17.01.20. Замена кода как повышение дохода? О злоупотреблении правом таможенным органом. АГ.

Замена кода как повышение дохода?

О злоупотреблении правом таможенным органом
Курочкин Константин
Курочкин Константин

Член Совета ТПП РФ по таможенной политике, почетный адвокат АП Московской области
Материал выпуска № 1 (306) 1-15 января 2020 года.

В настоящей статье автор на примере из собственной адвокатской практики освещает проблему увеличения споров, связанных с таможенной классификацией товаров, перемещаемых через таможенную границу. В частности, речь идет о делах об оспаривании решений таможенных органов об изменении классификационного кода товара, повлекших доначисление таможенных платежей в связи с неверной, по мнению таможенного органа, классификацией товара.

В последние 10 лет отмечается существенный рост числа споров, связанных с таможенной классификацией товаров, перемещаемых через таможенную границу, в соответствии с единой Товарной номенклатурой внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза (далее – ТН ВЭД ЕАЭС).

Как известно, классификация товаров в таможенных целях – это определение их классификационных кодов по ТН ВЭД ЕАЭС, а иными словами – отнесение товаров к конкретным товарным позициям для целей определения мер тарифного регулирования. В отношении каждого вида товара устанавливается своя конкретная ставка таможенной пошлины. Так, например, исходя из экономических интересов государства в отношении некоторых товаров, которые не производятся в стране, но нужны на потребительском рынке, может быть установлена ставка пошлины 0% от таможенной стоимости товара. В случае же если товар присутствует на внутреннем рынке в избытке, то исходя из экономической целесообразности в отношении этого товара может быть установлена повышенная процентная ставка таможенной пошлины. Код товара всегда заявляет декларант (лицо, перемещающее товар через границу). Таможенные органы же осуществляют проверку правильности указания этого кода декларантом. Соответственно, в случае если таможенный орган посчитает, что код товара заявлен декларантом неверно, то он сам принимает решение по классификации товаров по форме, определенной законодательством государств – членов ЕАЭС.

Если в результате неправильного заявления кода товара декларантом произошло фактическое занижение размера таможенных пошлин и налогов, подлежащих уплате, то такие таможенные пошлины и налоги подлежат доначислению таможенным органом. Однако, как говорили древние: applicatio legis non excludit abusus («применение закона не исключает злоупотребления»). Это означает применительно к рассматриваемой нами ситуации, что у правоприменителя (таможенного органа) зачастую возникает соблазн изменения кода товара на другой, имеющий более высокую ставку таможенной пошлины, что влечет увеличение сумм таможенных платежей. В итоге, как представляется, проблема увеличения количества споров по данной категории дел, на мой взгляд, лежит в плоскости необходимости максимального сбора таможенных платежей таможенными органами, т. е., в максимальном наполнении федерального бюджета реальными денежными средствами, а не в плоскости борьбы с неправильной классификацией товаров декларантами. Иными словами, именно это вызывает повышенную активность таможенных органов в изменении кодов товаров, заявленных декларантами, на иные классификационные коды товаров по ТН ВЭД ЕАЭС, которые облагаются более высокими ставками таможенных пошлин. Таких примеров множество, при этом, естественно, не всегда такая замена кодов представляется оправданной экономически, поскольку интерес правоприменителя (таможенного органа) в сборе таможенных платежей любыми средствами зачастую не отвечает экономическим интересам государства, направленным на насыщение внутреннего рынка высокотехнологическим оборудованием, включая медицинские изделия, которые не производятся в стране. Полагаю, что наличие этой проблемы можно подтвердить как общей судебной статистикой по арбитражным делам, вытекающим из административных правоотношений, так и конкретным примером из моей адвокатской практики.

Итак, суть дела, которое выбрано для примера, заключалась в следующем.

Пример. С 2015 г. одна из российских медицинских компаний (наименование не приводится с целью соблюдения конфиденциальности, далее – Компания) осуществляла импорт в Российскую Федерацию медицинских изделий, а именно систем фиксации для стабилизации позвоночника в шейном, грудном, поясничном и крестцовом отделах (имплантов), в том числе винтов моноаксиальных, винтов полиаксиальных, винтов блокирующих, стержней. Поскольку в Российской Федерации не изготовляются аналогичные системы, то они согласно российскому таможенному законодательству освобождаются от таможенных пошлин. В силу этого при декларировании в отношении указанных товаров Компанией заявлялся код ТВ ВЭД ЕАЭС 9021 39 900 0 (ставка таможенной пошлины 0%).

Однако в 2018 г. в результате камеральной проверки, проведенной таможенными органами (Алтайской и Шереметьевской таможнями), были выявлены якобы «признаки неверной классификации товара», приняты решения по классификации товаров по ТН ВЭД ЕАЭС. В отношении спорных товаров таможенным органом был определен код товара 9021 10 900 0 (ставка ввозной таможенной пошлины 5%). В этой связи следует отметить, что в соответствии с текстом ТН ВЭД к товарной субпозиции 9021 39 относятся «части тела искусственные прочие», а к товарной субпозиции 9021 10 относятся «приспособления ортопедические или для лечения переломов», включающие в себя собственно ортопедические приспособления, а также шины и прочие приспособления для лечения переломов. При этом одним из основных аргументов такой классификации таможенными органами являлось то, что в организме человека нет винтов, поэтому представленные изделия не могут быть классифицированы ими как «части тела искусственные прочие». Между тем таможенными органами не было учтено, что основное отличие искусственных частей тела от прочих ортопедических приспособлений заключается в том, что искусственная часть тела по существу является заменой всей или части дефектной части тела, тогда как ортопедические приспособления, не заменяя части тела, имеют вспомогательное предназначение, фиксируя дефектные части тела в определенном положении, а также обеспечивая и (или) предотвращая их деформацию.

Во исполнение решений по классификации товаров по ТН ВЭД ЕАЭС таможенный орган внес изменения в декларации на товары, что повлекло увеличение сумм таможенных платежей, подлежащих уплате Компанией, тем самым нарушив ее права и охраняемые законом интересы.

Не согласившись с решениями таможенных органов, Компания обратилась в специализированную Коллегию адвокатов «ТАМОЖЕННЫЙ АДВОКАТ» (г. Москва) за квалифицированной правовой помощью. По итогам изучения материалов, представленных Компанией, было признано необходимым обжаловать действия и решения по изменению классификации товаров таможенных органов в арбитражном суде.

В связи с этим следует отметить, что в случае неотмены в судебном порядке указанных решений о классификации товаров в отношении Компании возникли бы риски довзыскания якобы недоплаченных пошлин по предыдущим поставка за 3 предыдущих календарных года, привлечения к административной ответственности за нарушение таможенных правил по ч. 2 ст. 16.2 КоАП РФ (Недостоверное декларирование) по предыдущим поставкам за 2 предыдущих календарных года, а в случае если сумма неуплаченных таможенных платежей превысила бы 2 000 000 руб., то над ее должностными лицами нависла бы угроза привлечения к уголовной ответственности по ст. 194 УК РФ (Уклонение от уплаты таможенных платежей, взимаемых с организации или физического лица).

Исходя из реальности нависших над Компанией и ее должностными лицами рисков была подготовлена позиция по защите интересов Компании в арбитражном суде. Выработанная позиция строилась на том, что выбор конкретного кода ТН ВЭД основан на оценке признаков декларируемого товара, подлежащих описанию, а процесс описания связан с полнотой и достоверностью сведений о товаре (определенного набора сведений, соответствующих или не соответствующих действительности). Правовое значение при классификации товаров имеет их разграничение (критерии разграничения) по товарным позициям ТН ВЭД ЕАЭС в соответствии с Основными правилами интерпретации (ОПИ) ТН ВЭД. Толкование данных правил позволяет сделать вывод, что текст товарной позиции, наименование субпозиции рассматриваются как содержащие описание товара через указание его характеристик и объективных свойств.

Для подтверждения позиции по делу, а именно того, что спорные товары представляют собой части системы фиксации для стабилизации позвоночника в шейном, грудном, поясничном и крестцовом отделах, мною был привлечен независимый эксперт. В своем заключении эксперт подтвердил, что эта система, собранная из отдельных частей, конкретный набор которых вживляемых в тело человека определяется по индивидуальным медицинским показаниям, фактически выполняет функцию полной или частичной замены дефектных позвонков позвоночного столба человека. Указанная система остается в теле человека постоянно, выполняя частично функцию опорно-двигательного аппарата. Такое описание системы полностью соответствует описанию искусственных частей тела человека.

Исходя из предоставленного суду технического описания изделий, а также представленного в материалы дела заключения эксперта, арбитражный суд заключил, что «…они представляют собой части системы фиксации для стабилизации позвоночника в шейном, грудном, поясничном и крестцовом отделах; спинальная система – это транспедикулярная фиксация для стабилизации позвоночника в грудном, поясничном и крестцовом отделах с использованием объектов экспертизы (имплантов). Транспедикулярная фиксация является одной из методик оперативного лечения поврежденных сегментов позвоночного столба с помощью фиксации при различных патологиях позвоночника. После установки системы она частично или полностью заменяет собой функцию позвоночника как опоры в движении человеческого тела и головы. Фиксаторы позвоночника после установки этой системы становятся фактическими искусственными частями костной системы позвоночного столба человека; объекты относятся к классу изделий медицинского назначения, используемых для вживления в организм (имплант). Многократное использование изделий при их имплантировании в позвоночник человека невозможно, изъятие такой системы, имплантированной в позвоночник человека, по прошествии времени также невозможно».

К слову, как было установлено судом по данному делу, сами по себе винты, стержни и прочие аналогичные приспособления могут иметь различное предназначение, являясь как самостоятельными изделиями, так и частями других изделий.

Суд пришел также и к следующим выводам: «Ввезенные изделия (винты, стрежни, коннекторы), будучи представленными отдельно, не соответствуют описанию искусственных частей тела. Вместе с тем таможенный орган не учел, что эти изделия ввезены и заявлены декларантом как части транспедикулярной системы для фиксации позвоночника. Такая система, собранная из отдельных частей, конкретный набор которых вживляемых в тело человека определяется по индивидуальным медицинским показаниям, фактически выполняет функцию полной или частичной замены дефектных позвонков позвоночного столба человека. Указанная система остается в теле человека постоянно, выполняя частично функцию опорно-двигательного аппарата. Такое описание системы полностью соответствует описанию искусственных частей тела человека. Поскольку из текста пояснений к ТН ВЭД ЕАЭС следует, что части и принадлежности аппаратов или приспособлений данной товарной позиции также включаются в данную товарную позицию, следовательно, части системы для фиксации позвоночника должны включаться в ту же товарную позицию (субпозицию), что и сама система». Согласившись с позицией заявителя, арбитражный суд подтвердил, что таможенный орган произвел классификацию товаров по ТН ВЭД ЕАЭС в отсутствие достаточных оснований, заявленный декларантом код изделия по ТН ВЭД ЕАЭС 9021 39 900 0 полностью соответствует описанию ввезенных изделий с учетом технических характеристик и предназначения. Арбитражный суд установил, что оспариваемые классификационные решения не соответствуют закону, нарушают права и законные интересы Компании в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности, и признал эти решения незаконными. Решение вступило в силу согласно установленному порядку.

Отмечу, что успешное разрешение данного дела вытекает из правильного применения арбитражным судом Основных правил интерпретации (ОПИ) ТН ВЭД 1 и 6, которые связывают классификацию товаров в ТН ВЭД ЕАЭС с текстами товарных позиций и наименований субпозиций, а также соответствующих примечаний к разделам или группам.

К сожалению, анализ практики арбитражных судов РФ показывает неоднородность судебных решений по делам об оспаривании решений таможенных органов о доначислении таможенных платежей в связи с неверной, по мнению таможенного органа, классификацией товара. Возможно, новое постановление Пленума ВС РФ «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике в связи с вступлением в силу Таможенного кодекса Евразийского экономического союза», вышедшее 26 ноября 2019 г., позволит внести единообразие в практику. Эти вопросы будут рассмотрены в следующих статьях.