17.06.20. Вправе ли юрист, работающий у ИП, претендовать на получение статуса адвоката? АГ. НОВОСТИ.

Концепция регулирования рынка юрпомощи об этом умалчивает
Земляницина Дарья
Земляницина Дарья

Адвокат АП Омской области, член Совета молодых адвокатов

За почти два десятилетия своего существования Закон об адвокатуре неоднократно претерпевал изменения, связанные с развитием правовых доктрин и политики, проводимой государством и адвокатской корпорацией. Однако он и по сей день требует существенных корректив, отвечающих современным вызовам.

В 2017 г. Министерство юстиции РФ подготовило проект распоряжения Правительства РФ об утверждении Концепции регулирования рынка профессиональной юридической помощи, цель которого – формирование единой правовой основы предоставления юридических услуг в России (по сути, введение «адвокатской монополии»).

Проект предусматривает постепенный переход лиц, оказывающих юридическую помощь, в адвокатуру путем сдачи упрощенного квалификационного экзамена.

В Концепции предлагается, что «квалификационный экзамен в упрощенном порядке может быть предусмотрен для всех лиц, имеющих высшее юридическое образование, полученное в Российской Федерации или Союзе ССР, либо ученую степень в области юриспруденции и стаж работы по юридической специальности не менее пяти лет в организациях (либо в качестве индивидуальных предпринимателей по этому виду деятельности), оказывающих юридические услуги на территории Российской Федерации».

Статья 9 Закона об адвокатуре содержит перечень требований к претендентам на статус адвоката, где помимо прочего указано наличие стажа работы по юридической специальности не менее двух лет либо стажировка в адвокатском образовании в установленные законом сроки.

Виды работы по юридической специальности с учетом положений ст. 6 Закона об адвокатуре можно, полагаю, разделить на четыре группы:

  • требующие наличия специального статуса (деятельность в качестве судьи, нотариуса, адвоката, помощника адвоката);
  • работа на требующих высшего юридического образования государственных должностях в федеральных органах государственной власти, органах государственной власти субъектов Федерации, иных госорганах; должностях в существовавших до принятия действующей Конституции РФ государственных органах СССР, РСФСР и РФ, находившихся на территории РФ; муниципальных должностях; должностях в органах Судебного департамента при Верховном Суде РФ;
  • работа на требующих высшего юридического образования должностях в научно-исследовательских учреждениях либо в качестве преподавателя юридических дисциплин в профессиональных образовательных организациях, образовательных организациях высшего образования и научных организациях;
  • работа на требующих высшего юридического образования должностях в юридических службах организаций.

В проекте Концепции к этому списку добавлены индивидуальные предприниматели, оказывающие юридическую помощь.

Тем не менее сохранение ст. 9 Закона об адвокатуре в нынешней формулировке – даже с изменениями, предлагаемыми в проекте Концепции, – не устраняет, на мой взгляд, следующие проблемы:

  • невозможность проверки ИП, оказывающих юридическую помощь, на предмет реальности такой деятельности;
  • невозможность проверки лиц, работающих в должности, требующей высшего юридического образования в юридической службе организации, на предмет реальности осуществления такой деятельности;
  • отсутствие законодательного определения термина «юридическая служба организации» и неясность, как быть при отсутствии такого подразделения;
  • лишение лиц, работающих у индивидуального предпринимателя в качестве юриста, права сдать квалификационный экзамен на получение статуса адвоката.

Одна из задач Концепции состоит в создании условий для лишения низкоквалифицированных юристов права оказывать юридические услуги и исключении недобросовестных консультантов из профессии.

Для выполнения данной задачи, решения указанных проблем и достижения «чистоты» профессии целесообразными представляются следующие варианты.

Чтобы подтвердить реальную практику в области права, возможно дополнительно требовать от претендента предоставления решений судов, в которых данное лицо указано в качестве представителя стороны спора, а также договоры, претензии, исковые заявления, жалобы, составленные претендентом в период его работы в организации, приказы, распоряжения, вынесенные в отношении него. Также необходимо проводить по названным документам собеседование для подтверждения того, что они действительно подготовлены претендентом.

Если претендент не может представить указанные документы, к сдаче квалификационного экзамена он не допускается.

Полагаю, такие меры помогут воспрепятствовать получению статуса адвоката неквалифицированными юристами, поскольку оказание ими правовой помощи может привести к нарушению прав и законных интересов их доверителей.

Законодатель, устанавливая требования к претенденту о наличии специального стажа или прохождении стажировки, добивался того, чтобы в адвокатуру приходили лишь лица, уже имеющие знания, профессиональные навыки, опыт и понимание того, что представляет собой адвокатская деятельность. Для тех, у кого из перечисленного есть только соответствующее образование, предусмотрена возможность пройти стажировку в адвокатском образовании, которая позволит к знаниям, приобретенным в период обучения, добавить навыки, необходимые для работы адвоката. Эта возможность закреплена и в проекте Концепции.

Еще одна проблема связана с определением достаточного юридического стажа для допуска к сдаче квалификационного экзамена.

Как указывалось, в юридический стаж для приобретения статуса адвоката включается также работа в юридической службе организации в должности, требующей высшего юридического образования.

При буквальном толковании Закона об адвокатуре становится ясно, что в стаж засчитывается работа только в юридической службе юрлица. Однако законодательство не содержит термина «юридическая служба». Остается неясным, как быть, если в организации такое подразделение отсутствует. В связи с этим полагаю необходимым изложить подп. 6 п. 4 ст. 9 Закона в следующей редакции: «на требующих высшего юридического образования должностях в организациях».

Считаю также, что положения Закона об адвокатуре необоснованно лишают возможности допуска к сдаче квалификационного экзамена на присвоение статуса адвоката граждан, имеющих высшее юридическое образование, являющихся индивидуальными предпринимателями, а также лиц, работающих юристами у ИП.

Полагаю, это нарушает ч. 1 ст. 19 Конституции РФ, которой провозглашено равенство всех перед законом и судом.

В соответствии с ч. 1 ст. 37 Конституции РФ каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию. Юристы организаций, на мой взгляд, ничем не отличаются от юристов – индивидуальных предпринимателей или юристов, работающих у ИП, поэтому непонятно, чем обусловлена такая дискриминация со стороны законодателя.

Считаю, что невключение в стаж работы по юридической специальности, необходимой для приобретения статуса адвоката, трудовой деятельности в должности, требующей высшего юридического образования, в том числе у ИП нарушает принцип равенства и лишает корпорацию квалифицированных специалистов.

В проекте Концепции указанное неравенство частично устраняется путем предоставления допуска к адвокатуре индивидуальных предпринимателей, оказывающих юридическую помощь, но при этом «забыто» об их сотрудниках-юристах.

Полагаю, что решить проблему позволит внесение в Закон об адвокатуре изменений, предусматривающих допуск для сдачи квалификационного экзамена индивидуальных предпринимателей, оказывающих юридическую помощь, и лиц, работающих у ИП на должностях, требующих высшего юридического образования, с предоставлением ими внутренних документов, подтверждающих, что их должность требует высшего юридического образования, а также доказывающих факт выполнения такой работы.