17.02.20. Защита прав вкладчика. Правовые риски при нестандартном начислении процентов по банковскому вкладу. АГ.

Защита прав вкладчика

Правовые риски при нестандартном начислении процентов по банковскому вкладу
Севастьянова Юлия
Севастьянова Юлия

Адвокат АП Волгоградской области, к.ю.н.
Материал выпуска № 3 (308) 1-15 февраля 2020 года.

Продолжаем публиковать цикл статей, посвященных вопросам защиты прав потребителей на рынке финансовых услуг. Современная банковская практика изобилует предложениями нестандартного начисления процентов по вкладу: «проценты вперед», «лестничное начисление» и т. д. На примерах из судебной практики автор статьи рассмотрит проблемы, с которыми могут столкнуться вкладчик и его адвокат при нестандартных вариантах начисления процентов.

Читайте также комментарии к данному материалу юриста Юридической фирмы Art De Lex Анны Хрисанфовой, юриста Юридической компании «Глазунов и Семенов» Дарьи Решетило и управляющего партнера юридической компании «Позиция Права» Егора Редина.

Согласно п. 3 ст. 839 ГК РФ, если иное не предусмотрено договором банковского вклада, проценты на сумму банковского вклада выплачиваются вкладчику по его требованию по истечении каждого квартала отдельно от суммы вклада, а невостребованные в этот срок проценты увеличивают сумму вклада, на которую начисляются проценты. Если мы обратимся к наиболее популярным интернет-поисковикам финансовых услуг1, то убедимся, что банкиры предлагают широкий спектр вариантов начисления процентов: «проценты вперед», «лестничные вклады» и т. д. Практика показывает, что нестандартные способы начисления процентов не всегда являются безопасными для розничного инвестора. Рассмотрим более подробно соответствующие правовые риски.

«Проценты вперед»

При данном варианте начисления процентов их выплата за весь срок размещения вклада осуществляется единовременно в первый рабочий день, следующий за днем зачисления суммы вклада на счет по вкладу, либо в день заключения договора. Казалось бы, очень привлекательный вариант, который позволяет розничному инвестору незамедлительно получить желаемый доход. Однако крупные игроки банковского рынка практически не используют подобную схему. Как правило, такой вид вклада предлагают малоизвестные, небольшие кредитные организации. Судебная практика изобилует примерами, когда такие финансовые организации в преддверии отзыва лицензии внедряли вклад по схеме «проценты вперед». После того как у банка была отозвана лицензия, Агентство по страхованию (АСВ) вкладов выплачивало страховое возмещение не в полном объеме. Вкладчики пытались оспорить действия АСВ в суде, но проигрывали тяжбы.

Давайте разберемся, по какой причине суды единогласно приходили к выводу, что розничные инвесторы, заключившие договор банковского вклада по схеме «проценты вперед», не имеют право на страховое возмещение в размере 100% денежных средств, внесенных во вклад.

Пример. Вкладчик обратился в суд с иском к банку об обязании исключить из реестра указание на наличие встречной задолженности перед кредитной организации, ссылаясь на то, что после отзыва лицензии банк составил и направил в АСВ реестр с указанием наличия задолженности банка перед банком, в связи с чем страховое возмещение было выплачено ему в меньшем размере. Суд установил, что проценты на вклад за весь срок действия договора были получены вкладчиком в день заключения договора. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд первой инстанции исходил из того, что после отзыва лицензии прекращается начисление предусмотренных договором процентов, в связи с чем полученные истцом вперед проценты правомерно были учтены банком как задолженность вкладчика и размер возмещения по вкладам был определен в реестре, исходя из разницы между суммой обязательств банка перед вкладчиком и суммой встречных требований данного банка к вкладчику, возникших до дня наступления страхового случая.

В подтверждение данного вывода было приведено следующее правовое обоснование. В силу п. 1 ч. 1 ст. 8 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации» (далее – ФЗ № 177-ФЗ) страховым случаем признается, среди прочего, отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций в соответствии с Федеральным законом «О банках и банковской деятельности». В соответствии с ч. 3 ст. 6 вышеуказанного Закона банки обязаны в том числе вести учет обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчику, обеспечивающий готовность банка сформировать при наступлении страхового случая, а также на любой день по требованию Банка России (в течение семи календарных дней со дня поступления в банк указанного требования) реестр обязательств банка перед вкладчиками в порядке и по форме, которые устанавливаются Банком России по предложению Агентства.

Банк, в отношении которого наступил страховой случай, обязан обеспечить формирование реестра обязательств на основании учета обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчикам и представить реестр обязательств в АСВ. В соответствии с ч. 7 ст. 11 ФЗ № 177-ФЗ, если банк, в отношении которого наступил страховой случай, выступал по отношению к вкладчику также в качестве кредитора, размер возмещения по вкладам определяется исходя из разницы между суммой обязательств банка перед вкладчиком и суммой встречных требований данного банка к вкладчику, возникших до дня наступления страхового случая.

В соответствии с п. 2 ч. 9 ст. 20 Федерального закона от 2 декабря 1990 г. № 395–1 «О банках и банковской деятельности» с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций прекращается начисление предусмотренных федеральным законом или договором процентов и финансовых санкций по всем видам задолженности кредитной организации, за исключением финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитной организацией своих текущих обязательств.

Согласно заключенному между сторонами договору при досрочном расторжении договора не по вине банка производится перерасчет процентов: ранее выплаченные проценты банк удерживает из суммы вклада и начисляет проценты по ставке вклада до востребования за фактическое нахождение денежных средств во вкладе. Учитывая вышеизложенное, суд пришел к выводу, что после отзыва лицензии прекращается начисление предусмотренных договором процентов, в связи с чем полученные вкладчиком вперед проценты были учтены банком как задолженность вкладчика2. Подобная судебная практика носит неединичный характер. Правоприменительные органы высказывают вывод о том, что при исчислении размера возмещения по вкладу сумма страхового возмещения должна быть уменьшена на сумму процентов, излишне начисленных вперед за период после отзыва лицензии у банка, в связи с чем разница между суммой процентов по вкладу за предполагаемый и фактический срок размещения вклада выплате вкладчику не подлежит3.

«Размер процентов по вкладу выше базового уровня доходности вкладов»

В соответствии с ч. 7.2 ст. 36 ФЗ № 177-ФЗ Банк России определяет базовый уровень доходности вкладов для целей установления банков, уплачивающих дополнительную ставку или повышенную дополнительную ставку страховых взносов в фонд обязательного страхования вкладов. Допущенное банком в течение любого месяца квартала хотя бы по одному вкладу превышение базового уровня доходности вкладов в размере от 2 до 3 или более чем на 3 процентных пункта годовых влечет признание банка соответствующим критериям уплаты дополнительной или повышенной дополнительной ставки страховых взносов (ч. 8 ст. 27 и ч. 7.4, 7.5, 10 ст. 36 ФЗ № 177-ФЗ). Банк России ежемесячно публикует на своем официальном сайте базовый уровень доходности вкладов.

Возникает вопрос, чем рискует вкладчик, если банк привлекает денежные средства по договору банковского вклада на условиях доходности в размере, отличном от базового уровня доходности вкладов? Сам ЦБ РФ официально заявляет на своем сайте, что привлечение банком денежных средств по договору банковского вклада (счета) при его заключении (изменении, продлении) на условиях доходности (полная стоимость вклада) в размере, отличном от соответствующего базового уровня доходности вкладов для текущего месяца, не свидетельствует о нарушении им требований законодательства4.

Однако судебная практика позволяет сделать вывод о том, что все же существуют определенные риски на стороне вкладчика. Как правило, такие риски связаны с тем, что кредитные организации первоначально заключают договор банковского вклада под процент, соответствующий базовому уровню доходности вкладов. Но впоследствии по мере изменения (уменьшения) базового уровня доходности вклада отказывают вкладчикам в довнесении денежных средств на вклад. Обосновывая отказ тем, что предпринятые меры обусловлены необходимостью соблюдения базового уровня доходности вкладов и поддержания оптимального уровня привлечения денежных средств населения, а также повышением надежности функционирования банка в условиях сложившейся экономической ситуации (в том числе кризиса рынка кредитования и сложной ситуации как в сфере производства, так и в финансовой сфере), отсутствием возможности размещать привлекаемые дорогие средства населения в высокодоходные финансовые инструменты.

Розничным инвесторам приходится в судебном порядке отстаивать право на внесение денежных средств во вклад, а также взыскивать упущенную выгоду в виде неполученных процентов за период, когда деньги в качестве дополнительного взноса должны были быть причислены к сумме вклада. Судебная практика располагает примерами, когда вкладчики добивались в судебном порядке защиты нарушенных прав5.

«Индивидуальный размер процентов для вкладчика»

О рисках эксклюзивного банковского обслуживания мы рассказывали в статье «Оборотная сторона привилегий»6. Основной риск связан с тем, что суды рассматривают индивидуальное обслуживание как доказательство способности клиента диктовать свои условия кредитной организации, что лишает его гарантий, предоставляемых законодательством о защите прав потребителей. Кроме того, если у банка отозвана лицензия, а эксклюзивный вклад признан «зареестровым», то это само по себе усложняет доказывание фактически сложившихся финансовых отношений между вкладчиком и кредитной организацией. В результате суд может квалифицировать вкладные отношения в качестве договора займа – это означает, что в рамках дела о банкротстве кредитной организации требования розничного инвестора будут включены не в первую, но в третью очередь реестра.

В защиту привилегированных вкладчиков можно привести выводы ВС РФ, которые он высказал 25 апреля 2019 г. в определении № 305-ЭС17–10167(6):

  • на вкладчика не должна возлагаться обязанность соотнесения предлагаемой ему формы проекта договора банковского вклада с типовой формой, информация о которой имеется на сайте банка либо во внутренней документации;
  • подход, заключающийся в необходимости позаботиться о получении информации о том, соответствует договор банковского вклада типовым формам, применяемым банком, возлагает на граждан-вкладчиков излишне строгий стандарт осмотрительности при заключении соответствующих договоров, что не может быть признано отвечающим целям законодательного регулирования.

«Проценты под условием»

В связи со значительным снижением процентных ставок по договорам банковского вклада финансисты позволяют себе обусловливать их высокий размер наличием заключенного договора инвестиционного (накопительного) страхования жизни либо поддержанием вкладчиком определенного уровня оборотов по банковским счетам.

Как соотносится подобная практика с положением п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей, в котором отмечено, что запрещается обусловливать приобретение одних услуг обязательным приобретением иных товаров, услуг?

Судебная практика по данной категории дел пока немногочисленная.

Пример. Рассмотрим спор между банком и Роспотребнадзором, который утверждал, что заключение договора банковского вклада под условием страхования жизни нарушает п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей. Однако суд не усмотрел противозаконных проявлений в действиях финансистов. Поскольку в отношении потребителей, желающих заключить с банком договор вклада без страхования, применялись различные иные вклады без обязанности страхования жизни. Следовательно, суд пришел к выводу, что решение банка о принятии от потребителя денежных средств во вклад не обусловлено обязательным заключением договора страхования своей жизни и здоровья. При этом разница процентных ставок по вкладам со страхованием и без него является разумной (0,75%)7.

В другом споре наличие договора банковского вклада было обусловлено заключением договора комплексного банковского обслуживания. Роспотребнадзор счел, что такая практика нарушает п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей. Кредитная организация попыталась сослаться на разъяснения, содержащиеся в п. 9 информационного письма ВАС РФ от 19 сентября 2011 г. № 146. В данном документе указано, что п. 2 ст. 16 Закона о защите прав потребителей не охватывает случаи, когда услуга, связанная с другой оказываемой потребителю услугой, оказывается бесплатно. При заключении договора банковского вклада заключение договора комплексного обслуживания осуществляется безвозмездно. Следовательно, по мнению финансистов, условие о заключении договора банковского вклада при наличии бесплатного договора комплексного обслуживания не нарушает права потребителя. Суд отказался принимать доводы кредитной организации в качестве юридически значимых, поскольку установил, что предусмотренные договором комплексного обслуживания банковские услуги оказываются за плату, которая определялась по сборнику тарифов8.

Если обратиться к мнению экспертов, то некоторые из них считают, что в договоре банковского вклада может быть предусмотрено, что высокая процентная ставка гарантируется только при условии соблюдения вкладчиком объема расходных операций по банковскому счету9.

Резюмируя, можно сделать вывод, что правомерность заключения договора банковского вклада под условием предоставления иных услуг – ИСЖ/НСЖ; открытие банковского счета и поддержание определенных оборотов денежных средств; наличие договора комплексного банковского обслуживания и т. д. – пока до конца не осмыслена юристами, которые на уровне теории и практики высказывают диаметральные выводы.

«Минимальная гарантированная ставка по банковскому вкладу»

Центральный банк РФ обратил внимание на то, что в настоящий момент на рынке банковских услуг участились случаи предложения кредитными организациями размещения денежных средств физическими лицами во вклады (на счета), условия которых предусматривают возможность увеличения процентной ставки в случае соблюдения вкладчиками определенных условий, предусмотренных договором банковского вклада. Такими условиями могут выступать, например, заключение с банком иных договоров и (или) согласие на оказание вкладчику иных услуг за отдельную плату.

По мнению мегарегулятора, такие действия финансистов являются законными, но со стороны кредитных организаций могут повлечь риск введения потребителя финансовых услуг в заблуждение в отношении реальной доходности банковских вкладов, а также затруднить выбор условий вкладов, наиболее полно удовлетворяющих потребности вкладчика.

В целях защиты интересов вкладчиков Банк России в информационном письме от 23 января 2019 г. № ИН‑06–59/3 рекомендовал кредитным организациям при заключении с физическими лицами, в том числе индивидуальными предпринимателями, договора банковского вклада доводить до вкладчиков информацию о минимальной гарантированной ставке, формула расчета которой приведена в письме.

Кроме того, Банк России отмечает, что рассчитанное по договору банковского вклада значение минимальной гарантированной ставки рекомендуется размещать в квадратной рамке (не менее 5% площади первой страницы договора банковского вклада) в правом верхнем углу на первой странице договора банковского вклада и наносить соответственно цифрами и прописными буквами черного цвета на белом фоне четким, хорошо читаемым шрифтом максимального размера из используемых на этой странице размеров шрифта. В целях более полного информирования потребителя финансовых услуг об условиях предлагаемых кредитной организацией банковских продуктов, а также исключения случаев искажения смысла доводимой до потребителя информации и/или введения его в заблуждение о минимальной гарантированной ставке рекомендовано кредитным организациям при доведении информации об условиях размещения денежных средств физическими лицами, включая размещение указанной информации на официальном сайте кредитной организации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет», а также в материалах рекламного характера, указывать значение (значения) минимальной гарантированной ставки10.

Таким образом, Банк России, с одной стороны, ввел новый правовой термин в гражданский оборот – минимальная гарантированная ставка по вкладу, но с другой стороны, не установил какую-либо юридическую ответственность за недоведение до вкладчика указанной информации. Учитывая, что представители иных ветвей власти также безмолвствуют на данный счет, скорее всего, именно адвокатам придется понуждать банкиров соблюдать предписания ЦБ РФ в части доведения до сведения вкладчика минимальной гарантированной ставки по вкладу.


1 https://www.banki.ru/; https://www.sravni.ru/

2 Апелляционное определение Санкт-Петербургского городского суда от 6 октября 2015 г. № 33–16421/2015 по делу № 2–1506/2015.

3 Апелляционные определения Мосгорсуда от 23 октября 2015 г. по делу № 33–38623/2015; от 16 октября 2015 г. по делу № 33–25535/2015 и т. д.

4 Там же.

5 Апелляционные определения Мосгорсуда от 30 ноября 2017 г. по делу № 33–41134/2017; от 24 августа 2016 г. по делу № 33–29883/2016.

6 Севастьянова Ю.В. Оборотная сторона привилегии // АГ. 2018. № 3–4.

7 Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 19 сентября 2018 г. № 01АП‑6517/2018 по делу № А43–10137/2018.

8 Постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 5 июня 2018 г. № 17АП‑6206/2018-АКу по делу № А50–3860/2018.

9 Бычков А. И. Консультация эксперта для СПС «КонсультантПлюс», 2019 г., номер в информационной базе 187269.

10 Информационное письмо Банка России от 23 января 2019 г. № ИН‑06–59/3 «О доведении кредитными организациями до клиентов информации о минимальной гарантированной процентной ставке по вкладу (счету)».