16.12.2021 Верховный Суд разъяснил применение положений гл. 49 УПК АГ НОВОСТИ

Пленум ВС принял постановление о применении судами норм, регулирующих возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по заключению прокурора

14 декабря Пленум ВС принял постановление о применении судами норм гл. 49 УПК, регулирующих возобновление производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств по заключению прокурора. Ранее документ был отправлен на доработку в редакционную комиссию.

«С учетом того, что гл. 49 УПК составлена достаточно схематично и содержит очевидные противоречия, что данная стадия никогда не являлась предметом разъяснений Пленума Верховного Суда РФ или СССР, постановление одно из наиболее ожидаемых», – отметил адвокат АП Вологодской области Артем Валеев.

В п. 1 ВС обратил внимание на то, что это самостоятельная стадия уголовного судопроизводства, которая выступает в качестве процессуального механизма, дополняющего иные способы обеспечения правосудности приговоров и других судебных решений и устранения судебных ошибок. Возобновление судом производства по заключению прокурора может осуществляться после вступления в законную силу судебных решений, о пересмотре которых ставится вопрос, независимо от того, были ли они предметом рассмотрения в судах апелляционной, кассационной или надзорной инстанций.

Согласно п. 3 постановления, вновь открывшимися признаются обстоятельства, которые существовали на момент вступления приговора, определения, постановления суда в законную силу, но не были известны суду. По смыслу закона к таким обстоятельствам относятся преступные действия не только потерпевшего, свидетеля, эксперта, переводчика, дознавателя, следователя, прокурора, судьи, но и других участников производства по данному уголовному делу и лиц, не являющихся таковыми, если эти действия повлекли постановление незаконного, необоснованного или несправедливого приговора, вынесение незаконного или необоснованного определения, постановления суда (например, преступные действия специалиста, давшего заведомо ложное заключение; защитника, представившего в качестве доказательства заведомо подложный документ; лица, принудившего свидетеля или потерпевшего к даче заведомо ложных показаний).

Говоря о п. 3, адвокат КА «Галоганов и партнеры» Юрий Катейкин заметил, что при этом ВС в п. 1 подчеркнул, что совершенно не имеет значения, рассматривали ранее вышестоящие судебные инстанции данные обстоятельства или нет.

По смыслу п. 5 документа новыми обстоятельствами являются не известные суду на момент вынесения судебного решения:

  • обстоятельства, исключающие преступность и наказуемость деяния;
  • обстоятельства, подтверждающие наступление в период рассмотрения уголовного дела судом или после вынесения судебного решения новых общественно опасных последствий инкриминируемого обвиняемому деяния, являющихся основанием для предъявления ему обвинения в совершении более тяжкого преступления;
  • иные обстоятельства.

Артем Валеев с сожалением отметил, что в постановление не вошли положения о том, что новыми являются только такие фактические обстоятельства, которые не были ранее предметом исследования по делу в силу объективных причин, а не в результате упущения со стороны органов предварительного расследования. Ранее Верховный Суд неоднократно обосновывал свои решения данным положением, например в Постановлении Президиума ВС от 24 ноября 2010 г. по уголовному делу № 228П10ПР, Определении Судебной коллегии по уголовным делам ВС от 26 марта 2013 г. № 18-Д13-16. «Полагаю, что это может повлечь очередные попытки использования органами уголовного преследования данного механизма как способа восполнения недостатков их работы», – заметил адвокат.

Отмечается, что к иным новым обстоятельствам могут быть отнесены, в частности, установленные в ходе расследования, проведенного в соответствии с ч. 4 ст. 415 УПК, обстоятельства, не известные ранее суду, свидетельствующие о непричастности осужденного к совершению преступления или о совершении им менее тяжкого преступления.

Юрий Катейкин заметил, что законодателем не до конца раскрыто понятие «иных новых обстоятельств», а сам процесс возобновления носит «избирательный» характер, зачастую блокируется процессуальными формальностями, ошибочным применением процессуальных норм на местах. К примеру, суды формально могли сослаться на то обстоятельство, что ранее доводы уже были предметом проверки во всех судебных инстанциях, включая надзорную инстанцию.

Согласно п. 6 постановления не могут считаться новыми обстоятельствами изменения, внесенные в нормативный правовой акт, указанный в диспозиции бланкетной нормы Особенной части УК, вследствие которых устраняется преступность деяния или улучшается иным образом правовое положение лица, его совершившего. В таких случаях вопрос об освобождении осужденного от наказания или о смягчении наказания на основании ст. 10 УК разрешается судом в порядке исполнения приговора по правилам гл. 47 УПК.

С учетом того что по делам о преступлениях с административной преюдицией (например, предусмотренных ст. 264.1, 314.1 УК) обстоятельства, послужившие основанием для назначения лицу административного наказания, не предопределяют выводы суда о его виновности в совершении преступления, которая устанавливается на основе всей совокупности доказательств, проверенных и оцененных посредством уголовно-процессуальных процедур, отмена постановления о назначении осужденному административного наказания не является иным новым обстоятельством.

ВС указал, что также не относится к числу новых обстоятельств, влекущих пересмотр по нормам гл. 49 УПК приговора или иного итогового судебного решения, постановленного в особом порядке судебного разбирательства (гл. 40, 40.1 УПК), изменение объема обвинения и (или) юридической квалификации деяния, имевшее место по результатам рассмотрения в общем порядке уголовного дела в отношении лиц, совершивших данное преступление в соучастии. Пересмотр вступивших в законную силу судебных решений по таким уголовным делам осуществляется по правилам кассационного и надзорного производства.

По мнению Юрия Катейкина, важное значение имеет разъяснение в п. 8 о механизме обжалования действий прокурора, который отказал в возбуждении производства ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств.

Так, с учетом положений ч. 1 ст. 125 УПК жалоба подлежит рассмотрению районным судом (гарнизонным военным судом) по месту нахождения прокурора, на решение которого подана жалоба. ВС указал, что к заинтересованным лицам, имеющим право обжаловать решение прокурора, относятся, в частности: осужденные, их защитники и законные представители, родственники осужденного после его смерти (в целях его реабилитации), потерпевшие, их законные представители и представители, иные лица, чьи интересы непосредственно затрагиваются обжалуемым решением.

В п. 10 Пленум ВС отметил, что сведения, содержащиеся в соображениях Комитета ООН по правам человека, мнении Рабочей группы по произвольным задержаниям Совета ООН по правам человека, являются достаточными поводом и основанием для вынесения прокурором постановления о возбуждении производства ввиду новых обстоятельств, если выявленные этими органами нарушения положений международных договоров РФ не могут быть исправлены в другом порядке, а их устранение необходимо для обеспечения правосудности вступившего в законную силу судебного решения.

Согласно п. 12 постановления, в случае если жалоба на постановление прокурора о прекращении производства, возбужденного ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, подана осужденным, отбывающим наказание в виде лишения свободы и заявившим ходатайство об участии в рассмотрении жалобы, ему обеспечивается возможность участвовать в судебном заседании и изложить свою позицию непосредственно либо путем использования систем видео-конференц-связи. Осужденному также должно быть разъяснено право пользоваться помощью адвоката, в том числе по назначению суда. Отказ от помощи адвоката должен быть выражен им в письменной форме.

В п. 13 ВС указал, что в соответствии с положениями ст. 417 УПК заключение прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств рассматривается судом, вынесшим судебное решение, о пересмотре которого ставится вопрос в заключении прокурора, за исключением приговора и постановления мирового судьи, подлежащих пересмотру районным судом.

Если приговор, определение, постановление суда первой инстанции являлись предметом проверки в апелляционном и (или) кассационном порядке либо в порядке надзора, то заключение прокурора рассматривается судом, вынесшим последнее судебное решение. Например, отметил ВС, если приговор районного суда был предметом проверки в апелляционном порядке в областном суде и уголовное дело судом кассационной инстанции не рассматривалось, то заключение прокурора подлежит рассмотрению судебной коллегией по уголовным делам областного суда; если уголовное дело в кассационном порядке рассматривалось в судебном заседании кассационным судом общей юрисдикции, то заключение подается прокурором в тот же суд (п. 3 ч. 3 ст. 28, п. 2 ч. 4 ст. 23.6 Закона о судах общей юрисдикции).

С заключением о возобновлении производства по делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в кассационный суд общей юрисдикции (кассационный военный суд) вправе обратиться прокурор субъекта РФ, а также приравненные к нему военные и другие специализированные прокуроры и их заместители.

Адвокат АК «Рязанцев Лигал Групп» Александр Рязанцев указал, что данным пунктом предлагается возложить рассмотрение вопросов, связанных с производством по вновь открывшимся обстоятельствам, на прокуроров субъектов РФ и приравненных к ним прокуроров в случае, если заключение по итогам такого производства подлежит подаче в кассационный суд общей юрисдикции. «Это, видимо, связано с разъяснением, предлагаемым тем же п. 13, согласно которому надлежащим судом, разрешающим эти вопросы, будет суд, который вынес последний судебный акт, разрешающий дело по существу. Однако, учитывая, что, как правило, сейчас львиная доля уголовных дел проходит через сплошную кассацию, последним судебным актом будет именно решение в порядке сплошной кассации кассационного суда общей юрисдикции. Следовательно, основная нагрузка по данным производствам ляжет именно на такой суд и, соответственно, на прокуратуру субъекта. Вопрос: насколько органы прокуратуры готовы будут без формализма подойти к разрешению обращений граждан, связанных с вновь открывшимися обстоятельствами?» – спрашивает он.

В тех случаях, когда в заключении прокурора ставится вопрос о пересмотре судебных решений с поворотом к худшему, суду надлежит проверять соблюдение сроков, установленных в ч. 3 ст. 414 УПК, указал ВС.

В постановлении отмечается, что днем начала течения таких сроков в случаях, указанных в ч. 3 ст. 413 УПК, является день вступления в силу приговора, определения, постановления суда в отношении лица, виновного в преступных действиях, совершенных в ходе уголовного судопроизводства (п. 1 ч. 4 ст. 414 УПК), а в случаях, указанных в п. 2.1 и 3 ч. 4 ст. 413 УПК, – день подписания прокурором заключения о необходимости возобновления производства ввиду новых обстоятельств (п. 4 ч. 4 ст. 414 УПК).

Как заметил Юрий Катейкин, в п. 16 ВС разъясняет, что из смысла закона следует, что, если итоговое решение, к примеру приговор, было предметом проверки в вышестоящих инстанциях, заключение прокурора о возобновлении производства рассматривается судебным органом, который вынес последнее процессуальное решение по делу. При этом ВС допускает принятие судом решений, не предусмотренных в специальной норме – ст. 418 УПК. Например, допускает изменения исследуемого решения в части, передачу дела на новое рассмотрение и возвращение прокурору. «Надеюсь, исследуемые рекомендации будут способствовать сокращению сроков рассмотрения дел данной категории», – указал адвокат.

В п. 18 ВС указал: отменяя по заключению прокурора обвинительный приговор или иное судебное решение с передачей уголовного дела на новое судебное разбирательство либо с возвращением его прокурору, суд в целях охраны прав и законных интересов участников уголовного судопроизводства и надлежащего проведения судебного заседания в разумные сроки обязан по ходатайству прокурора или по собственной инициативе решить вопрос о мере пресечения в отношении обвиняемого, находящегося в местах лишения свободы.

При этом суд вправе при наличии к тому оснований избрать любую из предусмотренных ст. 98 УПК мер пресечения при условии, что она обеспечит достижение указанных целей. Если судом принято решение о применении меры пресечения в виде заключения под стражу, домашнего ареста или запрета определенных действий с установлением запрета выходить в определенные периоды времени за пределы жилого помещения, в котором это лицо проживает, то в резолютивной части определения (постановления) указываются конкретный разумный срок действия меры пресечения в пределах, установленных ст. 105.1, 109 и 255 УПК, и дата его окончания, а в описательно-мотивировочной части – мотивы принятого решения.

Согласно п. 19 определение, постановление суда, принятые по заключению прокурора о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств в соответствии со ст. 418 УПК, вступают в законную силу с момента их вынесения и могут быть обжалованы сторонами по правилам гл. 47.1 УПК при наличии оснований, предусмотренных ст. 401.6, 401.15 УПК.

Юрий Катейкин рассказал о ситуации, когда юноша поступал в вуз, в который требовалась справка из базы данных о привлечении к уголовной ответственности. «К своему удивлению, он обнаружил, что давно привлечен к уголовной ответственности за тяжкое преступление и добросовестно отбывает наказание в местах лишения свободы. Соответственно, об этом вузе гражданину пришлось забыть и доказывать, что эта история к нему не имеет никакого отношения. Впоследствии выяснилось, что реально осужденный человек просто представил его анкетные данные, чтобы скрыть “опасный рецидив” в своих действиях», – рассказал адвокат.

По мнению Юрия Катейкина, ВС подготовил постановление, чтобы вовремя исправлять такие и другие ошибки, а также сформировать единообразную правоприменительную практику.

Марина Нагорная