18.03.2021 Верховный суд разрешил унаследовать незарегистрированный дом право.ру

Владелица дома и участка не оформила его при жизни. А после ее смерти нотариус не выдал внуку свидетельство о праве на наследство. То, что имущество принадлежит бабушке, подтверждала только выписка из хозяйственной книги. Три инстанции решили, что она не является правоустанавливающим документом. Можно ли с помощью выписки доказать право на имущество, разбирался Верховный суд.

Участок без регистрации

Алла Коблева* была владелицей дома и участка площадью 1500 кв.м в пригороде Новороссийска, станице Раевская. Но она так и не получила правоустанавливающих документов. То, что дом и участок принадлежали Коблевой, подтверждала только хозяйственная книга, которая хранилась в администрации сельского округа. Там было сказано, что «домовладение 1963 года постройки записано в материалах Раевского сельского Совета на праве личной собственности за Коблевой».

Когда в мае 2013 года женщина умерла, ее внук Александр Коблев* захотел принять наследство, но столкнулся с проблемами. Поскольку право бабушки на дом и участок он смог подтвердить только выпиской из хозяйственной книги, которую выдала администрация сельского округа. Нотариус сочла, что такого подтверждения мало, и отказалась выдавать свидетельство о праве на наследство. Наследник обратился в суд.

Три инстанции: Приморский районный суд НовороссийскаКраснодарский краевой суд и Четвертый кассационный СОЮ – отказали в иске. Они согласились, что представленная истцом выписка из хозяйственной книги не является правоустанавливающим документом, то есть не может подтвердить право собственности наследодателя на недвижимость.

ВС о регистрации имущества

Коллегия Верховного суда под председательством судьи Александра Кликушина решила, что суды допустили ошибку, отказавшись включать дом и участок в наследственную массу.

В определении по делу № 18-КГ20-91-К4 ВС указывает, что в конце января 1998 года в силу вступил закон о госрегистрации прав на недвижимость № 122-ФЗ , действовавший до января 2017 года. Затем его сменил закон № 218. П.1 ст. 6 этого закона предусматривает: права на недвижимость, возникшие до вступления в силу закона № 122-ФЗ о регистрации недвижимости, признаются действительными при отсутствии их госрегистрации. Госрегистрация таких прав проводится по желанию их обладателей.

Таким образом, если право на недвижимость – в данном случае на спорный жилой дом – возникло до 31 января 1998 года (вступление в силу закона № 122-ФЗ), то момент возникновения такого права не связан с его госрегистрацией. Такое право признается юридически действительным и без госрегистрации.

Нижестоящие суды проигнорировали эти положения. ВС отметил, что им следовало выяснить значимые обстоятельства: например, когда у Коблевой возникло право собственности на дом, произошло ли это до вступления в силу закона № 122-ФЗ или после, на каком правовом основании возникло право – была ли это новая постройка, купля-продажа и так далее.

Также суды никак не оценили указание в выписке на то, что дом принадлежит Коблевой на праве личной собственности. Возникшие еще в советское время похозяйственные книги учитывали дома в личной собственности, напомнил ВС.  «Выписка из похозяйственной книги относится к числу тех документов, на основании которых право собственности на жилой дом, являющийся личной собственностью хозяйства, могло быть зарегистрировано в ЕГРН», – признал ВС и направил дело на новое рассмотрение в первую инстанцию.

Адвокат Андрей Саунин отмечает, что описанная в деле ВС ситуация встречается достаточно часто. Но на практике суды обычно признают право собственности, если есть хоть какой-то документ, подтверждающий его, в том числе выписка из домовой книги. «Раньше можно было также признать право собственности по приобретательной давности. Сейчас эта возможность поставлена под большой вопрос в связи с последним определением Конституционного суда от 11 февраля 2021 года № 186-О и постановлением 26 ноября 2020 года № 48-П», – отмечает Саунин. В определении, в частности, речь идет о том, что приобрести право собственности по давности может добросовестный владелец имущества, но отсутствие регистрации земли не означает ее бесхозность. Более того, действующее законодательство запрещает любое самовольное занятие земельного участка, указал КС: это противоправное деяние, которое влечет административные санкции. Занятие несформированного участка без правовых оснований не может быть добросовестным, отметил КС.

* Имена и фамилии участников спора изменены