18.01.2021 Проблемы осуществления и защиты прав в ООО с «закрытым» типом устава Закон.ру

Ситуации, когда учредители (участники) обществ с ограниченной ответственностью, не имея достоверного представления об организации управления в обществе, о порядке осуществления прав и т.п., впоследствии лишаются реальной возможности реализовать законные права, принять меры для из защиты, достаточно распространены в настоящее время. В частности, выбор участниками корпоративной модели управления, при которой общество действует на основании «закрытого» устава и специальные корпоративные нормы предоставляют участникам определенную свободу в установлении порядка осуществления тех или иных прав, может создать препятствие эффективной реализации в том числе прав, связанных с прекращением участия в обществе.

Данный вопрос явился предметом многих последних публикаций, комментариев совсем не случайно: корпоративный спор, рассмотренный Судебной коллегией по экономическим спорам ВС РФ (определение от 11.06.2020 г. № 306-ЭС19-24912)2, продемонстрировал наличие дефекта в системе корпоративного права, при котором формальное применение правовых норм детерминирует результат, не соответствующий социально-экономическим потребностям, – необоснованно ущемленными оказываются частные интересы.

Участник общества оспаривал условия устава общества о преимущественном праве покупки доли (части доли) в уставном капитале общества другими участниками по заранее определенной цене в размере ее номинальной стоимости (1 280 рублей) и требовал взыскать с общества действительную стоимость доли (23 923 445 рублей). Решением АС Республики Татарстан от 17.05.2019, оставленным без изменения постановлением 11ААС от 16.07.2019 и постановлением АС Поволжского округа от 07.10.2019 в удовлетворении требований отказано. ВС РФ направил дело А65-3053/2019 на новое рассмотрение.

Какую правовую позицию обозначил ВС РФ при разрешении указанного дела

1.     К уставу применимы нормы ГК РФ о сделках, в том числе о решениях собраний, и об основаниях признания их недействительными в части тех положений, которые посягают на публичные интересы либо права и охраняемые законом интересы третьих лиц (п. 2 ст. 168 ГК РФ).

2.      Положение устава общества о закреплении заранее установленной цены покупки доли в существенно отличающемся от ее рыночной стоимости и без ограничения срока действия такого условия разумным краткосрочным периодом является ничтожным, как противоречащее существу законодательного регулирования.

Какие выводы можно сделать в результате анализа проблемы

1. Обозначенный ВС РФ правовой подход не может стать «общим правилом» при разрешении корпоративных споров, поскольку:

– возможность признания не соответствующими закону условий устава, а также решений собраний общества на основании применения норм о ничтожности сделок сформирует неопределенность в правоотношениях с контрагентами, которые разумно полагаются на действительность учредительного документа при вступлении в договорные отношения;

– свобода усмотрения при установлении временных пределов при осуществлении прав, касающихся приобретения или отчуждения доли в уставном капитале общества, закреплена законодательно: участники могут предусмотреть приобретение или отчуждение долей при наступлении определенных обстоятельств либо воздерживаться от отчуждения до наступления определенных обстоятельств (п. 2 ст. 21 ФЗ «Об ООО», п. 1 ст. 67.2 ГК РФ);

– участники общества могут предусмотреть порядок осуществления прав при приобретении или отчуждении доли, в том числе по определенной цене, в корпоративном договоре (договоре об осуществлении прав), при этом впоследствии они не вправе ссылаться на его недействительность в связи с его противоречием положениям устава общества (п. 4 ст. 66.3п. 7 ст. 67.2 ГК РФ);

– исправление правового противоречия в корпоративном регулировании посредством применения норм обязательственного права не устранит дефектность, а лишь усугубит проблему.

2. Общество с ограниченной ответственностью как один из видов корпоративной организации отличается именно тем, что позволяет учредителю (участнику) вернуть вложенный капитал путем выдела принадлежащей доли имущества или выплаты ее денежного эквивалента. Право выхода из общества привлекает бизнесменов к этой форме предпринимательской деятельности, поскольку фактически означает возможность возврата вложенных инвестиций.3

В обществах с «закрытыми» уставами, когда:

– выход из общества запрещен (ст. 26 ФЗ «Об ООО»);

– отчуждение доли (части доли) третьим лицам запрещено (п. 2 ст. 23 ФЗ «Об ООО»)

или на отчуждение доли (части доли) другим участникам или третьим лицам необходимо получить согласие (п. 2 ст. 23 ФЗ «Об ООО»);

– на переход доли (части доли) наследникам, правопреемникам требуется получить согласие (п. 5 ст. 23 ФЗ «Об ООО»);

– уставом предусмотрено преимущественное право покупки доли в уставном капитале ООО другими участниками (или участниками и обществом) по правилам и в сроки, определяемые уставом, или по правилам, установленным законом (п. 4, 5 ст. 21 ФЗ «Об ООО»),

участнику реализовать такое право – прекратить участие в обществе – весьма затруднительно.

Так, участник общества, устав которого включает условия о преимущественном праве покупки доли (части доли) в уставном капитале ООО другими участниками не по цене предложения третьему лицу, а по заранее определенной уставом цене (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО»), может оказаться в такой же ситуации, как сторона корпоративного спора, указанного выше: заранее определенная уставом общества цена установлена в размере номинальной стоимость доли в уставном капитале этого общества (1 280 рублей), значительно отличающейся от действительной стоимости доли (23 923 445 рублей).

3. По сути, пределы самостоятельности участников общества при установлении порядка осуществления преимущественного права неограниченны, чем посягают на саму сущность субъективного права участия.

Нельзя не признать, что правовое положение, при котором в соответствии с установленным в обществе порядком заранее определенная уставом общества цена продажи доли в уставном капитале ООО значительно ниже реальной цены, не может обеспечить необходимые условия для полноценной реализации субъективного права участника, и отвечать объективной заинтересованности в удовлетворении имущественного интереса.

В то же время, исходя из основных начал гражданского законодательства, субъективные права сторонами правоотношений осуществляются своей волей и в своем интересе (п. 2 ст. 1 ГК РФ), включая в свое содержание не только правомочия на собственные действия, но и правомочия требования определенного поведения от обязанных лиц, а также правомочия на защиту, что предполагает такое правовое регулирование, при котором осуществление данного права не должно быть сопряжено с риском, связанным с невозможностью удовлетворить имущественный интерес, и отсутствием механизмов для его защиты.

Раскрыть сущность правового дисбаланса в системе корпоративных норм можно в рамках теории секундарных прав. Преимущественные права участника общества, будучи правами юридической возможности, по своей природе сходны с секундарными (имея, конечно, дифференцирующие признаки). Они еще не субъективное право, но уже нечто большее, чем правоспособность. 4 У участника общества, уставом которого предусмотрено условие о преимущественном праве покупки доли (части доли) в уставном капитале общества, может появиться конкретная возможность совершения действий по покупке доли (части доли), принадлежащей другому участнику, на преимущественных условиях. Появление такой возможности (возникновение права выбора дальнейшего поведения) поставлено в зависимость от определенного юридического факта – получение оферты (предложения о продаже) от другого участника. Если процесс осуществления субъективного права на прекращение участия осложнен и воля участника вовне не находит выражения, поскольку для формирования предложения о продаже нет условий, удовлетворяющих имущественным интересам, то и не может быть реализовано преимущественное право на покупку доли (части доли) у другого участника.

4. На проблему правового регулирования при определении достоверности стоимости доли в уставном капитале общества обращали внимание исследователи еще до реформы корпоративного законодательства.5 Между тем мнения многих цивилистов не были учтены при внесении изменений в корпоративное законодательство.

В идеале для решения обозначенной проблемы необходимо законодательно изменить порядок осуществления преимущественного права покупки доли (части доли): отказаться от твердой цены, обязать указывать способ перерасчета цены в зависимости от конъюнктуры рынка, способ определения цены, как например:

1) определение цены независимым оценщиком;

2) определение цены в размере действительной стоимости доли, устанавливаемой по данным бухгалтерского учета;

3) определение цены, исходя из балансовой стоимости активов общества на последнюю отчетную дату;

4) определение цены, исходя из рыночной стоимости чистых активов общества.

В соответствии с действующим законодательством порядок осуществления преимущественного права покупки доли (части доли) по заранее определенной цене, в том числе изменения размера цены или порядка ее определения (если именно такой вариант приемлем), можно предусмотреть в уставе общества при его учреждении или при внесении изменений в устав обществ по решению общего собрания участников, принятому всеми участниками единогласно (п. 4 ст. 21 ФЗ «Об ООО»).

При выборе модели структурирования, когда в уставе корпорации условия о преимущественном праве покупки доли (части доли) по заранее определенной цене четко регламентируется указанием на один из перечисленных способов определения цены, а также правилами перерасчета цены, осуществление преимущественного права покупки доли не будет противоречить законодательному регулированию и не создаст препятствий для реализации участником права на прекращение участия в обществе.

5. В том случае, если ООО действует не на основании утвержденного учредителями (участниками) устава, а на основании одного из 36 типовых уставов, утвержденных приказом Минэкономразвития России от 01.08.2018 г. № 411, (данные сведения будут содержаться в ЕГРЮЛ), внимания требуют такие уставы, как № 6, № 12, № 18, № 24, № 30, № 36.

_______________

1. В заголовке использована цитата из поэмы М.Ю. Лермонтова «Мцыри».

2. П. 15 Обзора судебной практики ВС РФ № 3(2020), утвержденного Президиумом ВС РФ 25.11.2020 г.

3. Бирюков Д.О, Гуркин А.С., Ильютченко Н.В., Копытин Д.А., Лаутс Е.Б., Филиппова С.Ю., Шиткина И.С. Настольная книга руководителя организации: правовые основы (под ред. д.ю.н. И.С. Шиткиной). М.: Юстицинформ, 2015 г.

4. Аюшеева И.З., Богданова Е.Е., Булаевский Б.А., Малеина М.Н., Микрюков В.А., Микрюкова Г.А., Моргунова Е.А., Сойфер Т.В., Соменков С.А., Суворов Е.Д., Тягай Е.Д. Гражданское право (учебник; в двух томах, том первый; под ред. д.ю.н., проф. Е.Е. Богдановой). М.: Проспект, 2020 г.

5. См., н-р.: Фатхутдинов P.C. Уступка доли в уставном капитале ООО: теория и практика. М.: Волтерс Клувер, 2009.