18.03.20. К вопросу о расширении компетенции суда присяжных. АГ. ДРУГИЕ МНЕНИЯ.

К вопросу о расширении компетенции суда присяжных

На какие составы преступлений ее следует распространить и почему
Герасимов Николай
Герасимов Николай

Адвокат АП Республики Башкортостан

Институт суда присяжных в России имеет не такую давнюю историю, как может показаться на первый взгляд.

Впервые он был введен в систему российского судопроизводства в ходе судебной реформы 1864 г. По судебным уставам того времени присяжным были подсудны все уголовные дела, за которые законом предусматривались наказания, связанные с «лишением или ограничением прав состояния». Формировались коллегии присяжных по сословному признаку – представители низших сословий получали меньшее количество мест, чем лица из привилегированных классов. В таком виде суд присяжных просуществовал до 1917 г., когда был полностью отменен Декретом о суде.

Возможность рассмотрения дел судом с участием присяжных заседателей вернулась в российское законодательство в 1993 г., когда в УПК РСФСР были внесены соответствующие изменения, впоследствии сохранившиеся в УПК РФ.

Таким образом, история суда присяжных в России насчитывает менее 80 лет, из которых период его действия в современном государстве составляет всего 27 лет.

Разумеется, за такой небольшой по историческим меркам период вряд ли могли сформироваться устойчивые традиции, правила, а также своего рода «привычка» граждан и представителей профессионального юридического сообщества (в том числе судейского) к рассмотрению дел с участием присяжных, тем более что даже на протяжении этого короткого периода в отраслевое законодательство неоднократно вносились существенные изменения.

Так, поправками, внесенными в уголовно-процессуальное законодательство с 2008 по 2015 г., был существенно сужен круг уголовных дел, которые могут быть рассмотрены с участием присяжных. Например, из юрисдикции суда присяжных были выведены дела о терроризме, организации массовых беспорядков, государственной измене, шпионаже, насильственном захвате либо удержании власти, вооруженном мятеже, диверсии, коррупции, преступлениях против половой неприкосновенности. Полагаю, это было связано в первую очередь с желанием государства избежать возможных оправдательных приговоров по делам особой важности, где таких приговоров быть не должно.

Убежден, что многие граждане России, которые потенциально могут войти в состав коллегии присяжных, понимают, что далеко не всегда уголовные дела возбуждаются из стремления оградить общество и государство от преступного посягательства и привлечь к ответственности лицо, совершившее преступление. Это заставит таких граждан особенно внимательно и подробно исследовать обстоятельства дела и доказательства, представленные сторонами обвинения и защиты, что может привести к несоразмерно большому количеству оправдательных приговоров, особенно учитывая, что качество проведения предварительного расследования, по моему мнению, нередко оставляет желать лучшего, а для судов характерен обвинительный уклон.

К сожалению, до настоящего времени оправдательный приговор остается для подавляющего большинства сотрудников правоохранительных органов и судов своеобразным «браком в работе», который нельзя допускать практически ни при каких обстоятельствах, что, очевидно, в большей степени и объясняет их ничтожно малое количество в российской судебной практике.

Как следует из статистики Судебного департамента при Верховном Суде РФ, на протяжении всего периода работы суда присяжных в России количество оправдательных приговоров, вынесенных на основании вердикта коллегии заседателей, было существенно больше по сравнению с вынесенными профессиональными судьями.

Читайте также
Эксперты «АГ» прокомментировали предложение Вячеслава Лебедева о расширении компетенции суда присяжных
Председатель ВС РФ предложил рассматривать с участием присяжных дела о преступлениях в сфере предпринимательской деятельности, а также любые особо тяжкие преступления
12 Февраля 2020 Новости

Например, по данным статистики, которую озвучивал после выступления на совещании судей председатель ВС РФ Вячеслав Лебедев, в 2019 г. присяжные вынесли оправдательные вердикты примерно 25% обвиняемых, в 2018 г. суды присяжных районного уровня оправдали еще большую долю подсудимых – 28%. При этом профессиональными судьями в 2018 г. были оправданы лишь 0,3% подсудимых, в 2017 г. – 0,2%.

Такая существенная разница, полагаю, обусловлена рядом ключевых причин.

Во-первых, коллегия присяжных может оценить деяние, а также виновность подсудимого в его совершении с точки зрения обычного человека и приемлемых для него норм морали и этики, а также правил поведения в современном обществе.

Во-вторых, при рассмотрении уголовных дел на многие нарушения и несоответствия в версии стороны обвинения судья – в отличие от коллегии присяжных – может «закрыть глаза».

В-третьих, суд с участием присяжных, по моему убеждению, имеет больше возможностей для реализации принципа состязательности и равноправия сторон.

Разумеется, рассмотрение дела присяжными – процесс более длительный и сложный, что связано в первую очередь с процедурой формирования состава коллегии и особыми основаниями, по которым коллегия может быть распущена, а дело направлено на новое рассмотрение. Необходимо учитывать и отсутствие в российском обществе традиции участия граждан в качестве присяжных, а также нежелание некоторых из них по тем или иным причинам исполнять обязанности по отправлению правосудия, что порождает сложности с формированием коллегии. Кроме того, рассмотрение дел с участием присяжных влечет дополнительные бюджетные расходы в виде выплаты им компенсационного вознаграждения в размере 50% должностного оклада судьи данного суда пропорционально количеству дней участия присяжного в отправлении правосудия, но не менее его среднего заработка по месту основной работы за данный период.

Тем не менее убежден, что решение о расширении полномочий суда присяжных должно быть принято, так как в данном случае речь, как правило, идет о чести и достоинстве конкретного гражданина и его семьи, его свободе и иных имущественных и неимущественных правах, которые должны в приоритетном порядке охраняться государством. О необходимости расширения юрисдикции суда присяжных в России говорили давно, в 2016 г. была проведена реформа, в результате которой появилась возможность организации коллегий присяжных в районных судах, а также рассмотрения присяжными дел по дополнительным составам преступлений (убийство и причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего).

Читайте также
Президент России прислушался к Генри Резнику
В утвержденном перечне поручений по итогам встречи с членами СПЧ содержится указание на рассмотрение вопросов о наделении стороны защиты правом назначать судебную экспертизу и о расширении полномочий суда присяжных
30 Января 2020 Новости

30 января 2020 г. был опубликован список поручений Президента России Владимира Путина, одним из которых стала рекомендация Верховному Суду РФ рассмотреть вопрос о расширении составов преступлений, дела по которым могут рассматриваться с участием присяжных заседателей. Юридическим сообществом данная новость была воспринята более чем положительно.

Очевидно, что суды присяжных имеют возможность более объективно и беспристрастно оценить все обстоятельства дела и вынести справедливый вердикт – присяжные в подавляющем большинстве не обременены специфическими юридическими знаниями, не связаны служебными или иными обязательствами и могут рассмотреть дело на основании исключительно своего житейского опыта и представлений о морали и нравственности. Кроме того, именно они, по моему мнению, могут понять и оценить жизненную ситуацию подсудимого, «примерить» ее на себя и решить, виновен ли он в инкриминируемом преступлении.

Исходя из этого, возникают вопросы, на какие именно составы преступлений в связи с предстоящей реформой будет распространена юрисдикция суда присяжных, а также не претерпит ли данный институт изменений, которые сведут к минимуму все его положительные качества?

На мой взгляд, судам присяжных, безусловно, помимо иных следует также предоставить возможность рассматривать уголовные дела, связанные с предпринимательской и иной экономической деятельностью, с оборотом наркотических средств и оружия, а также дела коррупционной направленности, о мошенничестве и т.п., поскольку именно по данным составам преступлений уголовные дела нередко возбуждаются по фактам, констатированным в результате провокации со стороны сотрудников правоохранительных органов или иных лиц, либо, например, в качестве уголовно наказуемого деяния рассматривается обычная предпринимательская деятельность, оцениваемая силовыми структурами по совершенно иным критериям, нежели разумное и добросовестное поведение хозяйствующего субъекта.

Более того, с моей точки зрения, правом на рассмотрение уголовного дела судом присяжных должно обладать лицо, обвиняемое практически по любому составу преступлений средней тяжести, тяжких или особо тяжких.

Убежден, что подсудимый должен сам решать, каким судом – профессиональным или с участием присяжных – будет рассматриваться его дело. Если обвинение обоснованно, расследование проведено в соответствии с законом, а подсудимый согласен с предъявленным обвинением, рассмотрение дела профессиональным судьей может повлечь для подсудимого более «мягкий» приговор. Если же человека пытаются привлечь к уголовной ответственности незаконно, полагаю, его шансы доказать невиновность при рассмотрении дела судом присяжных несравненно выше.