17.02.20. ВС РФ встал на сторону работника. Какие обстоятельства могут быть уважительными. АГ.

ВС РФ встал на сторону работника

Какие обстоятельства могут быть уважительными
Силинская Анна

Управляющий юрист Capital Legal Services
Материал выпуска № 3 (308) 1-15 февраля 2020 года.

Автор настоящего комментария к статье Елены Карсетской «Работник опоздал с иском» (см.: «АГ». 2020. № 3 (308)), отмечая, что конкретные основания для восстановления пропущенного работником срока для обращения с иском к работодателю не установлены трудовым законодательством, называет случаи, в которых суд может счесть причину пропуска установленного законом срока уважительной, в том числе приводит недавнее Определение ВС РФ, в котором судебная коллегия встала на защиту интересов работника, признав заслуживающим внимания обстоятельство, вытекающее из юридической неграмотности последнего, а также наличие у него правомерных ожиданий.

Установленный ст. 392 ТК РФ срок на обращение в суд, как неоднократно указывали Верховный и Конституционный Суды РФ, направлен на сохранение баланса интересов работника и работодателя.

Действительно, если бы к спорным отношениям применялись общие положения ГК РФ о трехгодичном сроке, работодатель постоянно находился бы под угрозой трудового спора с работниками, обстоятельства отсутствия нарушения прав которых может оказаться сложно или невозможно подтвердить в суде. Для работодателя такой сокращенный срок является гарантией предсказуемости и стабильности взаимоотношений с работниками, в том числе бывшими. С другой стороны, сокращенные сроки носят стимулирующий характер для работника.

Как и в случае с обычными сроками исковой давности, основанием для их применения является заявление второй стороны спора. Соответственно, само по себе истечение срока – не основание для отказа в принятии искового заявления. Кроме того, изучив все обстоятельства дела в их совокупности, суд может прийти к выводу о наличии оснований для восстановления пропущенного срока.

Конкретные основания для такого восстановления, не будучи установленными прямо трудовым законодательством, определяются судами в каждом конкретном случае. Так, например, если о нарушении права в виде невыплаты заработной платы работнику будет известно вне зависимости от предоставления ему расчетного листка, просто ввиду неполучения денежных средств, то вот правильное определение подсудности индивидуального спора может оказаться для него затруднительным.

В случае допущения таких процессуальных ошибок суд может пойти навстречу работнику, даже если у него была объективная возможность обратиться с заявлением в пределах установленного законом срока.

При этом юридическая неграмотность истца сама по себе не может служить достаточным основанием для восстановления пропущенного срока для обращения в суд, равно как и никогда не будет таким основанием некомпетентность привлеченного истцом представителя – юриста.

Балансируя между противоречивыми интересами двух сторон трудовых отношений, суды могут счесть достаточными для восстановления пропущенного срока следующие обстоятельства:

  • неверное определение истцом-работником территориальной подсудности, при условии обращения в суд в пределах установленного законом срока (апелляционные определения Саратовского областного суда от 28 июня 2018 г. по делу № 33-4712/2018, Санкт-Петербургского городского суда от 30 мая 2017 г. № 33-9457/2017 по делу № 2-552/2017);
  • своевременное обращение работника с письменным заявлением о нарушении его трудовых прав в органы прокуратуры, в государственную инспекцию труда, которыми в отношении работодателя было принято соответствующее решение об устранении нарушений трудовых прав работника, вследствие чего у работника возникли правомерные ожидания, что его права будут восстановлены во внесудебном порядке (определение Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 12 августа 2019 г. № 18-КГ19-49).

Кроме того, не так давно судебная практика Верховного Суда РФ сформулировала еще одно обстоятельство, которое может быть рассмотрено в качестве уважительной причины для пропуска срока на обращение в суд, а именно – неверное формулирование требований в исковом заявлении к работодателю.

Так, в Определении судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда РФ от 7 октября 2019 г. № 49-КГ19-33 судом была рассмотрена ситуация, когда работник изначально в рамках предусмотренного ст. 392 ТК РФ срока обратился в суд с заявлением о признании увольнения незаконным. Исковое заявление было удовлетворено судом. Тем не менее в восстановлении на ранее занимаемой должности работодателем истцу было отказано ввиду того, что такое требование не было заявлено истцом и не рассматривалось судом.

В дальнейшем, получив отказ работодателя, истец обратился в суд повторно уже с требованием о восстановлении в ранее занимаемой должности. Работодатель, в свою очередь, заявил о пропуске им срока для подачи заявления.

Формально заявление работодателя было верным, так как с момента рассмотрения судом первоначального требования срок для обращения в суд с новым требованием истек.

Нижестоящие суды пришли к выводу о пропуске истцом установленного законом месячного срока для разрешения индивидуального трудового спора. Верховный Суд РФ, изучив материалы дела отметил, что сама по себе неправомерность увольнения работника была установлена вступившим в силу решением суда. Соответственно, дальнейшие ожидания работника об устранении нарушения его трудовых прав и их восстановлении в полном объеме были правомерными.

В данном случае, отходя от формальной позиции, Верховный Суд РФ в очередной раз встал на защиту интересов работника, тем самым дополнив перечень случаев, когда судам следует принимать в качестве уважительных причин для пропуска срока на обращение в суд обстоятельства, вытекающие из юридической неграмотности работников.