16.12.2020 КС: При решении вопроса о замене неотбытой части наказания учитываются и взыскания, полученные в СИЗО АГ НОВОСТИ

Суд считает, что нужно обращать внимание на поведение осужденного не только после вынесения приговора, но и при содержании под стражей
Один из адвокатов считает, что из-за дисциплинарного взыскания, наложенного до вынесения приговора, нельзя отказывать в удовлетворении ходатайства о замене неотбытой части наказания. По мнению другого, суды «выставляют» завышенные требования к применению института освобождения от наказания, а КС в данном случае не стал разбираться с этим.

Конституционный Суд отметил, что при решении вопроса о замене неотбытой части наказания нужно учитывать в том числе и взыскания, назначенные в СИЗО еще до вынесения приговора (Определение № 2588-О/2020).

Поскольку суды общей юрисдикции отказались удовлетворить ходатайство Сергея Федешова о замене неотбытой части наказания более мягким его видом, мужчина оспорил конституционность ч. 4 ст. 80 УК и ч. 1 ст. 175 УИК. Они, по мнению заявителя, позволяют отказать осужденному из-за единственного дисциплинарного взыскания, наложенного в СИЗО, еще до вынесения приговора, а также из-за того, что осужденный не принял должные меры к погашению гражданского иска.

Признавая жалобу недопустимой, КС указал, что в соответствии с ч. 4 ст. 80 УК при рассмотрении ходатайства о замене неотбытой части наказания более мягким его видом суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе, труду и к совершенному деянию, а также то, что осужденный частично или полностью возместил ущерб или по-другому загладил вред от преступления. «Соответственно, учету подлежит и поведение осужденного в период содержания его под стражей до вынесения приговора и вступления его в законную силу, засчитываемое в срок лишения свободы», – считает Конституционный Суд.

Однако, напомнил он, в Постановлении Пленума ВС от 21 апреля 2009 г. № 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» сказано: наличие у осужденного взысканий само по себе не свидетельствует о необходимости дальнейшего отбывания наказания.

Что касается ч. 1 ст. 175 УИК, то она устанавливает порядок обращения осужденного в суд с ходатайством об УДО и не регламентирует обращение осужденного в суд с ходатайством о замене неотбытой части наказания более мягким его видом, отметил КС (вероятно, заявитель хотел оспорить ч. 3 этой статьи).

По мнению адвоката АК «Бажинов и Партнеры» Георгия Скурятина, определение КС является законным и обоснованным: «Требования ст. 80 УК и 175 УИК ранее многократно проверялись Судом и признавались соответствующими Конституции. Несмотря на некоторые вопросы, возникающие в ходе рассмотрения судами ходатайств в порядке ст. 80 УК, – связанные главным образом с оценкой поведения осужденного и злостности допущенных им нарушений – данные нормы работают и позволяют заменить неотбытую часть наказания более мягким видом наказания лицам, возместившим причиненный преступлением вред полностью или частично и вставшим на путь исправления.

Однако дисциплинарное взыскание, наложенное на Сергея Федешова в следственном изоляторе, не может быть поводом для отказа в удовлетворении ходатайства о замене, считает адвокат. «Нарушение было допущено до вынесения приговора, в период, когда наказание назначено не было, а значит, заявитель его еще не отбывал», – пояснил Георгий Скурятин.

При этом, добавил он непринятие осужденным должных мер к погашению гражданского иска является законным поводом для отказа в удовлетворении такого ходатайства. «Частичное или полное возмещение вреда является одним из основных условий применения ст. 80 УК РФ к осужденному», – подчеркнул адвокат.

Управляющий партнер АБ «Правовой статус» Алексей Иванов считает, что сложности, связанные с УДО и заменой неотбытой части наказания более мягким его видом, относятся к правопониманию и правоприменению. «Проблем здесь несколько. Первая – существующий порядок формально позволяет претендовать на такое освобождение от наказания, но на практике реализовать это право сложно. С одной стороны, Основной Закон закрепил возможность каждого осужденного просить о смягчении назначенного ему наказания. С другой, применение этого института ставится в зависимость от оценки судом поведения осужденного, его отношения к учебе и труду в период отбывания наказания, к совершенному деянию и возмещения причиненного ущерба или заглаживания вреда, причиненного в результате преступления», – отметил адвокат.

С этим связана и другая проблема: если осужденный получил дисциплинарное взыскание после обращения в суд, не возместил ущерб или не загладил вред, как правило, суды отказывают в освобождении от наказания. «В качестве решающих аргументов они указывают на невыполнение осужденным этих условий. Подобное свидетельствует об искаженном правоприменении и нарушении конституционных прав осужденных. Поскольку у них нет безусловной обязанности выполнять эти условия», – считает Алексей Иванов. Иными словами, суды «выставляют» завышенные требования к применению института освобождения от наказания, а КС в данном случае не стал разбираться с этим, заключил адвокат.

Екатерина Коробка