добросовестно. В то же время действия, совершенные по воле сетевой организации, направленные на изменение без объективных причин заложенных при формировании тарифа параметров, влекущие такие последствия, как кратное необоснованное увеличение фактической валовой выручки этой сетевой организации по сравнению с плановой НВВ, дисбаланс тарифного решения, убытки одних сетевых организаций и неосновательные доходы других, что не согласуется ни с интересами субъектов электроэнергетики, ни с общими принципами организации экономических отношений и основами государственной политики в сфере электроэнергетики, могут квалифицироваться как недобросовестные.

Действия сетевой организации могут квалифицироваться как злоупотребление правом, если они направлены исключительно на обход правовых норм о государственном регулировании цен и подрыв баланса интересов потребителей услуг и иных сетевых организаций.

Данные выводы были развиты в Постановлении Арбитражного суда Уральского округа от 14.11.2018 N Ф09-5840/18 по делу N А76-14375/2017, в соответствии с которым отсутствие обстоятельств, указывающих на вынужденность действий по аренде (в деле фигурировала аренда новых сетей) и использованию дополнительных сетей, ведут к отсутствию правовых оснований для взыскания платы за оказание услуг по передаче электрической энергии, поскольку последствием действий территориальной сетевой организации явилось увеличение нагрузки на котловую выручку без дополнительных источников ее пополнения и перераспределение этой выручки в свою пользу вопреки принятому тарифному решению.

Сетевая организация как профессиональный участник рынка электроэнергетики должна соотносить экономические последствия своих действий с правилами взаиморасчетов за услуги по передаче электроэнергии, так как свобода ее деятельности ограничена государственным регулированием и не должна нарушать права иных участников котловой модели. Риск наступления неблагоприятных последствий экономических решений сетевой организации, своей волей принявшей в пользование дополнительные сети, должен лежать на этом лице.

Последствия хозяйственного решения (убытки в виде недополучения ожидаемой прибыли и последующая оценка регулирующим органом обоснованности убытков) относятся к рискам лица, приобретающего дополнительное оборудование. Переложение этого риска на иных лиц, не участвовавших в принятии этого решения, противоречило бы пункту 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. В связи с этим сетевая организация должна обращаться в регулирующий орган с требованием об учете убытков и их компенсации в последующих периодах регулирования (пункт 7 Основ ценообразования пункт 20 Методических указаний).

Таким образом:

1) если точки поставки появились в результате перераспределения точек поставки, ранее учтенных в тарифном решении, и котловая выручка не изменилась, либо если в результате появления точек поставки увеличилась котловая выручка, либо точки поставки появились по объективным — не зависящим от владельца соответствующих объектов — причинам, то отказ в оплате услуг по передаче электрической энергии через эти точки неправомерен;

2) если в результате появления точек поставки выросла нагрузка на котловую выручку, котловая выручка уменьшилась или появились убытки одних сетевых организаций и необоснованные доходы других, то отказ правомерен.

При этом дисбаланс в тарифном регулировании, возникший вследствие появления спорных точек поставки, подлежит учету в следующем тарифном периоде с обязательной оценкой регулирующим органом обоснованности убытков.